Серая Рать

2

Погонщик пришёл в себя связанным, и связанным основательно — его лодыжки и кисти были намертво прикручены скотчем к старому офисному креслу, в лучших традициях криминальных боевиков. Настольная лампа светила ему в лицо, и за этой лампой скрывался чёрный силуэт хозяина дома. Или того, кто считал себя таковым.

— Очнулся? Ну что же, давай теперь познакомимся, — грубо промолвил силуэт. Судя по голосу, ему было никак не больше тридцати. — Меня зовут Патрик. А тебя как звать, образина? И что, к чертям собачьим, ты тут вынюхивал?

Пленник обезоруживающе улыбнулся:

— Вынюхивал? О нет, вы всё не так поняли, мистер! Мы с моим другом-роботом просто бродяги, сиротки без роду-племени. Вот, пришли разжиться по-соседски спиртягой — знаете, у меня день рожденья нынче, а выпить, как назло, решительно нечего… Думал нагнать добротного самогона по прадедушкиному рецепту… а вы…

— Командир, плохи дела! — в комнату вбежал взмыленный паренёк со снайперской винтовкой наперевес. — Трупаки наседают так, что мама не горюй! Всю улицу запрудили, у ребят там внизу патроны скоро кончатся. Хорошо хоть топлива в огнемёте достаточно…

— Трупаки? — Погонщик изобразил живейший интерес. («Вот уроды… Стоило отключиться на пять минут… или всё-таки часов?.. как они уже ползут к папочке за ментальной подпиткой!») — Вы хотите сказать, те самые ужасные зомби с улиц, мистер? А что будет, к примеру, если я помогу вам от них избавиться? В обмен на канистру спирта и свободу, конечно же. Для меня и моего маленького железного партнёра.

Патрик и его товарищ хмуро переглянулись.

— И без тебя справимся, не маленькие, — судя по всему, человек за лампой был в этом доме за старшего. — Посиди пока тут, потом побеседуем о тебе и о твоих манерах. Ты нам заплатишь за выбитую дверь, и лучше, чтобы кто-нибудь заплатил хорошенько за твою жизнь. Кто-нибудь, на кого ты работаешь. У тебя рожа наёмника, я за версту таких чую.

Лампа погасла. Патрик ушёл, следом за ним исчез и парнишка-стрелок. Чернокнижник остался один посреди пустой тёмной комнаты, слушая, как мертвецы скребутся о стены этажом ниже. Был ли у него план? Ни малейшего. Сперва следовало освободить руки. Затем достать нож… Ну а дальше детишки сами позаботятся о хозяевах дома, если им никто не вздумает помешать.

— Нет, Зю, ну всё-таки, как это у тебя получилось? – допытывался Рок. – Они ведь неживые!

— Они – нет, — кивнув на медлительную толпу зомби, согласилась Зузанна. Поравнявшись с очередным раздавленным мертвецом, она с размаху пнула его в висок. Сгнившая кость треснула, на асфальт выплеснулась источающая зловонный пар тёмная каша с копошащимися в ней белыми личинками.

— А вот эти – да, — указала Хозяйка Подземелий на червей-трупоедов.

— То есть… ты хочешь сказать… — изумился парень, — что твои опарыши забрались к ним в головы… и вроде как за них думают?

Девушка фыркнула, протянула руку и постучала Рокфору костяшками пальцев по лбу.

— Нет. Они не за них ду-мать. Они за тебя думать!

— Браво, малышка, — хмыкнул Корнелиус. – Я ему уже сто раз то же самое говорил, а он всё не верит.

— Но-но! – запротестовал Рок. – Я попросил бы без оскорблений! Просто мне непонятно…

— Слушай, друг любезный, тебе надо шашечки или ехать? То есть собственную армию зомби или подробное научное объяснение на шестьсот страниц мелким шрифтом с формулами, почему мёртвые мертвецы не умирают насмерть?

Приятели и их названная сестрёнка одолели хитрый лабиринт проходных дворов и остановились у солидных решётчатых ворот. Сзади покорно шаркали зомби, пищали крысы и взрыкивали бродячие псы. Белый уселся на спину Зубастому и с победительным видом раскатывал верхом среди своих бойцов, время от времени неодобрительно косясь на неживых новобранцев.

С улицы доносилось унылое загробное мычание. Время от времени сухо щёлкала снайперская винтовка, грохотал пулемёт, и что-то злобно шипело с присвистом. Донёсшаяся до подворотни вонь горелого мяса подтвердила догадку Корнелиуса насчёт огнемёта. Серьёзно Патрик окопался, ничего не скажешь.

— Сколько их там? – шёпотом спросил Корнелиус.

Рок аккуратно выглянул сквозь приоткрытую калитку и немедленно втянул голову обратно, как черепаха в панцирь.

— По-моему, все, сколько ни есть, — обнадёжил он лидера Сопротивления. – Никаких шансов, даже с Зузанниными покойниками, хотя я до сих пор не врубаюсь, как это у неё вышло. Разве что ты припрятал в кармане танковую дивизию, но на это, видно, надежда плохая… о, погоди-ка! А ну, за мной!

С этими словами Рок метнулся обратно в темноту подворотни.

— Где-то тут ведь была… – бормотал он. – Вот прямо как сейчас вижу: возвращаемся мы из «Чёртовой дюжины», затаскиваем в дымину пьяного пана Корнелиуса в квартиру Патрика по чёрной лестнице…

— Ч-что?! – поперхнулся Кор. – Ты чего несёшь? Я ничего такого не помню!

— Ещё бы ты помнил, — хмыкнул Рок, продолжая свои разыскания. – Напился, как москаль, всё подвиги совершать рвался, насилу мы с Патом тебя тогда спать уложили… так, стоп!

Нашарив в осклизлой кирпичной стене неприметную железную дверь, парень поднялся по выщербленным ступеням и постучал.

— Кто там? – глухо донеслось изнутри.

— Свои.

— Своих всех мертвецы давно слопали, — возразил голос.

— Так и нас слопают, если не откроешь.

— Ну и пусть слопают! Ходят тут всякие… Вы вообще кто такие? Мы вас не звали. Идите на…

— Слушай! – вмешался в диалог Корнелиус. – Позови Патрика. Только не надо мне вкручивать, будто он пошёл в магазин, а то в доме хлеба ни крошки. Скажи, что к нему по важному делу пришли Корнелиус и Рокфор. Мы с ним старые знакомые.

— Ладно, — угрюмо отозвался голос. – Подождите.

— Никак Патрик опять оброс войском, как в старые добрые времена, — заметил Рок. – Это нам может оказаться кстати.

— Угу, — кивнул Корнелиус. – Если он, конечно, согласится забыть, как некрасиво у нас получилось в прошлый раз. И нелюдей не разбили, и ребят потеряли… Зузанна, надень-ка шлем на всякий случай. И капюшон накинь. Ни к чему нам лишний раз светить твоей мордашкой.

За дверью послышалась какая-то возня, потом раздался знакомый резкий голос:

— Корнелиус? Рокфор?

— Да-да, это мы, приятель, — отозвался Кор. – Открывай.

— Вы вооружены?

— Нет, — признался Рок. – Были стволы, да все вышли. Но ведь ты же с нами всё равно хотел поделиться?

Собеседник не принял предложенного ему шутливого тона.

— Так, — сказал он. – Отойдите от двери на три шага. Если вы всё-таки при оружии, лучше бросьте его на землю. И поднимите руки.

— Суров сделался наш Пат и недоверчив, — пробормотал Рокфор. – Ну что, сестрёнка, давай руки в гору, а то глупо будет, одолевши зомби, схлопотать пулю от старого друга…

Железная дверь лязгнула и распахнулась. В лица Кору, Року и Зузанне ударили яркие лучи мощных светодиодных фонарей.

— Проходите, — буркнул голос, обладатель которого в слепящем электрическом свете был совершенно неразличим. — Только живей. Ещё не хватало, чтоб эти твари учуяли человечину и отрезали нам единственный путь к отступлению.

— Чё же вы до сих пор не отступили-то? — резонно заметил Рок, проходя с поднятыми руками мимо щуплого, но старательно храбрящегося паренька-часового. При виде Рокфора, облепленного с ног до головы бурой кровью и гнилыми потрохами, тот невольно подобрался и перехватил автомат покрепче.

— Потому что у нас тут женщины и дети.

Фонари погасли, и вошедшие смогли наконец увидеть хозяина дома. Патрик стоял, прислонившись к стене коридора, и смолил вонючую самокрутку. Зелёная камуфляжная куртка с непонятным значком на груди, потрёпанный чёрный берет, арафатка на шее — вот и всё, что отличало его от Кора и от Рока. В остальном они были похожи, как братья — тот же взгляд, та же осанка и походка… Видно, сказывались многие годы крепчайшей дружбы, узы которой не рвались даже в эти суровые времена.

— Да-да, ты не ослышался, — раздражённо повторил Пат, уловив удивлённый взгляд Корнелиуса. — В этом богом забытом городе, как ты наверняка помнишь, живут не только суровые мужики с огромными пушками. Всегда есть женщины и дети. И старики. И раненые, конечно. Если быть совсем точным, семьи нескольких моих товарищей застряли тут, и вывести их отсюда возможности нет никакой. Вернее сказать, — он смерил пришельцев задумчивым взором, — до сих пор мы думали, что нет. Похоже, вы втроём сюда каким-то чудом прорвались… Кстати, зачем? И кто ваша новая подруга?

Он отделился от стены и подошёл к Зузанне. Склонив голову набок, заглянул в её огромные глаза и улыбнулся так приветливо, как только мог. Вышло больше похоже на волчий оскал, но скорее добродушный, чем кровожадный.

— Мы ищем… да сами толком не знаем, кого, — подал голос Корнелиус. — Некоего Чёрного Человека. Старый Джереми сказал, что мертвецами управляет чернокнижник из западных кварталов.

— Джереми? Вот как? То есть, это не его рук дело? — нахмурился Пат. – А мы тут сидим и клянём его последними словами… Очень, очень интересно… А ты знаешь, есть у нас один чёрный человек. Сидит сейчас на третьем этаже, зафиксированный по всем правилам военной науки. Пытался, видно, ограбить вчера вечером кого-то из местных, вломился в дом и нарвался на нас. В аккурат перед тем, как мертвяки обложили дом. Пошли посмотрим, не ваш ли это клиент.

Порывисто развернувшись, он быстрым шагом направился по коридору к лестнице. Корнелиус, Рок и Зузанна поспешили следом.

На третьем этаже, однако, их ждал лишь пустой стул с лежащими вокруг обрезками верёвок. Из дальнего угла комнаты доносилось бессвязное бормотание и всхлипы — там сидел, раскачиваясь из стороны в сторону и баюкая на груди армейский нож, молодой парнишка-часовой. Пленника, конечно же, нигде не было видно.

— Дьявол! — взревел Пат и подскочил к часовому. — Что тут произошло, мать твою?! Ты какого хера не на посту? Ты же должен был за дверью стоять! Это ты, пся кревь, верёвки обрезал, а?! Ты негритоса выпустил?!

— Он попросился в туалет, — безучастно пробормотал молодой человек, глядя куда-то через плечо старшего. — Разве он не может найти его самостоятельно?

— Ну-ка, поди сюда… — Патрик взял часового за подбородок и, пришурясь, несколько секунд вглядывался в его зрачки. Затем отпустил, глубоко вздохнув. — Ну так и есть. Его, кажись, загипнотизировали. Слабенький такой гипноз, но на этого молокососа подействовал.

— Ну, спасибо, хоть с живыми у него выходит хуже, чем с мёртвыми, — невесело хмыкнул Рок.

Патрик тем временем раздавал приказы:

— Обыскать весь дом! Каждую комнату! Он не мог далеко уйти… Стоп! — он вдруг застыл, осенённый догадкой. — Робот! Та подземельная железяка, с которой он пришёл! Он попытается освободить её, руку даю на отсечение. Пошли! — он дёрнул Корнелиуса за рукав. — Мы заперли её наверху.

И тут в затылке у Зузанны неприятно кольнуло. Точно маленькая чёрная льдинка взорвалась на границе сознания, и едва ощутимый холодок бездонной космической пустоты вполз в её мысли. То, что она с таким трудом остановила в тоннеле — остановила не навсегда, конечно же, — стремительно приближалось вновь. Бежало по её следам. Обнюхивало заваленный трупами двор. Струилось незримой тенью в толпе мертвецов, плотным кольцом окруживших дом Патрика. Прикидывало шансы, просчитывало вероятности… Выбирало, какую из двух целей поразить первой.

Выбор пал на Погонщика, который тоже почувствовал приближение охотника. По-своему, разумеется, но чувствовал превосходно. Сидя в стенном шкафу, скрючившись в три погибели и слушая топот ног всполошившихся тюремщиков («Уже хватились? Как медленно, о боги, боги!»), он отдал зомби единственную команду, и они скопом бросились на тощую тварь, осмелившуюся покуситься на жизнь их заклинателя!

А на улице «Протей» остановился и выпрямился во весь свой невероятный рост, вознесясь над ревушей толпой мертвецов, тянувших к нему свои гниющие конечности. На одно короткое мгновение всё замерло, насторожившись, а затем охотник взмахнул руками с длинными и тонкими, как паучьи лапы, пальцами. Зомби, будто невесомые пластиковые куклы, разлетелись в разные стороны. Снайперы Патрика, наблюдавшие за этой сценой в окуляры оптических прицелов, все как один поражённо вздохнули.

— Это ещё что за новости?!

— Огонь! Огонь!!! Пристрелите его к… — Но чудовище уже скрылось из виду. Вновь нырнув в гущу врагов, оно расшвыривало их в стороны, прокладывая себе путь напролом. Пули снайперов вязли в мёртвых телах, не достигая цели.

«Да что же ты такое, друг любезный? Чёрт, надеюсь, белоснежки притормозят тебя хотя бы на пять минут,» — Погонщик выбрался из стенного шкафа и, убедившись, что все бойцы Патрика заняты более важным делом, чем ловля ниггера-алкоголика, бросился вверх по ступеням, упиравшимся в потолок, в пыльную чердачную дверь. Забрать робота и бежать! Найти тихое место, а там уже и подумать, что делать с этой… этой… этой грёбаной демонической штукой.

Колдун птичкой взлетел по лестнице на четвёртый этаж, заброшенный и тёмный. Детишки снаружи изо всех сил старались остановить непонятного монстра, от одного присутствия которой у него по всему телу прокатывались волны колючего сухого жара. Но уже было ясно, что мертвецы не преуспеют, да и защитники импровизированной «крепости» тоже вряд ли сумеют повредить этой… этому… в общем, тому, что ломилось сейчас сквозь плотный строй зомби, как шалый лось во время гона через молодой подлесок. Ломилось с явным намерением поближе познакомиться с Чёрным Человеком, которому это, ясное дело, добра не сулило.

— Надо сваливать, и поскорее, — пробормотал Погонщик. Внизу по-прежнему слышались приглушённые голоса и шаги запоздало спохватившихся преследователей. У него даже возникла мыслишка не тратить время на поиски жестянки и в одиночку дать стрекача через чердак на крышу, а там будьте любезны, ловите его. Однако идея эта как появилась, так и пропала: загадочные Отступники, если судить о них по жестянкиным словам, отличались от своих собратьев не в пример большей гибкостью принципов и широтой взглядов, но спустить с рук гибель собственного эмиссара… Нет уж, слишком важна была для Погонщика поддержка машин, чтобы рисковать ею зазря.

«Должно быть ещё время…»

Чернокожий колдун потянулся и зевнул, по-собачьи щёлкнув зубами. На него как-то вдруг навалилась страшная усталость. Всё-таки за целый день ни минуты покоя, да и во рту маковой росинки не было. Потерев ладонью низкий лоб, Погонщик двинулся – хотя правильнее было бы сказать «потащился» — вверх по лестнице. Каждый шаг давался ему с таким трудом, будто ступеньки были сделаны из желе, в котором ноги вязли по щиколотку.

А машина-убийца, разрезая своим длинным чёрным телом толпу бессмысленно толкущихся зомби, стремительно приближалась к цели. Та, по всей видимости, осознавала грозящую ей опасность и старательно пыталась увеличить дистанцию между собой и «Протеем». Бегство жертвы в планы хищника не входило, и значительная часть ресурсов системы была перенаправлена на экстрасенсорное подавление. Это несколько снизило скорость и маневренность «Протея» — покойников он расшвыривал с прежней лёгкостью, но вот пули снайперов стали ложиться ближе.

— Что это за чертовщина?! — вопросил Патрик, выглядывая в окно на лестничной клетке.

— Сюрприз от некоей госпожи Марии, — пожал плечами Корнелиус.

— От самой Марии? Из «Итерации-9»? Да, вы, парни, не мелочитесь! – присвистнул Пат. – В своём неповторимом репертуаре: вляпываться – так уж по-крупному, да?

— На том стоим, — усмехнулся Рокфор. – К слову, у тебя найдётся пара стволов для старых друзей? А то наши как-то не пережили знакомства с твоими гостями.

— С такими друзьями и врагов не надо, — буркнул Патрик. – Ты что думаешь, у меня тут оружейный магазин? Каждый патрон на счету!

— Это поправимо, — утешил друга Корнелиус. – Если… вернее, КОГДА выберемся, покажем тебе одно место – пальчики оближешь. Автоматы, гранаты, огнемёты – только поспевай грузить. Если, конечно, машины его не заварили намертво.

— Машины?! А им-то вы чем?..

С площадки ниже этажом ударил пулемёт. Несколько покойников повалились, как снопы, но чёрного хищника очередь не задела.

— Пой песни, пой, маленький ковбой, — хмыкнул Патрик. – Ладно. Гжегож! – обратился он к одному из своих бойцов. – Лети мушкой в оружейку, возьми две М16, по четыре сменных магазина и пару пистолетов для этих вот… бойцов, блин. А, извини, — повернулся он к Зузанне, — сейчас и тебе что-нибудь…

Девушка отрицательно замотала головой. Мысль о том, чтобы взять в руки эту железную, противно пахнущую и шумную штуку, заставила её скривиться от отвращения.

— Подросток-пацифист? – задрал бровь Патрик. – В Энске? Милое создание, откуда ты такая взялась и почему до сих пор жива?

Зузанна только фыркнула.

— Это долгий разговор, — торопливо вмешался Рок, многозначительно сжимая руку Хозяйки Подземелий. – Пат, давай уже займёмся делом, а договорим после?

— Убить, — сказала девушка хрустальным голосом, ткнув пальцем в пробивающегося к подъезду охотника. – Убить это. По-жа-луй-ста.

— Ну, если женщина просит… — по-волчьи оскалился Патрик. – Сосредоточить огонь! Ежи, Влодак, Матеуш – бегом наверх, найти колдуна!

Откуда-то сверху трижды щёлкнули снайперские винтовки. От двух выстрелов чёрная гадина уклонилась, но третья пуля угодила ей прямёхонько в грудь. Хищник дёрнулся, замер на секунду, и тут же его накрыла ударившая из разбитого окна на втором этаже тугая струя жёлто-синего пламени.

«Внимание! Критический сбой системы жизнеобеспечения. Модули дыхания и кровоснабжения повреждены. Расчётное время для регенерации повреждённых модулей: пять часов. Зарядов персонального телепорта осталось: один. Дальность прыжка: два километра. Точка выхода: произвольная. Выход из боя: три секунды, две секунды, одна…»

И «Протей» исчез, точно его и не было. Снайперы на позициях успели увидеть яркую лиловую вспышку, а следом за ней — ударную волну, что разметала несколько рядов зомби в разные стороны, багровым вихрем рассеяла пламя тяжёлого огнемёта и, дойдя до осаждённого здания, заставила уцелевшие стёкла предательски дрогнуть, а те, что на первом этаже — треснуть точно посередине. Какое-то время на месте твари оставался круг обожжённого (о нет, покрытого чёрным льдом!) асфальта, после чего пустое пространство вновь заполнили стонущие на разные голоса мертвецы. Угроза, нависшая над их повелителем, миновала, но жрать им хотелось ничуть не меньше прежнего.

— Мать твою! — выкрикнул огнемётчик. — Откуда только эти падлы берутся?! В городе не может быть столько кладбищ!

Вопрос, который никому до той минуты не приходил в голову, такой простой и оттого такой неожиданный, завис на долю мгновения в воздухе, после чего…

— Да какая, к дьяволу, разница?! Они всяко лучше той одноглазой твари! Мочи их! Ну же! Давай!

И выстрелы грянули вновь, как будто бой и не прекращался ни на секунду. Зомби, двинувшиеся было в новую атаку, с рёвом схлынули к противоположному краю площади, дав бойцам несколько драгоценных минут передышки.

Улучив момент, командир утёр пятернёй пот со лба и шумно выдохнул.

— Так, парни, перезаряжаемся резвее! Трупаки сами себя не поубивают, так что!..

А между тем холодная вязкая чернота, пульсировавшая в голове у Зузанны, вдруг завертелась волчком, беззвучно завопила, будто от сильной боли, и… пропала в лиловой вспышке – другой, невидимой глазу, но такой яркой, что девушка вскрикнула и спрятала лицо в ладонях.

Убийца псайкеров был далеко. Теперь это стало окончательно ясно. Как и то, что он всё ещё жив.

— Вас, красивых, не поймёшь, — усмехнулся Патрик, по-своему истолковав жест Хозяйкт. – Сама же просила его прикончить, а теперь зверушку жалко?

— Про… «Протей» больше машина, чем зверь, — возразила Зузанна. – И вы его не убить. Он просто убежать. Отступить, а потом вернуться. Он охотиться за меня… нет, не так. За мной, так.

— О? – командир осаждённой «крепости» иронично посмотрел сверху вниз на тоненькую пигалицу-блондинку. – Ну да, мадам Мария специально вырастила такую… гм… штуку, по которой мы зазря высадили треть нашего арсенала, чтобы добраться до пятнадцатилетней соплюшки!

— ПИ-И!

— Постой, как-как ты меня назвала?! – отвернувшийся было Патрик подскочил, как ужаленный.

— Пи-и, пи-и! – с видимым удовольствием повторил Белый. Он выбрался из складок плащ-палатки и сидел у хозяйки на плече. – Пи-пи, — чуть подумав, добавил он.

— Ах ты, мелкая!.. – и Патрик поперхнулся ругательством, наткнувшись на явно разумный и притом откровенно насмешливый взгляд коралловых глазок-бусинок.

— Пи-и?

Однажды, много лет назад, когда герои Сопротивления ещё расхаживали в коротких штанишках и не подозревали о существовании нелюдей, им удалось изловить в пруду в Парке Ворон большущего зеркального карпа. Пан Рокфор до сих пор прекрасно помнил, как рыбина, глотнув воздуха, ошалело вытаращила глаза, зашлёпала мягким толстогубым ртом и встопорщила плавники. Так вот, Патрик сейчас являл собой совершенно точный портрет того самого карпа.

— Да вы же ещё толком не знакомы, — поспешил заполнить паузу Корнелиус. – Зузанна, рекомендую: Патрик Макмиллан, отличный парень, превосходный стрелок и опытный командир. Пат, это наша хорошая подруга Зузанна, известная также как Хозяйка Подземелий и Крысиная Королева. Надеюсь, вы друг другу понравитесь, — добавил он с опаской.

— Очень при-ят-ный, — фыркнула девушка с деланым недовольством.

Макмиллан молча кивнул. Мгновенная растерянность уже прошла, и на лице его снова прорезалось хищное выражение.

— Извините, Ваше Величество. Парни, на два слова.

Он буквально втащил Корнелиуса с Рокфором в одну из пустующих квартир на втором этаже, затворил дверь и осведомился у приятелей свистящим шёпотом:

— Вы что, совсем охренели – привести нелюдь в мой дом? Да какую нелюдь! Это её грызуны резвятся на том берегу?

— Резвились, — уточнил Корнелиус. – И даже сожрали Цыгана, мир его праху. Но мы ей объяснили, что это плохо, и крысы больше никого не тронут.

— Объяснили? Плохо?! Да что это, нахрен, за детский сад? – Кое-как оправившись от изумления, Макмиллан угрожающе выпятил нижнюю челюсть. – Значит, так. Вон. Оба. Сейчас же. И тварь свою с собой прихватите. Давайте, до свидания!

— Пат, ты не резковато забираешь? – влез в беседу Рокфор. – Мы ж всё-таки не банку раздавить на троих к тебе зашли, а по делу. Может, послушаешь?

— С теми, кто якшается с нелюдями, я дел никаких вести не желаю.

— А если эта так называемая нелюдь поможет нам выгнать из Энска всех чужаков? – прищурившись, негромко спросил Корнелиус. – Если она – счастливый шанс на победу Сопротивления?

— Какого Сопротивления?! Очнись, парень! У меня и трёх десятков бойцов не наберётся, из них зелёных сопляков больше половины, и не забывай про женщин с детьми! Нам бы просто выжить, на корм мертвецам не пойти – уже великое счастье, а тут являешься ты и заводишь старую песню про Сопротивление. И да, кстати, не думай, будто я забыл, чем твоя затея кончилась в прошлый раз. Хочешь опять втянуть моих ребят в свои авантюры? У нас своих проблем выше крыши, чтобы ваши разгребать!

Корнелиус вздохнул. И сжато, в немногих словах поведал Макмиллану о событиях последних суток. Про охоту, которую машины устроили на Крысиную Королеву. Про резню в отеле «Свобода». Про крыс Чёрного города и тайный бункер госбезопасности. Про странный рассказ отца Иеремии и явление твари, которую Зузанна называла «Протей». Наконец, про их с Хозяйкой Подземелий поспешное бегство и схватку с зомби. Рокфор, услыхав о визите Чистильщика, только что за голову не схватился:

— О, нет! Мои прекрасные пушки! Мои консервы из гусиной печенки! Моя ванная комната с горячей водой! Да на хрен же так жить-то, мужики?!

— Заткнись, комик хренов, — посоветовал Корнелиус.

— От тебя только и слышишь…

— Рок, утихни, — оборвал его Макмиллан. – Мне надо подумать.

Комендант импровизированной «крепости» подпер спиной дверной косяк и погрузился в размышления. Корнелиус осторожно присел на расшатанный стул, которым, по ветхости его, не прельстились бойцы Патрика. Рокфор с похоронным лицом шатался по заброшенным комнатам, избегая подходить к окнам, чтобы не любоваться лишний раз на осаждающую дом толпу мертвецов.

— Значит, так, борцы, блин, за добро и справедливость, — наконец заговорил Макмиллан. – Слушайте внимательно. Проблем вы на хвосте притащили, конечно, целый воз, за что большое вам человеческое спасибо. Один этот… как его… а, да, «Протей» чего стоит. Не говоря уж о машинах, которые мечтают добраться до вашей приятельницы. С другой стороны, если эта Зузанна и впрямь такая всемогущая, как ты, Кор, мне тут во всех красках расписывал, может, мы и сумеем отсюда выбраться живыми. Да и чего уж там, пушки из вашего бункера тоже будут как нельзя кстати. Короче! — Патрик пристально посмотрел на Корнелиуса. – Ты, друг ситный, вытаскиваешь моих ребят из этой дыры, обеспечиваешь их оружием и гарантируешь безопасность гражданских. А мы помогаем тебе вычистить из Энска чужаков. По рукам?

— По рукам, — не раздумывая, кивнул Корнелиус. – Но прежде всего я должен поговорить с этим вашим не в меру шустрым пленником.

— Сейчас ребята его приведут, — оскалился Патрик. — С машиной тоже желаешь пообщаться?

— С кем?

— А, точно, ты ж не в курсе. Вместе с этим чернокожим к нам заявилась гостья из Республики. Ничего плохого мы ей не сделали, дураков нет, но под замок на всякий случай посадили. Думали, она станет шуметь, ссылаться на нейтралитет Республики, грозить карами подземными – нет, сидит тихо. Странно как-то…

— Вовсе не странно, — перебил Патрика Корнелиус. Его смутные догадки насчёт раскола в механическом царстве быстро превращались в стройную гипотезу. – Да, с ней непременно надо побеседовать… но позже.

Усталость наконец схлынула, и вовремя – Погонщик уже был готов уснуть прямо здесь, на этих пыльных ступенях, не завершив магического знака на чердачной двери. Чертить пришлось кровью из прокушенного пальца – не то чтобы этого требовал ритуал, но больше рисовать в этом доме было просто нечем. Стрелять и убивать — пожалуйста, но ни в одном шкафу не нашлось даже завалящего уголька.

«Сейчас… — бормотал он себе под нос, вычерчивая последнюю завитушку. — Сейчас мы тебя… Давай же, Папа Легба, отворяй ворота!»

Он выбросил руку вперёд и гулко хлопнул ладонью по центру знака. Причудливое переплетение линий вспыхнуло алым огнём, и дверь рассыпалась в мелкие щепки. Чердак дохнул в лицо чернокожему старостью, сыростью и голубиным помётом.

— Эй! — шёпотом позвал он. — Эй, Нулевая или как тебя там! Включайся, пора рвать отсюда когти.

— Я бы уже давно выбралась через окно, — пробурчал один из тёмных углов, — но с решёткой мне не совладать. Будь у меня встроенный плазмомёт, как у одного из моих коллег…

— У тебя есть моя магия, Железная Леди, — Погонщик бойко перемахнул через оставшиеся три ступени и, подбежав к окну, принялся колдовать над чугунной решёткой. Тут требовались иные приёмы, нежели с дверью, и работали они куда медленней. Успеть колдун почти не надеялся… и не успел. Едва лишь он начал выцарапывать на металле первую печать, лестница скрипнула под ногами хозяев.

— Ну всё, компаньон, — сплюнув на дощатый пол, негр понуро обернулся к дверному проёму и поднял руки над головой. — Кажется, нас сейчас будут расстреливать без суда и следствия. Плакала ваша с командором сделочка, не так ли? Может, поделишься перед смертью, зачем тебе нужен был этот треклятый спирт?

— Позже, — коротко бросила Икс-Нулевая, следуя примеру Погонщика и поднимая руки. Правда, она уже сомневалась, что это «позже» для них когда-нибудь наступит.

Топот на лестнице усилился. Миг спустя в дверь просунулись три чёрных ствола, а следом за ними на чердак ввалились трое парней самого злобного и неприветливого вида.

— Замри на месте! Стрелять будем! – заорали они чуть ли не в один голос.

— Всё-всё-всё! – колдун повыше воздел кровоточащие ладони, чтобы его пленители сгоряча не открыли пальбу. – Сдаюсь, сдаюсь.

— Вы оба пойдёте с нами, — проворчал старший из троицы, переводя свой ручной пулемёт с колдуна на Икс-Нулевую и обратно. – И имей в виду, приятель, даже и не думай пробовать свои штучки с гипнозом. Я не такой идиота кусок, как тот сопляк, которого приставили тебя сторожить, – как раз получишь пулю в башку. Влодек, надень-ка на него браслеты, чтоб не фокусничал. Машины тоже касается – вы, конечно, крутое изделие, но сомневаюсь, что ваша броня выдержит пулемётную очередь в упор. Всем ясно? Пошли, а то командир по вам уже соскучился.

— Тю… Виделись же совсем недавно, — беспечно улыбнулся негр, покорно заводя руки за спину и позволяя защёлкнуть на них оковы. Добротные стальные наручники, а не какие-то плебейские верёвочки. Теперь, отметил он про себя, выбраться будет куда сложнее. Вся надежда либо на детишек, либо на Нулевую (что вряд ли, ибо она, похоже, даже не вооружена толком), либо… на слепой случай. Ну и, конечно, на самого себя — кто знает, на что окажется способным его тело, когда эти милые ребята потащат его на убой? Адреналин — великая вещь, особенно когда речь идёт о вудуистах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *