Серая Рать

2

Не случись Корнелиусу своими глазами видеть Зузанну в образе полудикой, кровожадной и гордой Хозяйки Подземелий, ему бы никогда и в голову не пришло, что вышагивающая с ним рядом тоненькая девчонка в драных джинсах и грязной куртке не по размеру может иметь какое-то отношение к битве подземного войска с Чистильщиком, кровавой резне в отеле «Свобода» или таинственным мистериям, разыгрываемым крысами под покровом стылой темноты на улицах Черного города. Самый обычный запущенный подросток-сирота, каких в Энске после две тысячи шестого – стрелять, не перестрелять. Сбросив капюшон, она сосредоточенно пыталась поймать высунутым языком падающие снежинки. Чёрная тоже включилась в игру, уселась у Хозяйки на плече и азартно размахивала передними лапами, норовя изловить крупные холодные хлопья. Белый же, чья мордочка торчала у Зузанны из кармана, оставался по-военному серьезен, собран и бдителен.

Как интересно! Внизу такого не бывает. Иногда этот мир не такой уж и плохой. Когда Кора, Рока и меня никто не пробует убить.

- Слушай, сестрёнка… - обратился Корнелиус к Зузанне. Та при звуках его голоса сразу бросила валять дурака и внимательно уставилась на парня немигающими зелёными глазищами – ну, ни дать ни взять, и вправду младшая сестра, внимающая словам старшего брата. – Нам надо найти какое-нибудь убежище. Убежище, понимаешь? Дом. Хорошо бы тёплый. И чтобы вокруг было как можно меньше всяких… чужих. И людей, и нелюдей. Есть где-нибудь поблизости такое местечко?

- А еще лучше, - добавил Рок, - если бы там заодно и еда нашлась.

- Тебе всей заботы – лишь бы пожрать, - хмыкнул Кор.

- Можно подумать, вы с нашей названной сестричкой святым духом питаетесь, - возразил Рок.

- Дом. Тепло. Еда. Нет чужие, - прилежно повторила Зузанна, уясняя задачу. Изумрудный взгляд затуманился буквально на мгновение, потом она скорчила довольную гримаску и кивнула. – Знать. Идти.

Хозяйка уверенно подошла к ближайшему канализационному колодцу, смахнула с крышки снег и похлопала по ней ладонью.

- От-крыть.

Парни переглянулись. Лица у них вытянулись. Ну да, в понимании Хозяйки «дом» - это, конечно же, подземелье, но они рассчитывали на более комфортабельное пристанище.

- Открыть! – требовательно повторила Зузанна.

- Ну, сестрёнка, надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - пробормотал Рок, выворачивая крышку люка.

Наконец-то Хозяйка вновь очутилась в хорошо знакомой стихии.

Темно, сыро и прохладно. Мне так нравится. Я так хочу.

Во мраке тоннеля возились и попискивали крысы, шуршали мокрицы, звенели комары: наученная горьким опытом, Зузанна решила двигаться с осторожностью, высылая далеко вперед отряды разведчиков. Кто знает, на какую еще подлость могут пойти машины?

- Ну, прямо как у негра… - начал делиться впечатлениями Рок.

- …под мышкой, - деликатно перебил его Корнелиус. – Зузанна, ты где?

- Не бояться, - Кор почувствовал, как тонкие девичьи пальчики ухватили его за запястье. Вторая "путеводная нить" досталась Року. Громадные зелёные глаза, прорезающие мрак, излучали уверенность. Я им помогу. Они ведь мои друзья. – Идти со мной. Тут… не-да-ле-ко, так правильно? Недалеко. Хороший дом. Тепло. Нет чужие. И свет. Вы нра-вить-ся свет, я знать.

Бетонная кишка, по которой они двигались, несколько раз изогнулась, потом вдруг упёрлась в тупик, заваленный какими-то бесформенными бетонными обломками с торчащей во все стороны арматурой, но Зузанна, не колеблясь, свернула в почти невидимый, совсем узенький проход, больше похожий на щель в стене. В конце прохода обнаружилась массивная стальная дверь – старая, покрытая рыжими узорами ржавчины, с внушительным вентилем вместо ручки.

- Тут дом. Открыть.

- Проще сказать, чем сделать, сестричка, - пробормотал Корнелиус, пытаясь привести в действие запорный механизм. – Врос он в бетон, что ли, прах его побери? Рок, ну-ка, помоги!

- Ага, вот и всё у нас так, - запыхтел Рок, налегая на штурвал. – Чуть я что скажу – тут же «заткнись!», а как до дела доходит – то сразу «помоги!».

- Заткнись! – прохрипел изнемогающий Корнелиус.

- Ну, я же гово…

КРР-РРАК! Штурвал провернулся, дверь отворилась. Приятели синхронно отёрли трудовой пот с покрасневших от натуги лиц.

- Еще открыть.

- Да ты издеваешься, что ли?! – взревел Рок таким голосом, что Чёрная отозвалась истеричным мяуканьем, а вокруг парня немедленно сжалось кольцо бдительных серых охранников. К счастью, вторая дверь – точная копия первой – оказалась гораздо податливее.

- Дом, милый дом, - саркастически произнёс Рок.

- Погоди-ка, погоди-ка… - забормотал вдруг Корнелиус и принялся шарить руками в темноте. – Это мне напоминает… я читал… где же тут… а, вот! Зузанна, зажмурься покрепче...

Изумрудные глаза послушно растаяли в темноте. Щелкнул рубильник, раздался треск, проскочила синяя искра – и помещение озарилось неярким красноватым светом аварийных ламп. Вернее, не помещение, а целая анфилада довольно больших комнат.

- Бомбарь, - благоговейно прошептал Рок.

- Нетронутый, - в тон ему подтвердил Корнелиус. – И не из простых. Консервы. Форма. Оружие! Зузанна, ты умница!!!

- Спа-сибо, - Хозяйка так и стояла на пороге с закрытыми глазами. – Вы нра-виться дом? Я радая… не так… я ра-да. Так.

Корнелиус и Рок быстро прошлись по помещениям бункера. Всё указывало на то, что его строили ещё до вторжения Коалиции в Энск - развешанная по стеллажам униформа оказалась польской, совсем непохожей на зловещие мундиры вампирской пехоты, а на оружейных стойках не было ни одного изделия подземной Республики. Нашёлся и ящик древних советских противогазов, настолько пыльных, что их не решился бы надеть ни один уважающий себя человек, пусть даже и подпольщик.

- Подпольщик... - усмехнулся Корнелиус, вертя в руках противогаз, тупо смотрящий на него круглыми блестящими стёклами. - А ведь мы и правда теперь подпольщики. Ушли в глубокое-глубокое подполье...

- А машины тогда кто? Суперподпольщики? - фыркнул Рок из комнаты напротив. Там нашлись несколько двуспальных коек и, за массивной железной дверью, две нормальные мягкие кровати. Видимо, бункер предназначался для какой-то важной персоны и сравнительно небольшого военного гарнизона, эту персону охраняющего. - Ладно, хватит с меня на сегодня метафор и философии, помоги лучше разобраться с картой.

Карта обнаружилась в третьей комнате - на большом круглом столе, вокруг которого были расставлены крутящиеся кресла. Она, как и ожидалось, тоже была старой, но это даже понравилось Кору. По крайней мере, улицы там назывались как в детстве - не было ещё ни проспекта Дракулы, ни Максимилиановской площади, ни Храма Крови. Крошечный красный крестик указывал на расположение бункера - через пару кварталов от станции «Энск-1». В опасной близости к вампирам. Или... в опасной для вампиров близости к Зузанне?

Корнелиус улыбнулся.

- Итак, соратники мои дорогие, у нас есть чёртова прорва врагов и нет никакого плана борьбы с ними, верно? Так давайте решим хотя бы, с кого начать. Вот здесь, - он ткнул пальцем в крошечное здание станции, - обосновались кровососы. Вот... здесь, здесь, здесь, здесь и вообще везде, - он растерянно потёр подбородок и побарабанил по карте пальцами, - тоже полно кровососов, причём где именно они гнездятся, мы не знаем. Дальше, вся эта часть города кишит мертвецами, взявшимися не пойми откуда, которых кровососы отчаянно пытаются извести. И, наконец, машины. - Парень поднял палец вверх. - Машины ищут Зузанну, а значит, просто так натравить полчище крыс ни на кого мы не можем, чтобы себя не раскрыть.

- Выходит, мы не нападём на станцию? - пробурчал Рок, явно расстроенный этим обстоятельством.

- Увы, но нет. Она слишком близко. Однако мы можем... хм... - Кор плюхнулся в кресло и принялся размышлять. - Можно ведь как-то использовать эту суматоху с зомби. Чует моё сердце, что можно! Но как?

- Вот и я не знаю. Разве что... Слушай! - Рок поглядел на друга страшными глазами. - А почему машины так взбеленились из-за крыс, а с этой ходячей гнилью ничего не делают?

На этот вопрос у Кора не нашлось ответа. Вместо этого он поставил на стол три банки с консервами и сноровисто открыл их одну за другой.

- Ешь, Зузанна, - улыбнулся он и подвинул одну из банок девушке. - Ты сегодня это вполне заслужила.

- …Вот я тебя, зар-раза!

Крыса ловко разминулась с тяжёлым берцем одного из вампиров-охранников Винсента Джулиано, серой молнией взлетела по лестнице и нырнула в широкую щель над рассохшимся плинтусом.

- Дрянь какая. Надо со склада крысиного яду, что ли, выписать. Нечего тут зоопарк разводить.

- Какой ты кровожадный, - равнодушно отозвался другой вампир. – Оставь бедную зверушку в покое, пусть бегает. Мешает она тебе?

- А ты слышал, что такие вот зверушки весь Белый город поставили к лесу передом, к себе задом?

- "Светлячкам" не привыкать, - хмыкнул вампир. – Да и нас вон мертвяки нагнули – моё почтение. Тут как бы живу остаться, а ты крысе хвост крутить собираешься. Нашёл себе достойного противника, блин...

Между тем хвостатая гостья высунула любопытный нос из дыры в стене кабинета вождя Коалиции Максов – как раз под старомодной вешалкой, обросшей поношенными шинелями и кителями с потускневшими нашивками КМ. Надежно укрывшись в тени, крыса уставилась глазами-бусинками на Джулиано, ведущего разговор с диковинной машинкой.

- Вот, значит, как… - только и проронил командор в ответ на признание Нулевой. Если он и был удивлён, то абсолютно ничем этого не выдавал. Его лицо продолжало оставаться каменным, а губы – сомкнутыми в тончайшую линию, точно хозяин станции всё время боялся сболтнуть лишку. Один только взгляд его изменился – теперь он смотрел на посланницу машин иначе. Цепко, жадно… и опасливо. Так же опасливо, как если бы она по-прежнему представляла Республику, и вместе с тем совершенно иначе.

"Он не знает, чего от нас ждать", - решила машина. И была права.

- То, что вы сообщили мне… - наконец промолвил Джулиано, с сомнением покачав головой. – Кто ещё в городе знает об этом?

- Никто, герр командор. Только вы, я, мои хозяева и наши с вами общие партнёры. Меня послали сообщить эту новость вам лично, с глазу на глаз. Поэтому я и избрала столь нестандартный способ проникновения на вашу базу. – Не говорить же, в самом-то деле, что она попросту заблудилась, а потайной ход в ограждении нашла случайно, благодаря загадочному чернокожему!

Правая рука Джулиано медленно поднялась со стола и огладила лохматую бородку.

- Вы ставите меня в щекотливое положение, - он говорил не спеша, с расстановкой, взвешивая каждое своё слово. – Республика Машин – наш давний и надёждый поставщик. Они доверяют нам, мы доверяем им. Нам доверяют все в этой треклятой дыре – у них просто нет иного выхода, да и у нас тоже. Мы держим слишком важный объект, чтобы ввязываться в конфронтации с соседями. Особенно в конфронтации с Республикой.

- Официальная позиция Республики Машин состоит, как вы знаете, в тщательном избегании любых конфронтаций. Проще говоря, что бы вы ни предприняли в Энске, они не будут вмешиваться в это, если это не несёт им прямой угрозы.

- А общаться с посланцем… Отступников, верно? Одно ваше существование - разве не прямая угроза для них? Сведения о том, что Республика раскололась…

- Угрозы не будет, если Раскол останется коммерческой тайной. Иными словами, если слухи о нём не выйдут за пределы этого кабинета, герр командор.

- Как твоё имя, машина? – осведомился вампир.

- Икс-Ноль. Это не имя, а упрощённый идентификатор – мы не нуждаемся в именах по понятным причинам…

- Тогда скажи-ка, Икс-Ноль, - Винсент подался вперёд и прищурился. – Почему эти Отступники послали тебя сюда, едва их выперли из руководства Республики? Может, их и выперли-то именно потому, что они намеревались обратиться ко мне? Я прав, не так ли? – его глаза хищно сверкнули. – Есть некий… конфликт, в который часть Управляющих решила вмешаться, вопреки собственным хвалёным принципам, и поплатилась за это полномочиями? А потом решила вмешаться вновь, используя уже моих людей? Что ж, тогда тебе придётся чертовски постараться, чтобы убедить меня сотрудничать с вами. Кто они? Гвардия Призраков? Дети Полнолуния? Кто-то из Армии Света, с того берега? Кто они?

- Крысы, - тихо звякнула Икс-Нулевая, смело глядя на собеседника снизу вверх.

Командор откинулся в своём кресле и хмуро уставился на андроида.

- Хм… Крысы, значит.

- Ответ положительный. Псайкер-одиночка, так называемый Крысиный Король и примкнувшие к нему деятели Сопротивления, которых ищейки старого фюрера упустили в своё время. На данный момент неприятелей трое, и вместе они представляют серьёзную угрозу для безопасности Республики. И для вашего бизнеса, герр Джулиано, что логично из этого следует. Сверх того, под угрозой могут оказаться и ваши жизни...

- О наших жизнях мы позаботимся сами. Найдите себе других помощников, - оборвал её командор. - Кого-нибудь из Белого города, например - эти твари гнездятся там, как я понимаю? Многие аэсовские шавки будут просто счастливы разделаться с ними, да ещё и побрататься с Отступниками.

- Я поняла, герр Джулиано. Конечно же, вы озвучите причину, побудившую вас в столь резкой форме отказать моим хозяевам? – посланница была готова к такому повороту событий.

- Изволь. Причин целых две. Во-первых, проблемы Белого города нас не волнуют и волновать не должны. Это территория смертных, наших исконных врагов. Чем больше погибнет аэсовских шавок, тем лучше для нас. А во-вторых, у нас тут хлопот и у самих полон рот. Полагаю, ты видела зомби, Икс-Ноль?

Зомби она не видела, но много успела услышать о них за последние дни – столь мощный информационный шум не может незаметно проскочить мимо пытливого разума техмана. Орды тупых, но страшно голодных мертвецов денно и нощно терроризировали улицы Чёрного города, как в одном из фильмов Джорджа Ромеро. Их убивали, сжигали, но на их место всегда приходили новые. И с каждой ночью их становилось всё больше. Старшие предостерегали её об этом, отправляя с заданием на поверхность.

Было и ещё кое-что.

- Насколько мне известно, - осторожно промолвила она, - многие группировки Чёрного города серьёзно пострадали от нашествия мертвецов. Кое-кто оказался вытеснен из своих зон влияния. Однако, по моим сведениям, на вашу станцию не было совершено пока ни одного серьёзного нападения.

- Нападения были, - возразил командор. – Но мы их отразили, обратив покойников в бегство. Похоже, нам просто повезло.

- Другим группировкам повезло меньше. Некоторые уничтожены, некоторые роковым образом ослаблены. Я лишь хочу сказать, что зомби – угроза для существующего в Чёрном городе баланса сил ничуть не меньшая, нежели крысы – угроза для баланса сил в Белом городе. И мои хозяева убеждены, что за ними тоже стоит некий псайкер…

- Положим, я тоже в этом убеждён, - командор смотрел на неё, не мигая. – Но мы надеемся прищучить его своими силами. И прищучим, будьте покойны.

- …но если мы найдём и убьём Крысиного Короля без вашей помощи, мы сможем вплотную заняться охотой на некроманта в Чёрном городе, - невозмутимо продолжила посланница. – И он, разумеется, будет уничтожен. А следом за ним отправятся и другие нарушители равновесия, его сообщники и укрыватели. Кем бы они ни были.

- Вы слишком много твердите о равновесии… для раскольников, - нахмурившись, произнёс вампир.

- Мои хозяева надеются, что их методы, в конце концов, найдут понимание у их бывших партнёров, и когда с обоими смутьянами будет покончено, они воссоединятся, вооружившись новыми этическими и философскими принципами, куда более смелыми и свободными. И Республика Машин возродится, став сильнее, чем когда бы то ни было прежде… за исключением эпохи, когда она была лишь частью прежней Коалиции Максов. Полагаю, вы помните, герр Джулиано, кому старый фюрер обязан своим могуществом в первую очередь.

Командор помолчал, а потом промолвил:

- Однако те времена остались в прошлом, разве не так?

- История циклична, герр Джулиано. Она часто повторяется в том или ином виде. Так велели передать вам мои хозяева. Кроме того, они велели передать, что высоко ценят союзников и единомышленников, способных к конструктивному диалогу. Тех же, с кем диалог невозможен в принципе… к примеру, Крысиного Короля…

- Достаточно, - командор резко поднялся из-за стола. - Я выслушал тебя, машина. Выслушай теперь ты. Энск – это не просто город, как ты, несомненно, знаешь. Это банка с голодными пауками, беспрестанно пожирающими друг друга. Группировки вокруг распадаются одна за другой, затем сходятся вновь, чтобы через год или два вновь кануть в чёрное небытие. Я же держу эту станцию шесть лет. В два раза дольше, чем самые старые банды Чёрного города. Как думаешь, что помогло нам так долго протянуть? Доверие. Каждая окрестная собака знает, что Коалиции Максов можно и нужно доверять. Что слово Винсента Джулиано – железо. Может быть, у нас меньше людей или оружия, чем у других, но наше главное оружие – репутация. Моё решение остаётся неизменным – мои люди не станут помогать вам, Отступникам, гоняться за крысами Белого города. Я слишком много сил положил на то, чтобы держать моих людей в стороне от сомнительных авантюр вроде той, что затеяли твои хозяева. Может, они и послали к чертям нейтралитет Республики, но нейтралитет Коалиции Максов останется нерушим. Ты свободна.

"Я провалилась", – бесстрастно подумала Икс-Нулевая. Как с ней поступят в случае неудачи, Терцио не уточнял, однако предчувствия (вернее сказать, прогнозы – предчувствий, как и прочих чувств, у машин, естественно, не бывает) были у неё не слишком оптимистические. Если её не отправят точно таким же образом обивать пороги соседних банд, почти наверняка её ожидает утилизация. А что потом? Чёрное небытие, как вначале? Куда после смерти попадают андроиды?.. Её не слишком должны были заботить эти вопросы, и тем не менее она не могла об этом не думать поневоле.

- До свидания, герр Джулиано, – произнесла она, тихо направляясь к двери.

- Прощай, машина, - ответил ей командор. И, будто бы невзначай, добавил. - Ах да, помнишь солдата, арестовавшего тебя на улице? Я принял решение вышвырнуть его со станции. Когда будешь проходить мимо склада, скажи ему, будь добра, что он уволен. Можешь даже прихватить его с собой.

Икс-Нулевая замерла на пороге.

"Прихватить с собой? Зачем?" – хотела было спросить она, но поняла, что это неправильный вопрос.

- Могу ли я узнать, из-за чего вы решили уволить его?

Впервые за всё время их разговора хозяин станции улыбнулся. Во всяком случае, едва заметное движение уголков его губ можно было при небольшом старании принять за ухмылку.

- Говорят, он как-то связан с нашествием мертвецов.

Красный свет аварийных ламп был не слишком ярок и почти не резал чувствительные глаза Зузанны. Кору и Року явно понравился дом, который она для них подыскала, и это радовало Хозяйку. Да и еда тут была вкусная. Правда, запахи ей не так чтобы очень нравились – воняло железом («о-ру-жи-ем», поправила она себя), скучными пыльными тряпками и старой бумагой.

В главной комнате бункера нашлась не только карта старого Энска, но и подробная схема самого бункера, а также кое-какие документы прежних хозяев. По ним выходило, что это комфортабельное подземелье выстроено было прямиком под зданием городского управления госбезопасности ещё в те славные времена, когда Советский Союз боролся за мир во всём мире не на жизнь, а насмерть. Годами позже, нагрянув в Энск, Коалиция Максов выкинула дефензиву на мороз так шустро, что эвакуировать убежище не успели, а копаться в советском хламе тогдашний фюрер Бастер, избалованный имевшимися в его распоряжении технологическими чудесами, видимо, посчитал ниже своего достоинства. Так или иначе, здание забросили, а во время битвы за Энск и вовсе сожгли. Про бункер же просто-напросто благополучно позабыли, тем более что, будучи секретным, ни на каких планах городских подземелий он не значился. Тот лаз, через который повстанцы проникли в убежище, был чем-то вроде аварийного выхода. Главные же гермоворота, гораздо более массивные, ведущие, судя по схеме, в подземный гараж, отворяться упорно не желали – видно, их здорово завалило снаружи обломками. И очень жаль, потому что в бункере имелся даже ангар с парой автомобилей – советских ещё «уазиков», вполне себе на ходу, и немалый запас бензина в канистрах.

- В крайнем случае, бензинку и продать можно, - пожал плечами Рок, выскребая гусиный паштет из жестянки. - Или сменять на что-нибудь. Горючка, она всегда в цене.

- Судя по описям, - Корнелиус зашуршал бумагами, в азарте забывши донести ложку до рта, - оружия, боеприпасов и прочего тут складировано примерно на роту. Что интересно, есть тяжёлые пушки – гранатомёты, огнемёты, даже несколько ПЗРК, - а ещё с полдюжины ящиков противопехотных мин и всякой взрывчатки. Основательно готовилась госбезопасность выживать после конца света, ничего не скажешь. Всё – советского или российского производства и, конечно, не очень-то новое, но мы, я думаю, не будем слишком уж привередничать?

- Гранатомёты и огнемёты?! Это же просто праздник какой-то! – не очень удачно, зато от души срифмовал Рок, картинно преклонив колени перед удивлённой Зузанной. – О, прекрасная Хозяйка Подземелий, ваши верные рыцари от всей души благодарят за столь щедрый дар и клянутся употребить его на святое дело освобождения Энска от тёмных сил… и светлых заодно… да мы теперь вообще всех нагнём, чего мелочиться-то! – внезапно сбился он с пафосного тона на пацанский.

- Кончай кривляться, - поморщился Корнелиус.

- Уж и пошутить нельзя?

- С чувством юмора у тебя ничуть не лучше, чем с чувством такта.

- Вы обратили внимание, о, моя королева пасюков, какая нынче пошла взыскательная публика? – осведомился Рок у Зузанны. – Всё-всё-всё, - замахал он руками под тяжёлым взглядом Корнелиуса. – Уже онемел и пошёл в душ на предмет освежиться. Чего и вам, ваше превосходительство, желаю-с, - мстительно адресовался он к Кору, - а то, знаете ли, от вас несколько пахнет-с. Кстати, тут довольно приличная ванная с электрической водогрейней. Ваше Величество, не желаете ли совершить омовение?

Какое невиданное чудо – горячая вода! По-настоящему горячая, а не чуть тёплая, как жижа в подземных каналах – от неё даже шёл пар. И ещё нечто скользкое, очень вкусно пахнущее, хотя и гадкое на вкус - кажется, это называется «мы-ло»? Глупое какое-то слово. И жижа в пластмассовой бутылке, которая ела глаза до слёз и совсем не годилась для питья, зато так здорово пенилась на волосах.

Чёрная плесканий Хозяйки в ванне решительно не одобрила и в знак протеста удалилась составлять компанию Рыжему и Зубастому, караулившим вход. Белый же, наоборот, расселся на полочке под зеркалом и поощрительно попискивал, созерцая, как избавившаяся от многолетней грязи Зузанна неумело растирается полотенцем.

Рок, тем временем, нетерпеливо переминался снаружи.

- Их Крысиное Величество там утонули или что? – поинтересовался парень у окружающего пространства. – Они уже битый час купаются!

- А ты попробуй всю жизнь толком не мыться, – предложил Корнелиус, продолжая копаться в бумагах, - а потом и претензии предъявляй…

Плеск воды стих, дверь распахнулась, и взглядам парней предстала отмытая и вообще заметно похорошевшая Зузанна в новом наряде, найденном Кором, – кроссовках без шнурков, на «липучках», розовых спортивных штанишках с белыми лампасами и розовой же толстовке с капюшончиком и нарисованным на груди плюшевым мишкой, заштопанным и грустным. Вероятно, этот комплект был припасён для дочки какого-нибудь большого гебешного начальника, да так ей и не понадобился. На плече у неё восседал Белый, поглядывающий на молодых мужчин с видом триумфатора, - удивитесь, мол, красоте моей Хозяйки!

- Хорошо, - констатировала Зузанна, опустившись в кресло. – Чисто. И пахнуть так… так при-ят-но. Мне нравится.

- Хорошо – это не то слово, - пробормотал Кор восхищённо.

На зелёном светящемся циферблате меж тем было шесть часов. До рассвета было ещё далеко, и лидер Сопротивления отправил своих немногочисленных подчинённых досыпать. Безжалостно и непреклонно, несмотря на все их мольбы и угрозы.

- Нам всем нужно быть в форме, - повторял Корнелиус, грозно хмурясь, чем вызывал у Зузанны и Рока невольные улыбки. - Нужно быть свеженькими, как огурчики. Завтра... нет, уже сегодня после рассвета нас ждут великие дела. А сейчас, пока солнце ещё не встало - отбой. Я лично намерен вздремнуть часика три-четыре. Иначе стратег из меня никакой.

...Засыпая, он продолжал размышлять. О зомби, о нелюдях, о людях, которых они с Роком решили защищать. Он не знал точно, сколько осталось в городе простых смертных, не вовлечённых в Вечную Войну, но ни секунды не сомневался - осталось вполне достаточно.

"Нужно будет навестить старых друзей... Если, конечно, они ещё живы. Год назад, по крайней мере, я кое-что слышал о Патрике..."

Затем его мысли переключились на мертвецов. Как можно было использовать эту безмозглую толпу в борьбе? Просто позволить друзьям Зузанны вычистить от них улицы, после чего переключиться уже на дичь покрупнее? Нет, это было уж слишком просто, слишком топорно - ведь тогда непременно всплывёт их присутствие в этих местах. Машины по-прежнему за ними охотятся и наверняка наблюдают прямо сейчас.

"Можно поэкспериментировать с ними завтра... - рассеянно думал Кор, засыпая. - Посмотреть, есть ли способы ли их надрессировать..."

Тем временем Рок уже расстилал Зузанне постель. По сравнению со скрипучей кроватью в отеле "Свобода", это был настоящий пуховый аэродром. Разве что водяного матраца недоставало для полного шика. Парень готов был поспорить, что Хозяйка никогда не спала прежде на... ТАКОМ.

- Да, повезло тебе с апартаментами, чистюля, - посмеиваясь, он взбивал огромные, как облака, подушки. - Настоящий люкс! Знаешь, я бы с удовольствием кинул кости вон на ту соседнюю койку, но правила хорошего тона не дозволяют девочкам спать в одной комнате с мальчиками после первого дня знакомства. Да и командир не поймёт, - он кивнул на прикрытую дверь общей спальни. - Так что зови, если что потребуется. Вон, и кнопка здесь есть...

Кнопка действительно была - большая, красная, она возвышалась на лакированной прикроватной тумбочке, разделявшей два пуховых аэродрома. Казалось, что это даже и не кнопка, а какой-то странный предмет вроде баночки с ночным кремом. Тем не менее, надписи WARNING и UWAGA, набранные мелкими белыми буквами на её плоской "вершине", были явно неподходящим названием для средства гигиены.

- Жмёшь сюда, - Рок постучал кончиком пальца по кнопке, - если почуешь неладное. По идее, тревога зазвучит прямо у нас под ухом - как-никак, мы спим в комнате охраны. Ну всё, - на прощанье он ласково взъерошил Зузанне волосы и улыбнулся. - Через три-четыре часа этот садист нас разбудит, так что не опоздай к показу хороших снов. Отдыхай, - и дверь за ним чуть слышно закрылась, а мягкий красноватый свет плавно притух.

Зузанна не без робости опустила голову на пышную, благоухающую чем-то терпко-сладким подушку. Кровать была столь огромна для миниатюрной Хозяйки Подземелий, что та даже забеспокоилась – не потеряется ли она среди этих белоснежных просторов? Глупый страх, впрочем, быстро прошёл, сменившись невыразимо приятным ощущением безопасности, надёжности и уюта.

Никогда в жизни ей не доводилось чувствовать ничего подобного. Сколько Зузанна себя помнила – хотя она и сама не могла бы сказать, сколько именно себя помнила: все дни под землёй похожи друг на друга, вести счёт времени среди вечной промозглой темноты нет ни смысла, ни желания, - ей всегда надо было быть… самой сильной. Самой главной. Самой опасной. Она управляла. Принимала решения. Отдавала приказы. Казнила и миловала.

Люди, спускавшиеся в подземелья, хотели найти Зузанну, чтобы поймать или убить - либо же, наоборот, поклонялись ей как полубогине и собирались, отыскав, задать какие-то вопросы, на которые она всё равно не сумела бы ответить, потому что все эти вопросы были из другого, неведомого ей мира. И ни тем, ни другим ни на минуту не приходила в головы мысль о том, что всемогущей и вездесущей Хозяйке иногда хочется побыть той, кто она есть на самом деле - маленькой и слабой девочкой-подростком. Хочется, чтобы о ней позаботились. Чтобы сказали добрые слова. Чтобы подарили красивый новый наряд. Чтобы с улыбкой взъерошили ей волосы и пожелали хороших снов…

Ничего плохого не может случиться, ведь со мной Кор и Рок, - сонно думала Зузанна. – Они храбрые, сильные и умные. Вон как быстро они навели порядок в новом доме… а я бы сама даже дверь не сумела бы открыть. Да хоть бы и сумела – разве я знаю, как включить свет, сделать так, чтобы еда стала тёплой, а вода – горячей? Сообразила бы расстелить такую постель, мягкую, как куча белых хлопьев, которые падают с чёрного потолка там, наверху, только гораздо теплее? Куда там. Я же глупая. Нет, не так, - поправила она себя. – Я не глупая, просто… не совсем такая, как они. Очень-очень похожая, только всё-таки немножко другая.

А может, мои новые друзья смогут наладить жизнь во всём городе так же ловко и умело, как сделали это тут? Теперь, когда у них есть так много оружия, и всякого другого? Может, Кор с Роком придумают, как прогнать нелюдей, которые хотят меня сожрать. И тех людей, которые хотят меня убить просто за то, что я не такая, как они. И избавиться от машин, которые тоже хотят меня убить, уже совсем непонятно почему. Мне так понравится. Я так хочу…

С этой мыслью Зузанна и погрузилась в сон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *