Серая Рать

3

Станционный склад пахнул смертью.

Техманы, помимо отличного зрения и великолепного слуха, обладали также и кое-какими органами обоняния – бесцельными, по большей части, примитивными сенсорами, но дающими их обладателям несколько более полную картину окружающего мира. В электронном мозгу Икс-Ноль были заложены данные обо всех известных Управляющим запахах, включая самые диковинные и экзотические.

Здесь же явственно пахло смертью. А также чем-то неизъяснимо худшим. Чем-то, чему в обширной памяти посланницы впервые не нашлось никаких объяснений.

Она стояла одна перед полуоткрытыми двойными дверями, за которыми густилась вязкая темнота. Вокруг не было больше ни души. Похоже, другие каэмовцы старательно обходили это место стороной — и немудрено, ведь они знали то, о чём техман лишь только подозревала.

— Так-так, — раздался знакомый голос из темноты. – Уже уходишь, жестянка? Надеюсь, командор не поручил мне проводить тебя до дома, как подобает джентльмену? – чернокожий шагнул на свет, на ходу вытирая руки грязной тряпицей. – Учти, до джентльмена мне ещё…

— Командор сказал, что вы уволены, — быстро ответила посланница. – Что вы знаете кое-что о нашествии зомби, и что моим нынешним хозяевам будет это небезынтересно. От лица Отступников Терцио и Секундо, бывших Управляющих Республики Машин, прошу вас проследовать за мной.

— Серьёзно? Так и сказал? Уволен, значит? – каэмовец беззаботно пожал плечами. – Ну и дела… Кто же будет этим болванам ящики таскать? Ладно, пойдём, шайтан с тобой, — но, повернувшись спиной к андроиду, он вновь направился в темноту склада. Ей ничего не оставалось, как последовать за ним.

Пахло здесь намного сильнее. Они приближались… к чему?

— Похоже, вы не слишком-то удивлены решением герра Джулиано, — высказалась андроид, двигаясь по лабиринту полок, ящиков и контейнеров. Тьму вокруг рассеивали редкие лампы, но их тошнотворно-жёлтый свет лишь угнетал ещё больше. Даже ей, неживой и бесчувственной в общепринятом смысле этого слова, было не по себе от царящей здесь атмосферы.

— А с чего бы мне удивляться? Если он говорит, чтобы я выметался, даже не удосужившись заглянуть лично, тут уж одно из двух, — негр лукаво глянул на Икс-Нулевую. – Либо я его настолько сильно прогневал, сам того не желая, либо… — он многозначительно замолчал.

— Либо вы обо всём договорились заранее, а мне нужно было лишь появиться и начать задавать вопросы, — полуутвердительно произнесла Икс-Ноль, после чего внезапно переменила тему. – Вы, стало быть, заведуете здесь складом?

— Целым складом? Пф, упасите боги. Всего-навсего погрузкой и выгрузкой. Видишь ли, дорогая моя отступница, вампиры, даже искусственные — безупречные воины, конечно, но разнорабочие из них никакие. Мнят себя представителями высшей расы, будущими властелинами мира… Впрочем, кто тут без греха, а? — он усмехнулся. — В общем, таскать мешки да тюки — не царское дело. Потому-то командор и обратился однажды ко мне.

— И вы…

— …дал ему идеальную рабочую силу. Стой, — чернокожий замер на границе света и тени, там, где обрывался свет последней лампы. — Приглядись, жестянка. Они там.

Датчики техмана по-прежнему не улавливали ничего живого, кроме её спутника. И тем не менее, вдоль стен помещения что-то шевелилось. Перемещалось. Жило. И издавало звуки — хриплые стоны, лязг полусгнивших зубов, невнятное бормотание слабоумного мозга…

— Знакомься. Вот они, мои шаловливые детишки.

Зомби. Они окружили каэмовца и андроида плотным кольцом. Их белые, тупые, ничего не выражающие глаза смотрели прямо на Икс-Нулевую, однако мертвецы отнюдь не спешили бросаться в атаку. Они держались на почтительном расстоянии, словно вокруг чернокожего был очерчен мелом защитный круг. Похоже, именно он сдерживал зомби — пальцы его рук едва заметно подёргивались, будто к ним были привязаны нити, будто трупы были марионетками в его руках.

— Кстати, я забыл представиться сам, — проговорил он, ступив во мглу и вышагивая по ангару дальше, прямо сквозь орду смердящих покойников. – У меня много имён, но командор и его ребята называют меня Погонщиком. Думаю, ты догадываешься, почему. — Он остановился, и мертвецы застыли вокруг, колыхаясь где-то на пределе видимости. Казалось, что колышется сама тьма. — Итак? Вопросы есть, или мы можем идти, наконец? А, жестянка?

— Можем, — подтвердила Икс-Ноль, которой и самой не терпелось убраться отсюда подальше. – И чем быстрее, тем лучше, Погонщик.

Шаги человека и машины глухо разносились по пустынным улицам ночного Энска. Станция осталась далеко позади, и лишь убедившись в этом, спутник Икс-Нулевой решил завязать разговор.

— Я знаю, зачем вы всё это затеяли, — проговорил он, задумчиво бредя посередине мостовой, местами развороченной давними взрывами, местами перегороженной остовами бронетранспортёров и танков. Это были мёртвые места, нежилые – там, где часто ездили вампирские патрули, улицы неизменно бывали расчищены. Здесь же дома глазели на них чёрными квадратами окон и плотоядно разинутыми беззубыми пастями дверных проёмов, и нигде, насколько хватало глаз, не было видно ни единой живой души.

Не улавливал её и тепловизор андроида. Разве что крысы… Это-то её и беспокоило. Человек назвал бы это расшалившимися нервами.

— Я немного успел узнать командора, — говорил Погонщик. – Ему, как и всем этим клыкастым горемыкам, тесно на станции. Они хотят крови и огня, а их заставляют грузить вагоны. Нелепость, правда? – он хохотнул, глянув через плечо на Икс-Нулевую, заметно от него подотставшую. Быстрее идти, впрочем, она не могла. В её голове бурлили потоки данных, передаваемых ей от сотен и сотен дронов-разведчиков – целого металлического осиного роя, рассеянного по всему городу. Во всяком случае, по всем ключевым зонам, ни в одной из которых Король пока не был найден. Впрочем, она могла и ошибаться – такой громадный поток информации было сложно дешифровать мгновенно.

«Ты будешь его глазами и ушами, — сказал ей Терцио, прежде чем оборвать связь и замкнуть на неё всю республиканскую шпионскую сеть. – А он будет твоими зубами и когтями. Вы оба теперь сами по себе, и ни Республика Машин, ни Коалиция Максов вам не помогут, пока действует наш договор.»

«Но как я узнаю, что договор исполнен?» — вопрос она задать не успела, и теперь ответить на него мог лишь этот странный мужчина.

— Значит, чтобы не чувствовать тесноты, командор хочет выжить всех конкурентов из Чёрного города?

— Мысли шире, жестянка! – рассмеялся Погонщик. Слишком громко, пожалуй, для здешних трущоб – не нравились они машине, ох, не нравились. – Помнишь, какова была цель прежней Коалиции Максов?

— Завоевание мира, — холодно ответила она. – Но это невозможно. Даже шесть лет назад, когда на руку нелюдям работал фактор неожиданности, когда об их существовании никто за пределами Энска не подозревал, старый фюрер ухитрился провалить всё дело. А сейчас, когда от Армии КМ остались лишь осколки, это и вовсе бессмысленные мечтания.

— Пока Джулиано один, возможно, — хмыкнул Погонщик, опустив руки в карманы. – Ну а если, скажем, весь Чёрный город объединится против общего врага? Скажем, против орды голодных вонючих жмуриков?

— Или против разумных крыс.

— Однако крыс невозможно контролировать, и твои Отступники это знают, не так ли? Именно поэтому ты здесь, а не в подземельях у Короля.

— А тебя можно контролировать?

— Нет, — оскалился в улыбке Погонщик. — Но со мной можно договориться. И с командором… Впрочем, с ним вы уже, кажется, вполне договорились.

— Смахивает на то, — задумчиво ответила Икс-Ноль, на ходу обрабатывая данные с камер дронов. Небольшие стайки покойников встречались то там, то здесь, однако, по счастью, в этом квартале не было ни одного. Техман решила, что пора сменить тему. — Как ты контролируешь их? Это какая-то магия? Колдовство? Я видела у тебя на коже символы вуду.

Погонщик пожал плечами.

— Вуду? Может, и вуду. Только творчески переработанная, дополненная кое-какими штуками моего собственного изобретения. Я большой экспериментатор, Нулёвочка. Я не зацикливаюсь на одной практике, предпочитаю плести многоцветный узор. Хочешь быть частью моего узора? – он лукаво прищурился и взглянул на неё.

И в этот момент сигнал с роем прервался.

— Послушай, коллега — динамики андроида тихонько скрипнули. Её охватила лёгкая паника, так бы назвал это человек. — Ты можешь достать мне спирт?

Просьба была столь странной и неожиданной, что чернокожий даже притормозил.

— Спирт? — медленно произнёс он, подозрительно воззрившись на Нулевую. — На кой ляд тебе спирт, Железная Дева?.. Впрочем, можешь не отвечать. Надо, так надо. Достанем, только вот где? У местной падали, думаю, может найтись разве что водка. Надеюсь, тебе она подойдёт.

Он круто развернулся на каблуке и выбил ногой дверь ближайшего дома — ветхого, как и всё здесь, но, на первый взгляд, обитаемого.

— Ну что, фройляйн, наведаемся к добрым людям? Будет чудом, конечно, если они здесь найдутся.

— Кто – люди?

— Добрые.

— Почему именно здесь? Это мёртвый квартал.

— Общаясь с покойничками, живых чуешь за километр, железяка. Держись за мной.

Они оказались в сыром полутёмном подъезде, перед рассыпающейся каменной лестницей. Доверия она не внушала, но Погонщик вполне готов был рискнуть. Ступени потрескивали у него под ногами, так что ступал он мягко и осторожно, будто матёрый чёрный кот. Через пару минут они были уже на третьем этаже, у покосившейся старой двери — полоска света под ней указывала, что там кто-то был.

— Гэй, народ, пожертвуйте водочки по-соседски! — гаркнул колдун, высадив дверь ударом ботинка… и в лоб ему упёрлось дуло М16. Точнее, сразу три дула.

Комната была абсолютно пуста, если не считать громоздкой радиостанции на полу и троих мужчин, сгрудившихся вокруг неё. Ни на каэмовцев, ни на аэсовцев они явно не походили. Старые куртки с заплатами, трёхдневная щетина и по-волчьи суровые взгляды выдавали в них ту самую «местную падаль». Вполне типичных обитателей Города Вечной Войны — вооружённых и страшно негостеприимных.

Погонщик нервно улыбнулся и поднял руку, очевидно, чтобы поприветствовать хозяев квартиры, но удар прикладом в висок отправил его на пол без чувств.

— Будет знать, как ломать частную собственность. А ты проходи вперёд, машина, — буркнул старший из троицы, суровый мужчина с мощной жилистой шеей, замотанной шарфом-арафаткой. — И рассказывай, что вы с дружком тут вынюхивали.

Икс-Нулевой ничего не оставалось, как подчиниться. Её везение на сегодня явно закончилось.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *