Кровная вражда

Первый рассказ из планируемого цикла “Хроники Полуночной Империи”, написанный нашим верным соратником, герром Зеро. Место действия - город Лондон, он же Мидиан, столица двух государств – Великобритании и Полуночной Империи, земли людей и земли вампиров. Здесь, на узких улочках злачных районов, в глубоких старых подземельях и в сумрачных кладбищенских склепах, медленно зреет недовольство новым порядком, установленным Армией Тьмы…

 

КРОВНАЯ ВРАЖДА

 

Покуда смертный люд смирился Стращённый армиями тьмы, Наш взор на мир сей изменился Былой не видно красоты! Пока искусственный собрат Себя мнит высшей расой, Ему Я буду здесь не рад Встречая злой гримасой! Чего уставился на нас Своими красными глазами? Или тебя мой грубый бас Умыл кровавыми слезами? Пойди же с глаз моих долой Искусственное племя! Нет общего у нас с тобой, Покажет это время.

1

Солнце село совсем недавно, но от красоты багрового заката успело остаться лишь зыбкое воспоминание. Потемневшее небо спешило укутаться рваными тучами, будто пытаясь спастись от осенней прохлады. Долговязая фигура в долгополом плаще замерла под одним из фонарных столбов, который, в отличие от своих двойников, застывших вдоль улицы, напрочь отказывался работать. Ночь лишь вступала в свои права над этим местом, однако щедро предоставленное ею время некуда было девать, а работа меж тем не терпела отлагательств. Так что приходилось импровизировать.

Всего один анонимный телефонный звонок смог поставить на уши небольшой взвод представителей нынешней власти, хотя их приезда ещё поди дождись. Нерасторопность силовиков объяснялась тем, что передвигаться по городу оные предпочитали с помощью массивных шестиколёсных монстров. Как правило, в бронированном брюхе транспорта находились пять-шесть человек, точнее, вовсе не человек, конечно. Ибо людей в подобных структурах не было вовсе.

Тёмная фигура со скукой наблюдала за одним из подъездов массивного жилого здания, что находилось прямо через дорогу. Шпионаж - более чем серьёзное обвинение, тем более в то время, когда в стране объявлено военное положение в связи с закрытием её границ объединёнными флотами заклятого врага. Блокада целой страны - это не шутки. Но всё же требовалось время, чтобы собрать отряд, так как дёргать городские патрули было в данном случае крайне нежелательно. Дело требовало компетентности и ответственности, ибо живой шпион мог бы стать очень ценным трофеем. Наблюдатель не спеша опустил в карман штанов руку и извлёк оттуда помятую сигаретную пачку. Пусть он и не был поклонником табакокурения, но для того, чтобы скоротать время, старая-добрая сигарета вполне годилась. Бледноватые губы обхватили фильтр. Головка спички вспыхнула бодрым огоньком, что в следующее мгновенье запалил конец сигареты. Глаза наблюдателя чуть сощурились, пока он затягивался едким дешёвым дымом. Погасшая спичка была безжалостно брошена на холодный асфальт, где компанию ей могли составить лишь массивные подошвы армейских ботинок. Тем временем выше, под капюшоном плаща, засветилась в темноте третья красноватая точка. Тлеющая сигарета, правда, была чуть ярче алых глаз вампира, следившего за своей целью.

Короткий брифинг, проверка вооружения, подготовка бронетранспортёра - пусть всё это и делалось профессионалами с завидным опытом, мобильность подобного отряда была всё-таки далека от совершенства.

- Им бы вертолёты... - размышлениям клыкастого долгожителя пришёл конец, едва они зародились в его подкорке. Из-за поворота, примерно в квартале от него, с необычайной проворностью вылетела массивная бронемашина. Её тёмный, мрачный силуэт был обрамлён угловатыми гранями, а грохот жадного двигателя, должно быть, перебудил всю округу. Фары и прожекторы транспорта были мертвы, как тот фонарь, под которым расположился наблюдатель. Плотные шины резко остановили ход, и с глухим визгом машина затормозила перед зданием. Сигарета, почти докуренная до конца, была раздавлена носком ботинка, пока из чрева стального зверя показались первые бойцы противника. Четыре внушительные фигуры, полностью сокрытые чёрной униформой, не теряя ни минуты, рванули в один из подъездов. Их тяжёлые шаги едва заглушал всё ещё работающий двигатель. На бегу солдаты передёрнули затворы своих автоматов, скрываясь в глубине жилого корпуса.

Спустя минуту у зловещего грохочущего силуэта показался ещё один боец. Наблюдатель не был этим удивлён, месяцы наблюдения за кровным врагом давали о себе знать. Стянув с себя зеркальную маску, в которой ночью не было нужды, солдат извлёк сигарету из закромов своего разгрузочного жилета. Но едва он успел прикурить, как высокая фигура в плаще решительно направилась вперёд, остановившись посреди дороги.

- Не меня ищете, козлы искусственные? - зычно выдал вампир, разводя в стороны руки и демонстрируя свою безоружность, - Вот он я - ваш шпион. - Выдав последнюю фразу, наблюдатель сперва отступил на несколько шагов, ожидая реакции оппонента, а затем ринулся бежать, стремясь скрыться в ближайшем переулке.

А отменной реакцией, нужно сказать, белокурый боец славного спецподразделения не отличался. На несколько секунд растерявшись, он едва не выронил из раскрытого в удивленьи рта сигарету, затем поймал её пальцами и тут же с остервенением отбросил в сторону. Перехватив свой короткий автомат, блондин кинулся в погоню за незнакомцем. Даже и не подумав о том, чтобы подать сигнал товарищам, штурмовавшим в этот момент, должно быть, комнатку какого-то бедолаги, подставленного полуночным звонком.

Оказавшись под покровом мрака, провокатор одним прыжком взмыл на массивный мусорный бак и, выхватив из-за пояса армейский нож, бросился на неприятеля, едва тот вступил в проулок. Сбитый с ног блондин на несколько секунд оказался совершенно беззащитен, чего атакующему вполне хватило, чтобы нанести с полдесятка быстрых колющих ударов в район грудной клетки и шеи своей жертвы. Плотно стиснув губы, он остервенением вонзал и вонзал оружие в плоть извивающегося под ним солдата. Коротое серебряное лезвие обагрилось кровью, что начала толчками покидать организм через нанесённые раны. Поскольку жертва почти не чувствовала боли, то не стала и вопить, совершив ещё одну фатальную ошибку. Сжав кулак и выбросив его практически наугад, блондин со всей силой ударил атакующего, от чего силуэт в плаще потерял равновесие, чуть не упав навзничь с тела своего противника. Истекающий кровью хотел было воспользоваться моментом, чтобы улизнуть, однако взбесившийся вампир схватил его за шею и набросившись с новой силой вогнал нож в красноватый глаз белокурого бойца по самую рукоять. Тело, облачённое в чёрную униформу, заметно обмякло, однако разгневанный провокатор всё ещё не унялся, и ударом по рукояти ножа вогнал оный глубоко в черепную коробку ненавистного ему врага.

Со стороны припаркованного бронетранспортёра послышались встревоженные голоса. Медлить было нельзя. Вампир второпях запустил руку во внутренний карман плаща, и извлёк оттуда несколько пробирок. Переворачивая на бок поверженного супостата он начал поочерёдно подставлять пробирки под наиболее кровоточащие раны, наполняя их свежей кровью. Дорога была каждая секунда.

- Надеюсь этого хватит... - тихо произнёс убийца, рассматривая добытые образцы. Пробки плотно запечатали кровь внутри небольших сосудов, и вампир последний раз осмотрел тело. Нож крепко застрял в черепе врага, извлекать его не было ни времени, ни желания. Однако короткий автомат выглядел весьма неплохо... Буквально сорвав с убитого трофей, фигура в тёмном плаще поднялась во весь рост, выглядывая из-за угла. В припаркованный транспорт грузили пару связанных людей, мужчину и женщину. Один из коренастых штурмовиков о чём-то переговаривался по рации, держа в руке маску белокурого, брошенную на броне.

 

Затянутое тучами небо бомбардировало асфальт редкими робкими каплями, всё никак не желавшими становиться настоящим дождём. Смешиваясь с водой, кровь убитого бежала тоненькими ручейками в водосток, отправляясь в увлекательное путешествие по лондонской канализации. Двое матёрых бойцов осматривали место преступления в поисках хоть каких-то улик. Но всё что оставил убийца - лишь серебряный нож, погружённый в глазницу жертвы.

- База, приём! Мы нашли его, - прогремел зычный голос, заглушая шум дождя. - Так точно, база. Убит. Конец связи... Давай, потащили, - коснувшись шлема и разорвав соединение, боец взялся за лодыжки поверженного товарища.

- Так это, а поведёт-то кто? - поинтересовался второй, хватая тело под мышки и таща его в сторону бронемашины.

- Дин поведёт, опыта у него хватает, - раздалось из-под маски.

- Ага, как же, знаю я его опыт. Помню, как-то в учебке случай был, ещё до заразы...

 

Тем временем убийца спешил убраться подальше от места преступления, желая как можно быстрее добраться до своего убежища. Дождь усиливался с каждой минутой, а путь предстоял долгий. Благо, до рассвета ещё далеко, времени в запасе пусть немного, да оставалось. Правда, любая задержка могла кончиться весьма плачевно.

Уютные узкие улочки пригорода едва освещались редкими фонарями. Тем, кто ночью властвовал в этих дворах и переулках, яркий свет был вовсе ни к чему. Однако и об интересах «человеческой» части населения города власти старались не забывать. Лондон... Сколько ассоциаций вызывает это имя, даже у тех, кому так и не удалось в нём побывать, да, скорее всего, уже и не удастся. Огромная и по-своему прекрасная столица некогда великой и могучей империи, однако в последние полгода об этом городе говорят не как о бриллианте в короне Великобритании, а как об оплоте нечисти, что здесь воцарилась. С новыми хозяевами пришли и новые порядки, и даже новое название. Мидиан - именно такое имя носил сейчас город. Англия за свою долгую историю повидала множество взлётов и падений, но такого ей испытывать ещё не доводилось. Да что там Англия, весь мир был в шоке от этой вести: на Земле появилось первое государство Нечеловечества! Да ещё какое государство! Вся индустрия и промышленность вместе с армией и населением перешли под власть вампиров. Не стоило и говорить о том, как смертные – в особенности, конечно же, сами англичане – были поражены подобными переменами. Шок и трепет – вот что испытали простые люди, узнав о том, что нелюди, до того чинившие беспредел в далёком польском городишке и считавшиеся почти полностью истреблёнными Армией Света, во мгновение ока стали всесильными властелинами их страны. Многие лондонцы, а ныне - мидианцы, всё ещё хорошо помнили «Лондонский инцидент», и наивно полагали, что такого с ними никогда не повторится. Однако фортуна оказалась не на их стороне, это уж точно.

Пусть внешние перемены были налицо, однако на повседневной жизни подданных самой Англии, ныне ставшей Полуночной Империей, они отразились мало. Утром жители мегаполиса всё так же спешили на свои работки, чтобы получить всё те же деньги, дабы выжить в мире, достаточно жестоком и безо всяких нелюдей. А кое-кто хотел не просто выжить, но ещё и жить припеваючи, и зачастую амбиции именно таких индивидов делали сей мир жестоким. Однако с порядками этого самого мира, когда он перевернулся с ног на голову, смирились далеко не все.

2

Полы тёмного матерчатого плаща вздымались под потоками прохладного осеннего ветра, в то время как тяжёлые подошвы ботинок гулко шагали по влажному после дождя асфальту, проворно унося их обладателя прочь от злополучной улицы. Подобным видом уже было никого не удивить, местное население постепенно привыкало к тому, что у некоторых прохожих бывает крайне эксцентричный внешний вид, непременный атрибут которого – рубинового цвета глаза, способные заставить смертного впасть в оцепенение от одного их вида. Под длинными полами плаща, ко всему прочему, удобно было прятать трофейную винтовку, дававшую несколько большие шансы на выживание, если вдруг предстоит внезапно сцепиться с врагом.

Врагом же его была Армия Тьмы. Многотысячное вампирское войско, фундамент их государства и опора её правительства. Пускай военная диктатура – не самая изящная из форм правления, зато достаточно действенная в эпоху больших перемен. Тем более, когда перед тобой сотни, тысячи, и дальше целый миллион вооружённых до зубов вампиров, обученных убивать ещё до обращения и укомплектованных по последнему слову военной техники.

Время от времени озираясь по сторонам, фигура продолжала своё движение вдоль безжизненных ночных улиц, сливаясь с предрассветным сумраком, от которого не спасал тусклый свет фонарей. Издалека могло бы показаться, что вампир не шёл, а плыл, точно призрачная тень, вдоль тёмных кирпичных стен, настолько плавными были его движения. Эффект усиливали полы плаща, как сложенные крылья нетопыря, летящие чуть позади от хозяина. Он зашагал быстрее, теперь он почти бежал. Тихо, как всамделишный призрак... Мягкую симфонию ночного ветра ничто не нарушало – казалось, целый город вымер. Кое-где, однако, окна всё ещё были подсвечены уютным желтоватым светом, напоминая о том, что Лондон-Мидиан по-прежнему обитаем. К тому же то тут, то там по улицам колесили ночные патрули, выискивая нарушителей комендантского часа. Эти небольшие чёрные броневики хоть были и вполовину не столь внушительны, как шестиколёсное чудовище штурмовой бригады, однако шутки даже с такой машиной были плохи. Крепкая броня уберегала её экипаж от случайных пуль и шальных осколков, а высокая маневренность вкупе с тяжёлыми пулемётами обеспечивали достойный отпор супостатам.

Наконец вампир нырнул в один из крошечных боковых переулков между двумя массивными жилыми зданиями. Отыскав припрятанный за объёмистым мусорным баком железный прут, он ловко поддел канализационный люк, и медленно, чтобы не создавать лишнего шума, отодвинул его в сторону. Пара кошек тут же испуганно бросилась вон из проулка, вспугнутая тяжёлым металлическим скрежетом. Спрятав импровизированный рычаг обратно за бак, вампир спустился в люк, аккуратно водрузив крышку на прежнее место.

Внизу было теплее, чем на улице, продуваемой сквозняком. Но если температура окружающей среды практически не заботила полуночного гостя, то от запаха, ударившего в ноздри, он непроизвольно поморщился. К некоторым вещам сложно привыкнуть, даже спустя полгода. Хотя какие-то жалкие полгода для такого долгожителя, как он, были не таким уж и большим сроком.

Гулким эхом под старыми сводами канализации разносились звуки сотен, если не тысяч падающих капель. Беспорядочный их перезвон сопровождался лёгкими шагами вампира.

Поплутав ещё некоторое время по лабиринтам узких тоннелей, преодолев вброд поток невыносимо смердящей жижи, он добрался, наконец, до своей цели.

Невысокая, но массивная оцинкованная дверь не имела снаружи ни одной ручки или замочной скважины. После условного стука в ней открылась лишь узенькая смотровая прорезь, из-за которой на гостя уставилась пара алых, хитро сверкающих глаз.

- Пароль? - поинтересовались добродушным басом из-за двери.

- Кончай придуриваться, Боб, - несколько раздражённым голосом ответил вампир.

- Нет, это старый. Вспомни новый, - насмешливо ответили изнутри. - Пароль?

- Боб – мой король! – торжественно гаркнул гость на всю канализацию. Горький опыт подсказывал ему, что уж лучше сыграть в эту глупую игру и войти, чем пытаться упрямо стоять на своём, оставаясь при этом перед дверью. Которая, к слову, уже через секунду была радушно распахнута, являя вампиру огромную фигуру его чернокожего сородича. Казалось, что тот сам едва помещался в небольшом коридорчике, так что в распоряжении гостя оказывалось весьма скромное пространство, в которое ему таки пришлось протиснулся. Всё лучше, чем оставаться в канализации с её богатыми букетами насыщенных ароматов. В тесноте, да не в обиде, как говорится.

- Кончай ты уже со своими шуточками, - недовольно проговорил вампир, стягивая с себя плащ и вешая его к остальной одежде на один из множества небольших крючков, коими была щедро усыпана стена коридора.

- Да ладно тебе, Майк. Ну, в последний раз-то! - без особых усилий темнокожий вампир подпёр дверь здоровенной увесистой балкой, после чего небрежно обтёр ладони о свои просторные военные брюки.

- Смотри у меня. Тоже мне, юморист нашёлся. - Майк хотел было погрозить кулаком оппоненту, но перед его бледным лицом тут же возникла здоровенная лапища Боба, которая, будучи сжатой в кулак, была как минимум вдвое больше кулачка самого Майка. Однако лицо темнокожего стража тут же смягчилось довольной улыбкой, и сородичи пожали друг другу руки, после чего проследовали по коридору к центральному помещению их уютного убежища. Вернее, даже больше, чем "убежища".

Это подземелье стало настоящим домом для кучки разношёрстных вампиров, которые так и не смирились с тем, что произошло с Англией. И дело было даже не в патриотизме, тем более что в их группе не было ни одного коренного англичанина – о нет, это был национализм иного толка, по меркам которого искусственные кровососы, основатели Полуночной Империи, считались чем-то из ряда вон выходящим, нечистым, попросту безобразным. Там, на поверхности, их были сотни тысяч, и они считали себя хозяевами собственного государства. Это была уже не просто наглость, а вопиющее хамство по отношению к истинным, древним, «чистым» вампирам. Тем более что новый закон обязывал и каждого «чистого» носферату нести службу в Армии Тьмы наравне с искусственными сородичами. Ещё в первые дни воцарившегося снаружи хаоса небольшая горстка свободолюбивых клыкастых единомышленников, не признавших новый порядок вещей, укрылась здесь, внизу, в канализации. Когда-то здесь было подобие наркопритона, или базы какой-то мелкой людской банды, однако смертные были с лёгкостью отсюда выбиты и отправлены вперёд ногами вниз по течению сточных вод.

Пусть членов организации «Чистая кровь» можно было пересчитать по пальцам одной руки, их способностей вполне хватало на то чтобы вести эффективную подрывную деятельность в тылу врага. К тому же, больше чем впятером в бункере было просто не уместиться. Негласным лидером группы был Майк, который своим энтузиазмом и энергетикой (да и шилом в одном месте, к тому же) был способен побуждать всю команду к действиям во имя их высшей цели - лишить искусственных вампиров права называться носферату или хотя бы власти над Британией. А в идеале - заполучить эту самую власть самим, хотя это была не более чем смелая мечта. Майк был самым молодым в группе – возможно, именно это и толкало его порой на откровенные безумства. Свою новую сущность он обрёл на заре шестидесятых годов двадцатого века, во время путешествия по Штатам в качестве начинающего музыканта, которым ему стать так и не удалось.

Боб - внушительных размеров вампир африканского происхождения, волею судьбы заброшенный в бывший Лондон именно тогда, когда тот стал бывшим, воистину был душой их небольшой компании. Его оптимизму мог бы позавидовать любой, будь он хоть нелюдем, хоть человеком. Казалось бы, кому, как ни ему – рослой, широкоплечей горе мускулов в прекрасной физической форме – быть главным силовым аргументом «Чистой крови», но нет. Зачастую внешность бывает обманчива, и этот субъект - не исключение. Будучи крайне добродушным и прекрасно при этом образованным, Боб был «мозгом» организации. За свои полтора века он смог опробовать свои силы в массе наук и искусств, не прекращая совершенствоваться как умственно, так и духовно. Успев побывать в шкуре раба одной из африканских колоний, темнокожий был несказанно рад и благодарен судьбе за каждый день, проведённый на воле, за возможность самому выбирать свою судьбу и открывать что-то для себя новое и интересное. Делиться своими открытиями с друзьями Боб тоже очень любил. Дружба - то, чем он мог дорожить больше собственной свободы, да и жизни в придачу. И его нынешние друзья это, разумеется, ценили.

Больше других, однако, уважением и привязанностью к Бобу прониклась Джессика. Будучи немногим младше и не менее талантливой в своей области, она не переставала удивляться тому количеству знаний, что скрывались в бритой темнокожей голове её нынешнего наставника. Стараясь как можно больше времени проводить за работой в паре с африканским вампиром, девушка узнавала массу нового для себя, а уж свой интеллект Джессика редко недооценивала. Выглядела девушка достаточно молодо, да и её природный инфантилизм мог в одно мгновение списать прожитые в качестве вампира десятилетия, на время сделав её той самой юной брюнеткой, что заплатила своей прежней сущностью за невинную вечернюю прогулку в саду. Своё перевоплощение Джесс пережила очень тяжело, а любящие, но суеверные родители лишь подлили масла в огонь, пригласив домой священника, когда с их дочерью начала твориться чертовщина. Западная Европа в то время была богата на суеверия, и несчастную подвергли гонениям, отчего она была вынуждена скрываться от людей, опасаясь агрессии с их стороны. Однако здесь, в компании вот уже как полгода неразлучной пятёрки, она вновь чувствовала себя обычной девушкой, а не кровожадным чудовищем.

Так и сейчас Джесс сидела у своей небольшой лаборатории, не отрывая глаз от монитора. За её спиной возвышался Боб, приглядывая за своей ученицей. Облачённый в просторный белый халат, с натянутыми на приплюснутый нос очками он выглядел пусть и слегка нелепо, но довольно солидно. Джессика же тем временем заносила в компьютер очередную порцию данных, танцуя своими ловкими пальцами по клавиатуре, издающей ритмичные щелчки. Неискушённому в науке наблюдателю эта огромная масса символов, вбитых в разные графы таблицы, вряд ли смогли бы сообщить что-нибудь полезное или хотя бы интересное. Но пара рубиновых глаз с жадностью впились в голубоватый отсвет монитора, выхватывая каждое полученное значение, снова и снова. Очередной щелчок по клавише ввода - и данные преобразовались в новое значение, сообщая нечто такое, отчего лицо Боба приобрело не самое довольное выражение.

- Ни черта не сходится... - обречённо выдохнула девушка-вампир, убирая за ухо высвободившуюся прядь волос. - Ничего не понимаю. Данные верны, я в этом уверена - вернее быть не может! - В её голосе прозвучали нотки отчаянья.

- Сейчас поглядим, - тихо произнёс Боб, скорее обращаясь к самому себе, чем отвечая на реплику подопечной. Тёмные пальцы наскоро пролистали несколько страниц толстой рабочей тетради, исписанной размашистым нетерпеливым почерком. Где-то слова были со злобой перечёркнуты, а где-то отдельные формулы заботливо обведены в мягкие овалы, выделяющие их на фоне остального текста.

- А что, если не так, - тёмно-синяя паста ручки, зажатой в пальцах Боба, зачеркнула пару символов в очередной формуле. - А вот эдак... – задумчиво выговаривал учёный вампир, корректируя собственные записи. Помятая тетрадь вернулась на стол, прямо под глаза лаборантки. Очередная барабанная дробь по клавиатуре, лёгкий удар по клавише ввода... И очередная гримаса на темнокожем лице.

- Быть может, другие значения неверны? - Джесс принялась изучать каждую запись в тетради, сопоставляя её с аналогичной, красующейся на мониторе.

- Нет, тут не в том дело. Наши данные верны, но, видимо, просто не полны, - к паре пытливых взглядов присоединился ещё один, явно заинтригованный диалогом приятелей. Однако сколько бы Майк не пялился в цифры и буквы, глаза его взирали будто бы сквозь монитор, упираясь в бетонную стену. Удручённый таким положением дел, он очередной раз пожалел о том, что сунул нос в дела коллег.

- Вот, - произнёс Майк, протягивая в лапу Боба несколько небольших пробирок, перепачканных кровью, да и наполненных ею же. - Придумайте уже, наконец, как можно по-быстрому избавиться от этих искусственных гадов. До чего прыткие, сладу с ними нет.

Темнокожий собрат лишь криво ухмыльнулся, рассматривая следы сопротивления противника, оставленные на скуластом лице Майка в знак протеста против сдачи крови.

Пока умнейшие члены «Чистой крови» бились над загадкой превращения обычного человека в искусственного вампира, а точнее, возвращения его в изначальное состояние, Майк устало опустился на просторный диван, запрокидывая голову на спинку и бесцельно глядя в потолок, испещренный предательскими трещинами. Он даже забыл про свой новоприобретённый автомат, болтавшийся на его плече.

Из противоположной части помещения за ним пристально следили ещё две пары алых глаз. Одна из них принадлежала Лоренцо. На вид ему было пятнадцать-шестнадцать лет, однако на деле всё обстояло куда интереснее. Этот паренёк имел за плечами жизнь, которая измерялась далеко не одним столетием. Сам Лоренцо не называл точных цифр, говоря лишь о пяти с половиной сотнях. Он всегда был спокоен и рассудителен, сколько его помнила остальная четвёрка. Воистину, прожив такую долгую и насыщенную жизнь, не мудрено потерять к ней некоторой доли интереса. Удивить Лоренцо было практически невозможно, и его мальчишеское лицо, стянутое фарфоровой маской безразличия, редко выражало хоть какие-нибудь эмоции. Однако приодеться он всё ещё любил и, конечно же, умел. Всегда аккуратно причёсанный, он носил на голове багряный берет, обрамлённый золотой нитью и увенчанный чёрным пером. Также Лоренцо любил пышные светлые сорочки, поверх которых носил тёмные бархатные одежды совершенно старомодного покроя, дополняемые чулками-штанами на итальянский манер и лёгкими туфлями. Не расставаясь со своей тростью, вампир постоянно держал её при себе, хотя и не испытывал в ней никакой надобности, а использовал лишь для дополнения образа. Сложно было сказать, что мотивировало Лоренцо так усердно следить за своей внешностью. Разве что надежда на то, что когда-нибудь Её Величество удостоит сию скромную обитель своим визитом. Правда, пришлось бы ей ютиться со всею своей свитой на диванчике с Майком, но ничего. В конце концов, он был и не такой уж плохой компанией.

- Ну, как всё прошло? - поинтересовался мальчишеским голоском Лоренцо, пока усталый Майк устраивался на диване. Сидя в огромном кресле у дальней стены, старший из ныне присутствующих вампиров и одновременно самый юный из них держал в своих бледных тонких руках чайную чашку, водружённую на блюдце. Закинув ногу на ногу, он откинулся в своём кресле, делая очередной глоток. Если Боб и Джессика были мозгом группы, а Майк — её движущей силой, Лоренцо отошла роль спонсора всего предприятия, благо его кошель всегда был до отказа набит златою монетой. Однако об источниках своих доходов он предпочитал вежливо помалкивать.

- Не без происшествий, - лаконично ответил Майк, ощупывая языком один из своих клыков, что начал изрядно шататься после того, как изворотливая жертва попыталась оказать сопротивление. Вполне удовлетворившись таким ответом, Лоренцо снова припал бескровными губами к чашке. То же сделал и обладатель второй пары хищных глаз.

А точнее - обладательница. Юи - так звали девушку – имела не только типичное азиатское имя, но и не менее типичную азиатскую наружность. Невысокая и довольно миниатюрная, она была едва выше Лоренцо, а уж гиганту Бобу и вовсе едва не дышала в пупок. Густые тёмные ресницы вместе с узким разрезом век скрывали рубиновые глаза девушки-вампира от посторонних взглядов. Некогда смугловатая кожа её ныне была бела как свежий снег, лишь длинные чёрные волосы остались нетронуты, сохранив свой первозданный вид. Родилась и выросла Юи в США, как и Майк. Её предки прибыли в Америку из Кореи, спасаясь от японской аннексии после Русско-японской войны. Но, стремясь убежать от одной угрозы, родители Юи, как и она сама, внезапно столкнулись с другой. И с тех пор ни ей, ни её родителям старость уже не грозила. Правда, по разным причинам. В «Чистой крови» Юи появилась самой последней, и сейчас занималась лишь тем, что искала необходимые препараты и технику для исследований, доставала патроны, оружие и разные мелочи. Благо финансовая поддержка Лоренцо и постоянные запросы учёной парочки не оставляли её надолго без работы. Практически всем, что имелось в этой комнатке, остальная четвёрка была обязана тесным связям этой деловой женщины.

Наконец на журнальный столик между двумя креслами, в коих расположились Юи и Лоренцо, опустились опустевшие чашки. Небольшой фарфоровый чайничек наполнил их вновь, и парочка вампиров продолжила свой неспешный разговор. Пили они далеко не чай, разумеется, о чём присутствующим говорил столь знакомый сладковатый запах, едва уловимые нотки которого постепенно заполнили помещение. Майк уже с трудом разбирал слова своих приятелей, всё глубже погружаясь в тревожные, липкие сны, которые не позволяли его сознанию выскользнуть наружу.

Тем временем мидианские улочки уже освещались первыми лучами солнца, выманивая смертных из уютных квартирок. Светлые и тёплые, они были прекрасны, впрочем, как и всегда. Но для некоторых эти лучи были также и смертельно опасны. Лишь специальные защитные костюмы позволяли патрулям Армии Тьмы пребывать днём под палящим солнечным светом. Облачённые в тёмные, лёгкие, плотно облегающие доспехи противосолнечной брони, увешанные оружием, они гордо маршировали по своим улицам и мостовым, внушая трепет в сердца людей, робко косящихся на своих новых господ. Большинство из этих прохожих даже помыслить не могло о том, чтобы встать на пути нечеловеческой армады. Но всё же они лелеяли надежду на то, что скоро всё станет по-прежнему. Не будет больше на улицах вампиров-солдат и бронемашин, окрашенных в матовый чёрный. Не нужно будет сдавать кровь, для того чтобы насытить миллионную армию клыкастых тварей. И скоро каждый снова станет самому себе хозяином, как бы глупо это не звучало. С каждым прожитым под гнётом Нечеловечества днём, в ком-то эта надежда всё-таки угасала, а кто-то верил всё сильнее в то, что светлое будущее людей не за горами, что каждый упырь и всякое другое отродье сгинет в очищающем пламени, и в конце концов однажды все снова будут считать вампиров, оборотней и им подобных – лишь литературным вымыслом из древних сказок и легенд, голливудских боевиков и видеоигр.

3

Звонкий девичий смех на мгновение овладел помещением, бойко отскакивая от бетонных стен, прерывая негромкую болтовню.

- Что? Магии? - Джесс наконец успокоилась, и теперь просто широко улыбалась, заглядывая в рубиновые глаза своего коллеги.

- Чего же тут смешного? Или ты считаешь, что оккультизм на пустом месте вырос? - озадаченный поведением напарницы, Боб стянул с себя очки и принялся протирать стёкла беленьким платочком.

- По-моему ты заработался, дружище, - девушка указала на дрыхнущего Майка, - Вон, бери пример.

- Ну а как ты ЭТО ещё объяснишь? - темнокожий повысил голос, указывая пальцем в монитор. - Подобного, я, однако, давненько уже не видел, и точно сказать не смогу, - очки были водружены на привычное место, - Но тут без ЭТОГО явно не обошлось. - Боб скрестил на широкой груди свои руки, придавая авторитетности своему мнению.

- Это глупости, - фыркнув, ответила Джессика, возвращаясь к своей работе, - То, что ты не можешь объяснить подобного явления - ещё не значит, что объяснение должно быть столь примитивным.

Боб лишь сочувственно покачал головой, удивляясь столь узкому, как ему показалось, мышлению девушки. Однако, тактично промолчав, он последовал её примеру, взяв в руки тетрадку.

- ...Так вот, ты только подумай, - Лоренцо продолжил прерванную беседу с Юи, отворачиваясь от парочки в белых халатах. - Крупная партия, - мальчишеские пальчики раскинулись в стороны. - Чистейший товар! Шуму будет - мама не горюй. Понимаешь, к чему я? - Его руки снова вернулись в привычное положение, поднимая со столика блюдце и чашку.

- Думаю, с этим я справлюсь, но цена будет выше. Ты, наверное, понимаешь, почему. - Черты женщины смягчились дружелюбной улыбкой. Деловой костюм Юи был как всегда строг, подчёркивая её отношение к своему делу, а из волос, уложенных в стильную азиатскую причёску, виднелись серебристые шпильки.

- Да, конечно, время — деньги, - согласился Лоренцо, в очередной раз заглядывая в глаза своей собеседницы. Обильный тёмный макияж Юи, контрастирующий с её белоснежной кожей, создавал впечатление, что на тебя смотрят два крупных чёрных бездонных глаза, едва женщина смыкала веки. - Если бы я смог, то конечно, сообщил бы раньше, - мальчишка откинулся в кресле, - Но, как говорится, за что купил - за то и продаю, сам узнал буквально пару часов назад.

- Не хочешь поделиться осведомителем со своим старым другом? - алые глаза женщины озарились заинтересованностью. Пусть Юи выросла и провела большую часть жизни в англоговорящих странах, однако в её произношении всё-таки чувствовался лёгкий, ненавязчивый азиатский акцент, придававший некую изюминку её говору.

- Ох, я бы с радостью! - пламенно произнёс Лоренцо. - Беда лишь в том, что ОН сам выбирает тебя, а не ты его. Точнее она, - с усмешкой произнёс мальчишка. - Я могу выдать тебе всё, что о ней знаю, но это будет лишь пустой звук. - Клыкастая улыбка на мгновение озарила лицо вампира, после чего тут же скрылась за гранями чашки.

 

За дружескими беседами и кропотливой работой время бежит незаметно. Тем более, когда у тебя наконец появилась возможность как следует выспаться. Хотя сон для вампира был скорее возможностью скоротать время, нежели средством для физического и умственного отдыха, Майк всё-таки любил поспать - возможно, потому, что до сих пор не потерял способность видеть сны. Не всегда, впорочем, они были приятными. Провалявшись от рассвета до заката на старом диванчике, который едва вмещал его в себе, вампир всё-таки поднялся, почувствовав острую нехватку питательной энергии. Которую он таки получил, приблизившись к книжному столику и бесцеремонно выдув всё содержимое фарфорового чайничка. Вполне довольный своей выходкой, он лишь отмахнулся от недовольного взгляда Лоренцо, который хотел было что-то проворчать, но мигом потерял всякий интерес к смутьяну.

- Ну как, выспался, кровосос? - белоснежная клыкастая улыбка Боба встретила Майка, блуждавшего по комнатке и размышлявшего о том, чем бы занять ещё одну ночку.

- Выспишься тут, под ваш антинаучный трёп, - ехидно ответил вампир. - Может, вам ещё крови этих сволочей подогнать? А то скучно, мочи нет уже торчать в четырёх стенах.

- Так найди себе уже занятие, нечего мельтешить перед глазами, - Лоренцо выглянул из-за свежей, приятно пахнущей типографской краской и новенькой бумагой газеты. - Желательно, нечто более полезное, чем твои обычные попытки изображать бурную партизанскую деятельность, поджигая припаркованные броневички, брошенные без присмотра. - Он зашелестел очередным газетным листом. - Выдай нам уже сенсацию, а то одна статья другой скучнее.

- Может, ты что-нибудь толковое уже предложишь? - Майк принял вызов на словесную дуэль, в то время как Боб лишь с усмешкой наблюдал, скрестив могучие руки на не менее могучей груди.

- Может, и предложу. Может, уже предложил. Пока ты дрых, кстати. - Лоренцо расплылся в самодовольной улыбке.

- Очередной подрыв очередной «жизненно важной артерии Армии Тьмы»? – Майк попытался произнести это как можно более саркастично. Слишком уж хорошо он помнил ту массу потраченных усилий на взрыв одного из складов с боеприпасами темноармейцев, однако для последних это не стало таким уж большим потрясением. Воевать им было пока не с кем, так что нехватки амуниции не ощущалось, да и со снаряжением у искусственных упырей было всё в полном порядке. «Чистая кровь» потратила больше недели, наблюдая за складом и изучая маршруты патрулей, места расположения часовых и прочие аспекты работы службы безопасности здания. Дело было, конечно, сделано, но – это практически не дало никакого эффекта. Так, комариный укус на теле огромного чёрно-красного слона Полуночной Империи.

- На этот раз действительно жизненно важной, - нахмурился Лоренцо. - И да, Юи уже ушла за очередной порцией взрывчатки, осталось лишь найти то, что нам действительно нужно.

- И чего же нам нужно? - внезапно вмешался Боб, заинтересовавшийся словами приятеля, однако тот лишь снова улыбнулся, не спеша выкладывать все карты на стол.

- На днях мне стало известно о том, что скоро в Мидиан прибудет большая, просто-таки огромная партия провианта для этих искусственных паразитов. И не просто какой-то свиной крови, или разбавленных помоев – о нет, чистейший продукт, собранный где-то в дальних городишках. И здесь уже её будут разбавлять, а некоторую часть и не будут - пойдёт на прикормку высокопоставленных упырей, - отвлёкшись, Лоренцо и сам сделал небольшой глоток из своей чашечки. - Собственно, пора нам навестить старую ведьму, дабы узнать обо всём поподробнее. Времени как-никак в обрез, знаете ли...

- Что-что? К этой крысе сморщенной, что ли? Да ты никак шутишь, друг мой любезный! - внезапно запротестовал Майк. - Знаем, слышали, она нас продаст на месте с потрохами, даже хоронить нечего будет после увлекательного путешествия по казематам Полуночной Империи.

- О тебе тоже слухов ходило в своё время предостаточно, так что это ещё не показатель, знаешь ли, - сложив газету и опустив её на столик, Лоренцо наконец поднялся из своего кресла, впервые за последние пару дней. – Ну, так ты идёшь, али так и будешь тут торчать? Время назначено, цена согласована, а мы рискуем весьма неучтиво опоздать.

- Чёрт с тобой, отправляемся, - махнул рукой Майк, решительно проследовав к их импровизированному гардеробу и натягивая свой плащ.

Не без помощи Боба парочка выбралась в тоннели, где Лоренцо пришлось исхитряться, дабы не погубить своего наряда. С горем пополам выбравшись на поверхность, где ночное небо затягивали грозные тучи, вампиры быстрым шагом направились вдоль всё той же скудно освещаемой улочки. Путь их лежал прямиком на одно из старейших кладбищ бывшего Лондона, на котором обосновалась в одном из склепов та самая «старая ведьма». Хотя никакой ведьмой она в действительности не была, по сути, являясь всё той же носферату. Правда внешность её была весьма специфической, отчего и пошло такое прозвище, да и настоящего имени старухи вряд ли кто знал. Больно уж скрытная она была, хотя в чужие тайны засунуть свой крючковатый нос весьма и весьма любила, чем и занималась на профессиональной основе. Часто к ней приходили тёмные личности, охочие до свежих сплетен, и расставались с круглыми суммами, дабы найти ответы на свои самые сокровенные вопросы. Большая часть из них эти ответы всё-таки находила, правда, не все оставались ими довольны.

Путь обещал быть не слишком долгим, благо по прямой можно было добраться с минимумом усилий и в кротчайшие сроки, но парочка приятелей всё-таки решила сделать немаленький крюк, дабы перестраховаться. Комендантский час и бронемашины патрулей могли стать досадной неприятностью любителям ночных прогулок, однако было место, на которое это правило негласно не распространялось. Всего одна улица - зато какая.

Бдительные бойцы Армии Тьмы, знаете ли, довольно часто любят останавливать прохожих, тем более в неположенном месте, да ещё и в неположенное время. Казалось бы - простая формальность, проверка документов, ничего страшного, в оккупированных странах и не такое бывает. Однако иногда подобные проверки оканчивались весьма плачевно для тех, чей инстинкт самосохранения не был достаточно силён, чтобы удержать за зубами их язык. Армейский паёк был слишком скуден, да и потом, рядовые бойцы кормились в основном концентратами и кровью животных, а это, знаете ли, не самый что ни на есть шикарный рацион. И многим хотелось большего. А некоторые даже находили способ это «большее» вполне на законных основаниях получить. Однако на улице, по которой шли сейчас Майк и Лоренцо, в отличие от других, не изобиловала упырями в чёрных защитных костюмах, ибо считалась чуть ли не самой паршивой дырой Мидиана, где ошивалось сплошное отребье – как людское, так и нечеловеческое. Наркомания, проституция, торговля оружием и прочие радости жизни здесь были в изобилии. Смертные предавались всевозможным грехам на пару со своими клыкастыми соседями. Хотя какое действие оказывали наркотики на организм вампира, было достоверно неизвестно, но некоторые носферату употребляли воистину лошадиные дозы сильнейших препаратов, в то время как людское отребье могло лишь позавидовать такому размаху. Вам нужно укрыться там, где никто не станет задавать лишних вопросов? Хотите незаконно приобрести оружие, начиная от карманных дамских пистолетиков и заканчивая крупнокалиберными пулемётами? Жаждете убиться свежей дозой химии? Желаете утолить свою страсть парой-тройкой шлюх? Вам сюда. Правда не факт, что вы отсюда вернётесь, но некоторым и возвращаться было некуда, если не большинству. Уж здесь-то наши друзья-товарищи могли не беспокоиться о том, что их выловит случайный патруль.

 

- ...И прямо по самую рукоять! Бам! - бритоголовый коренастый мужчина смачно ударил кулаком по своей ладони, издавая хлопок, - Представляешь? - Блёклые алые глаза сверкнули своему собеседнику.

- Это которого на прошлой неделе перевели, что ли? Недолго же он продержался, - высокий шатен, сидящий напротив, покачал головой, после чего сделал большой глоток из пузатого бокала, наполненного янтарного цвета жидкостью.

- Да-а, бывает же такое… И как они только не боятся, сволочи! - бритоголовый вампир хотел было пригубить того же напитка из своего бокала, как вдруг, вспомнив что-то чрезвычайно важное, оторвал тонкие губы от прохладного стекла. - А помнишь, пару месяцев назад что ещё было? Говорят, несколько патрульных машин спалили какие-то там повстанцы, или ещё кто. Ерунда какая-то, но вроде тот белобрысый до этого в патруле и был. И перевели его, потому что со старым их броневиком что-то случилось.

- Так это… - вмешался третий, выдыхая клубок сизого дыма. - Их ведь поймали и того… к стенке поставили да в расход пустили. У нас лейтенант такой - ему только повод дай, мигом все дела порешит, как положено. - Мягкие удары пальца стряхнули дым в импровизированную пепельницу, роль которой играла небольшая миска со сколотым краем. - Он потом в рапорте всё списал на оказанное противником сопротивления – мол, живыми даваться никак не хотели. А на самом-то деле эти сосунки, едва нас с парнями, да во всей снаряге, увидали - мигом все портки попортили, побросали стволы свои дешёвые, что старше них в три раза, да давай ныть о том, что, мол, раскаиваются, что ничего плохого делать и не думали, лишь деньжат подзаработать. Ну, а лейтенант что? Осмотрел их всех, да и говорит, мол: «Ну их к бесу, ребята, в расход всех. Нечего с нам мелочью возиться», - очередной выдох рассказчика был сопровождён облаком дыма, - А мы что? Нам с парнями сказали - мы сделали, наше дело ведь не хитрое, - молодой вампир рассмеялся.

- Оп-па! Так это ты, значит, у лейтенанта Гейбса сейчас во взводе? - коренастый мужчина бросил заинтересованный взгляд на парня, - Он же вроде сегодня утром с вами на какое-то интересное задание собирался, или нет? Я что-то краем уха слышал, но ты же понимаешь - из первых уст всяко интереснее, - бритый вампир переглянулся с долговязым шатеном, что уже по новой наполнил свой бокал.

- Гейбса? Да, - отозвался третий, делая глоток какой-то густоватой изумрудной жидкости с кубиками льда, - Контр-тер-ро-ризм, вот! - тщательно выговорил он следом, опуская свой стакан, и заметно оживившись продолжил, - Вы, мужики, даже не представляете где мы сегодня террористов ловили! - На минуту прервавшись, парень оглядел собеседников, ожидавших от него продолжения. - На кладбище! – выдохнул он затем, выразительно округлив рубиновые глаза, - Это было что-то...

Однако продолжить своё повествование он не смог, так как был бестактно прерван налетевшим на него мужчиной недружелюбной наружности, да к тому же изрядно выпившим. Стерпеть подобного от какого-то смертного подонка юный нелюдь не смог.

- Тебе чего, с-сука, жить надоело?! - выдал он на повышенных тонах, поднимаясь со стула. И без того не самая уютная атмосфера заведения начинала накаляться. Эта просторная квартира, ныне переоборудованная в подобие бара, была далеко не единственной в своём роде. Многие люди бежали подальше из этого района, по дешёвке продавая свои жилища кому попало. Таким образом, в одном здании могло находиться с десяток баров, борделей и прочих притонов разной степени отвратительности, соседствуя с вполне себе жилыми апартаментами. Иногда – а точнее, постоянно, хотя, разумеется, большинство об этом не распространялось – такие сомнительные заведения удостаивались чести стать местами отдыха темноармейцев, что любили выпить во время очередного небольшого отгула.

- Да пошёл ты! - выдал расхрабрившийся во хмелю мужчина, сопровождая свою реплику непристойным жестом. Кара последовала незамедлительно. Долговязый шатен, дабы развеять скуку и поддержать товарища, поднялся со стула во весь рост и, перехватив за горлышко бутыль, со всего маху обрушил её на голову неприятеля. Прочное стекло издало жалобный стон, выплеснув наружу остатки янтарной душистой жидкости, однако выдержало удар. Чего нельзя было сказать о голове потерпевшего, который, охнув, запустил пальцы в волосы, стремясь прикрыть свой череп от дальнейших атак. Сжав бутыль покрепче и стиснув зубы, шатен нанёс ещё один удар. Сотни осколков разлетелись по грязному полу, на который тут же рухнула и жертва. Лицо, искажённое гримасой боли, начало заливать густой, липкой кровью, спутавшей короткие волосы. Молодой вампир, доселе стоявший неподвижно и лишь наблюдавший за экзекуцией, тут же присоединился, забивая ногами мужчину. Бритоголовый, тем временем вскочил со своего места и тут же решительно вмазал в нос первому попавшемуся на его пути телу, дабы не упустить шанса размять кости, как свои, так и чужие. Динамичная музыка начала тонуть среди звуков борьбы и бьющейся посуды, вкупе с женскими воплями, когда и остальная часть посетителей была втянута в драку. Вскоре послышались и первые выстрелы. Ночное веселье было в самом разгаре.

 

Поспешно вышагивая по тротуару по троту, пара вампиров старалась не обращать внимания на местную фауну, следуя своему маршруту. Свет в квартирках здешних домов практически не выключался, так как крепкий сон в таком беспокойном месте не шёл ни к кому. Хотя смельчаки находились. В алкогольном или наркотическом угаре нет разницы, где забыться сном, который в конце концов однажды станет последним.

Кирпичные стены домов были щедро облеплены агитационными плакатами, выдержанными в красно-чёрно-белых тонах. Выполненные готическим шрифтом надписи на них гласили:

"Под гнётом людским Прекращаем томиться! Сорвём же все маски Вот - наши лица!"

На фоне надписи был изображён бравого вида офицер Армии Тьмы, облачённый в строгую парадную форму. Его гордое бледное лицо с красными зрачками было надменно приподнято, глядя в пустоту тёмного неба. Под ногами тут и там валялись листовки, часто уже пережившие пару дождей и сотню-другую ботинок, прошедшихся по ним. В этих листовках было чётко и по пунктам расписано всё превосходство господ-вампиров над жалкими смертными, и молодых людей призывали скорее встать под победоносные знамёна Полуночной Империи посредством обращения в вампира. Приток в армию новых сил был так необходим, что агитация велась повсеместно, правда, в разных формах. Здесь – в забытой всеми богами дыре – самыми примитивными, с помощью прямой и грубой пропаганды, листовок и плакатов. Однако в центре столицы вы бы такого не увидели. Там было как всегда, чисто и опрятно. Лишь имперские знамёна тут и там свисали со стен зданий, напоминая всем в какой прекрасной стране они живут. Но популярная медийная культура была настроена более агрессивно, всё чаще из динамиков телевизоров и радио можно было услышать песни, повествующие о том, как хорошо и свободно быть бессмертным, нестареющим существом высшего порядка. Даже здесь, на этой гадкой улочке иногда доносились слова одной из таких песен:

«...И нет больше старости Всей этой гадости Лишь тела и разума цвет Как бы всем нам достичь Этой радости? Стань же вампиром Вот мой ответ!..»

Каждый раз, когда Майк слышал нечто подобное, он начинал гневно плеваться. Его негодованию не было предела, ибо численность противника всё росла и росла, тогда как их собственная компания вряд ли вообще когда-нибудь обзаведётся неофитами. Отчасти он был прав. Иногда люди, даже не являющиеся вампирами, но не решающиеся ими стать в действительности, просто копировали внешность этих существ. Носили алые линзы и накладные клыки, отбеливая лицо и руки, приобретали нелепые, наигранные животные повадки. Всё это присутствовало и раньше, но сейчас данная мода переживала новый мощный подъём. Некоторые преступники также не брезговали уподобляться носферату, дабы производить впечатление на своих случайных жертв или противников, с чем отчаянно боролась пропаганда Армии Тьмы, которую не прельщало, что величественный образ ночного охотника всё больше и больше ассоциировался в массовом сознании с мелкими уличными грабителями. Ведь она, Армия Тьмы, как-никак претендовала в один прекрасный день или ночь стать владычицей целого мира, грозной силой в борьбе против человеческого гнёта и тирании.

4

Пусть сделанный крюк и продлил поход Майка и Лоренцо, однако всё обошлось без происшествий, а другого им было и не нужно. С жалобным металлическим скрежетом приоткрылись массивные кованые ворота кладбища, проглатывая парочку вампиров. Большинство надгробий постепенно зарастали и покрывались мхом, темнели от времени и выглядели брошенными на произвол судьбы. Хотя некоторые памятники особо известных и уважаемых господ были практически добела очищены, да и прилегающая к ним территория была вполне опрятной. Гулкие шаги по брусчатой дорожке тонули в густой тишине, давящей на посетителей со всех сторон. Размеры кладбища впечатляли, сложно было сказать, сколько останков хранили эти земли. Кое-где были разбиты небольшие парки, где в летний зной можно было присесть на скамейки и отдохнуть в тени. Кладбищенские фонари были погашены – казалось, что и они тоже давно простились с этим миром, оставив после себя лишь безжизненные оболочки.

Вскоре парочка гостей уже была почти у центра, где находились величественные древние склепы. Некоторые из них были относительно небольшими, другие же, наоборот, воистину монументальными сооружениями, украшенными колоннадами и статуями ангелов, печальные взоры которых были скорбно устремлены вниз.

Отыскав, наконец, нужный склеп, Лоренцо постучал в кованую створчатую дверь. Однако внутри оставалось тихо, дверь не спешила распахиваться перед ночными гостями. Переглянувшись с Майком, юный аристократ постучал вновь, уже более решительно, и глухие звуки ударов разнеслись далеко по окрестностям.

- Может она… того? Оглохла на старости лет? – понизив голос, произнёс Майк, на что его спутник лишь пожал плечами. Тишина вокруг них сгущалась всё сильнее, место начинало навевать совсем уж мрачные мысли. Мальчишеский кулак вновь занёсся было над дубовой створкой, как вдруг та неожиданно приотворилась. Бледное лицо Лоренцо обдало могильным холодом и сыростью, хотя запах всё же был получше того, что гулял по их канализации.

- Входите, входите, не стесняйтесь, - донёсся из глубины склепа скрипучий голос. Переглянувшись ещё раз, для подстраховки, парочка проследовала внутрь. Где, однако, никого ровным счётом не оказалось. Не считая тех бедолаг, что томились в деревянных ящиках, конечно. Однако замурованные в стены трупы вековой выдержки вряд ли смогли бы удовлетворить потребностям полуночных гостей. Пройдя ещё несколько шагов вперёд, «чистокровные» обнаружили винтовую лестницу, ведущую вниз, на нижний уровень склепа. Почти не отличавшийся от верхнего, он был освещён подвешенной под потолком лампочкой, беспомощно покачивающейся на толстом силовом кабеле.

Там-то она их и ждала.

- А-а, это ты, Лоренцо, мой мальчик, - старуха немного приподнялась над грубо сколоченным деревянным столом и, щурясь, простёрла в направлении пришедших узловатый когтистый палец. – Ты-то мне и нужен. Точнее, я тебе нужна, - хрипло посмеявшись, ведьма выудила из-под стола картонную папку, после чего извлекла из неё один листок бумаги и положила на стол перед собой.

- Что это? - спросил Майк, приближаясь и недоверчиво поглядывая на старуху. Старуха хранила молчание, и вампир взял в руки листок. Это была декларация. Одного взгляда на неё хватило, чтобы узнать все необходимые детали. Наименование груза, номер контейнера, вес, дата и время прибытия, точное место хранения - абсолютно всё, что нужно, да и в принципе можно было знать. Сложив лист втрое и опустив во внутренний карман своего плаща, Майк отступил и жестом пригласил к столу своего спутника. Но Лоренцо не спешил – в этот момент он как раз снимал с пояса увесистый кожаный кошель и развязывал стягивающий его горловину шнурок. Ловко орудуя пальцами, юноша извлёк несколько достаточно крупных золотых самородков – цветными людскими бумажками он брезговал пользоваться, доверяя лишь проверенной временем валюте. Старуха тем временем сидела, беспорядочно двигая своей челюстью – казалось, что она что-то жуёт, однако рот её был пуст. Даже зубов в нём осталось не так уж и много. Убрав когтистыми пальцами свои жидкие седые волосы, ведьма наклонилась, уставив на самородки один из тусклых алых глаз. Одобрительно покивав, она смела их в ладонь, после чего замерла, глядя в никуда.

Не прощаясь, неразлучная парочка поспешила удалиться из сей обители, под эгиду серых туч, скрывавших звёздное небо.

 

На протяжении всего обратного пути Майка мучил вопрос - кому вообще пришло в голову обращать в вампира дряхлую старуху? Зачем? Почему? Был ли это обезумевший от голода собрат-носферату или просто какой-то глупый шутник? Кто знает... Наверное, даже сама ведьма этого не знала, или, скорее, не помнила.

Дорога проходила в молчании, так как каждый был занят собственными мыслями и идеями, возможно, предвкушая свой будущий успех, либо опасаясь провала очередной операции, призванной пошатнуть кажущиеся незыблемыми основы Армию Тьмы.

Металлический скрежет закрывающегося люка огласил возвращение в родные просторы тесных тоннелей. Света здесь всегда не хватало, красные аварийные лампы с трудом освещали небольшие участки пространства вокруг себя, выхватывая из тьмы лишь очертания стен и ответвлений. Однако этот путь любой из пятёрки мог проделать с закрытыми глазами, благо опыт располагал. Условный стук - и двери спешат раскрыться. На сей раз Боб даже не отпустил обычной своей глупой шутки, да и вовсе не взглянул на пришедших. Кому ещё придёт в голову ошиваться здесь, да ещё и стучаться в двери? К тому же особым стуком… Абсурд. Это была скорее не мера предосторожности, а дань традиции. В первые деньки своего существования «Чистая кровь» переживала всплеск параноидальных настроений. Однако со временем от них остался лишь условный ритм, отбиваемый по знакомой двери.

- Ну как, путешественники, всё ли наверху как раньше? - произнёс Боб, подпирая балкой дверь, пока остальные пробирались внутрь помещения.

- Всё по-старому. Лондон, тучи, ну ты понял, - отмахнулся Майк, стягивая с головы капюшон и вынимая из кармана заветный листок, который немедленно занял почётное место на столике, потеснив чайничек Лоренцо. Вся мужская тройка заворожено принялась изучать каждый символ в декларации. Даже Лоренцо не сводил взгляда с цифр и обозначений, наполняя свою чашку очередной порцией питательной плазмы. Лишь Джессика, на мгновение оторвавшись от монитора и осмотрев эту картину укоризненным взглядом, вернулась к своей работе. Она всегда считала, что «Чистой крови» следует сосредоточиться на исследованиях, а терактами должны заниматься более серьёзные группировки и организации. Однако убедить в этом Майка было невозможно, тем более что и Боб одобрял диверсионные вылазки своего товарища.

Сейчас Джессика даже не думала протестовать, буквально ощущая воодушевление своих товарищей, висящее в воздухе словно дамоклов меч, готовый обрушиться на их головы в любой момент.

Снова раздался условленный стук в дверь их цитадели, бойко отскакивающий эхом от стен.

- Я открою, - произнесла Джессика, заметив, что остальные даже не сразу поняли, что произошло. Пусть девушке пришлось и немного повозиться, отпирая дверь, однако ей всё-таки удалось освободить проход для Юи, томившейся на пороге. Вид женщины в деловом костюме в подобном месте был весьма непривычен, даже сейчас. Бравая троица с ещё большим воодушевлением встретила боевую подругу, притащившую в подземелье целую сумку разных взрывчатых веществ, почти коллекцию юного террориста. Пусть по отдельности их было немного, но общая масса взрывчатки была достаточно большой. Тем более что им нужно было не каменную стену крепости сносить, а лишь расколошматить сотни склянок с кровью, собранной, дабы обеспечить питанием один из корпусов Армии Тьмы. Боб и Майк тут же начали моделировать свою будущую бомбу, однако через несколько минут случилось нечто неожиданное. Почти с точностью воспроизведённый, однако более медлительный и глухой, но всё-таки тот самый стук раздался под сводами цитадели. Однако все знавшие о нём были тут, замершие, прислушивающиеся к этому ритму, отбиваемому незнакомой рукой.

Скинув с плеч белоснежный халат и кинув его на спинку одного из кресел, Боб тут же ринулся к двери, за ним последовал и Майк, на бегу передёрнувший затвор автомата. Наступила угрожающая тишина. Пара вампиров застыла перед дверью, пытаясь расслышать то, что творилось сейчас прямо за ней. Глухой металлический звук. Казалось, кто-то снаружи ударил в дверь ладонью. Только громче. Как будто ладонь эта весила пару килограммов. Боб хотел было сделать шаг вперёд, чтобы приложить своё тёмное ухо к цинку и прислушаться получше, как прогремел взрыв, сотрясший всю канализацию. Балка выдержала удар, однако дверь слетела с петель и выскочила в тоннель, с шумом плюхнувшись в тёмные воды и открывая затянутый дымом и пылью проход в логово «чистокровных». Тут же в проходе появилась пара облачённых в чёрную броню солдат Армии Тьмы, однако встречены они были короткой автоматной очередью и исполинским телом чернокожего вампира, который махом вытолкнул наружу обоих штурмовиков. За ними показались ещё трое, гремя ответными выстрелами. Широкая грудь Боба тут же была прошита серебряными пулями, но он, не издав ни звука, бросился на обидчиков, сваливая их с ног в зловонные потоки. Не теряя инициативы, Майк выпрыгнул следом и даже поймал на мушку голову одного из вражеских солдат, но так и не успел спустить курок. Темноармейцы схватили его за руки и уткнули носом в пол, надевая на запястье наручники. В довершение голова вампира была прижата к бетонному покрытию крепким армейским ботинком. Майк видел, как его темнокожий сородич бьётся сразу с тремя противниками, принимая на свою могучую грудь всё новые выстрелы. Силы постепенно покидали Боба, и через считанные минуты могучий вампир повалился всё в тот же поток, однако возмущённые его сопротивлением штурмовики продолжали поливать огнём обмякшее тело. Наконец выстрелы заглохли. Из «бункера» вывели Джессику и Лоренцо, который всё с тем же безразличным выражением лица самостоятельно проследовал наружу, на пару со своей тростью.

Из глубины тоннелей возник офицер, высокий и статный, он был облачён в особую униформу, которую носил прямо поверх противосолнечных доспехов. Затемнённые линзы его маски поочерёдно вгляделись в глаза уцелевших. Стеклянный, безразличный к своей дальнейшей судьбе взгляд вампира-мальчишки делал его лицо похожим на фарфоровое. Словно разодетая кукла, он застыл, сохраняя идеальную, гордую осанку аристократа. Джесс же теребила свои запястья, спрятав их за спину. Не зная, чего ожидать, девушка поджала губы, пытаясь проникнуть взором сквозь затемнённое стекло маски-респиратора.

- Сэр! Никаких данных внутри не обнаружено, сэр! Похоже, что вся информация с компьютеров удалена, у одного из них отсутствует жёсткий диск, сэр! - вытянувшись по стойке смирно и отдав честь, рапортовал темноармеец.

- Ищите лучше! - Рука в чёрной кожаной перчатке указала на опалённый дверной проём, после чего сжалась в угрожающий кулак, - Взрывчатку нашли?

- Никак нет, сэр! – на мгновение замешкавшись, ответил солдат, снова отдав честь командиру. Тот же, что-то недовольно пробубнив в ответ, отправился внутрь, напоследок отдав команду:

- Остальных в расход.

Пара солдат подняли стволы своих винтовок и прицельными выстрелами пробили головы Джессики и Лоренцо, прямо на глазах Майка, который был бессилен им помочь. Тёмные воды забрали тела, и белый халат лаборантки тут же окрасился в грязновато-бурый цвет подземных нечистот. Наконец и до последнего из них дошла очередь. Хищно щёлкнул предохранитель пистолета, и уже через секунду сам Майк провалился в пустоту, абсолютно чёрную, абсолютно бесконечную. И такую тихую. Лишь за мгновение до смерти он понял, провожая взглядом тела друзей, что среди них нет Юи, её не вывели с остальными.

 

- Какая-то ахинея, - пробубнил офицер, листая помятую тетрадь, исписанную чёрт пойми какими символами, формами, и прочим несвязным бредом.

- Господин лейтенант! - обратился к нему очередной солдат, передавая в чёрную перчатку листок, найденный на столике.

- Вот ведь шельма старая... - пробубнил нелюдь, изучая содержание декларации.

- Сэр?..

- Продолжайте поиски! Должно же быть здесь ещё хоть что-то полезное, - проклятущая бумажка была вновь сложена и убрана в глубокий внутренний карман, заняв почётное место у застывшего навеки сердца командира.

- Сэр, есть, сэр! - отдав честь, темноармеец вернулся к своим товарищам, проводившим обыск среди скудного убранства помещения. Напевая себе под нос несвязную, но величественную мелодию, лейтенант скрутил тетрадку в трубку и, в такт мелодии пошлёпывал ей по ладони, осмотрел бледный чайный сервиз. Опустив в одну из чашек кончик пальца, он провёл им по донышку, а затем принялся растирать остатки содержимого меж пальцев, проверяя консистенцию продукта. Мягкая кожа перчаток чуть слиплась, чему вампир был приятно удивлён, продолжая растирать густую багровую массу. Наконец его любопытство взяло верх, и, сняв маску, лейтенант поднял за ручку чайничек, в котором всё ещё томилась живительная влага, источавшая лёгкий аромат. Наклонив изящно выгнутый носик, вампир наполнил одну из чашек, после чего уселся в кресло, и, закинув ногу на ногу, принялся наблюдать за трудами подчинённых, то и дело потягивая неразбавленный, насыщенный, тягучий эликсир.

Тем временем один из солдат попытался раскрыть створчатые железные дверцы, которые, судя по всему, скрывали за собой то ли чулан, то ли какое-то подсобное помещение. Однако, сколько бы тот не дёргал ручку, дверцы продолжали протестовать, издавая металлический лязг.

 

Было тесно и очень грязно. Дорогой деловой костюм напрочь лишился своего былого лоска, что ныне был сокрыт под слоем густой серой пыли. Беспорядочные пряди чёрных волос спадали на обескровленное лицо женщины, которая практически ползком пробиралась по узким вентиляционным трубам, обязанная такой возможности лишь своей реакции и миниатюрности. Толкая перед собой тяжёлую сумку, Юи была бы рада поторопиться, но теснота позволяла ей двигаться лишь с черепашьей скоростью.

- Да что же это такое... Да какого же чёрта... - женщина шипела новое ругательство каждый раз, толкая сумку перед собой. Ещё каких-то две минуты назад она таилась в каморке кладовой, судорожно перебирая в мыслях всё происходящее, отчего у неё возникало ощущение, что этого вовсе и нет на самом деле, что это лишь игра её собственного воображения. Но звуки выстрелов, словно иглы, впивались в разум Юи, и их болезненные уколы порождали ужасные образы, отогнать которые было невозможно. Лишь зловещие силуэты в чёрной униформе смогли вернуть ей ощущение реальности происходящего, когда она уже замерла в подсобном помещении, вцепившись руками в сумку, глядя сквозь щель между створками на то, как темноармейцы заполняют их обитель. И теперь женщине оставалось лишь одно - надеяться, что она всё-таки сможет выбраться отсюда по узким холодным лабиринтам.

Издавая мерный шум, прямо под женщиной вертелись массивные металлические лопасти, нагнетая воздух в вентиляционные трубы. Кое-как устроившись в изгибе, Юи взглянула наверх, туда, куда убегала вентиляция. Иного пути не было. Казалось, что здесь было не так уж и высоко, однако подниматься было чертовски сложно. Единственными опорами служили лишь небольшие стыки между квадратными блоками тоннеля. Отчаянно пробираясь вверх, женщина уже могла разглядеть тусклые отблески звёзд среди ночного неба. Упираясь ногами и руками в стенки этого спасительного пути, Юи сжимала в зубах лямку всё той же чёртовой сумки, не решаясь её бросить. Хотя подобная мысль посещала голову вампирши всё чаще, ибо изрядный вес отделял её от вожделенной свободы.

Прохладный осенний ветер ласково дохнул в лицо женщины, едва та достигла заветной решётки. Однако, как и следовало ожидать, решётка была намертво прикручена и не поддавалась даже самым сильным толчкам изнутри. Едва не потеряв равновесие и не упав вниз, Юи чуть было не взвыла от отчаянья. За что ей всё это? Почему именно они? Подобные вопросы оставались без ответа, утопая в ночной тишине.

Успокоившись и собравшись с мыслями, женщина осмотрела массивные болты, державшие её клетку взаперти. Открутить подобные голыми руками было бы практически невозможно, так что приходилось импровизировать.

Опустив руку в небольшой карманчик своих брюк, женщина нащупала небольшую горсть монет - сдачу, которую таксист отказался принять «на чай», отмахиваясь от клыкастой улыбки клиентки. Извлекая металлические кругляши по одному, Юи принялась «примеривать» их рёбра под болты, надеясь использовать в качестве отвёртки.

- Не подходит... - очередная монетка полетела вниз за ненадобностью, ибо её грани оказались слишком толсты.

- Ну же! - наконец один из медяков встал, как влитой. Мягко надавливая, дабы не погнуть податливую монетку, женщина начала откручивать болт. Всего пара секунд - и он несётся вниз, делая свободу чуть ближе. Второй. Третий. Четвёртый.

Плотный металлический скрип возвестил о конце страданий. Решётка была выдавлена наружу, и теперь ничто не стояло у неё на пути. Бросив проклятую сумку на асфальт, женщина тут же опустилась рядом с ней, взирая сквозь прищуренные веки в глубины тёмных небес. Возможно, где-то там, в холодных просторах сейчас блуждают и ИХ души. Юи решительно сжала кулаки, отчего длинные ногти с напрочь попорченным маникюром впились в ладони. Нельзя было оставлять всё просто так! Хотя чем она смогла бы помочь? Однако тот факт, что она всё ещё жива, обязывал женщину к мести. Решение нашлось само собой - проклятая сумка была напичкана взрывчаткой. Расстегнув молнию, Юи наспех осмотрела её содержимое, тут же лежал и вырванный с корнем жёсткий диск с результатами исследований, но большая часть веществ, реактивов и прочего барахла выглядела абсолютно бессвязно и бессистемно. Женщина с трудом могла предположить, как из всего этого можно сделать бомбу. Но кое-что знакомое даже ей здесь всё-таки обнаружилось.

Грузно рухнув на холодный асфальт, набор юного террориста находился сейчас всего в нескольких метрах над тем местом, где по предположению Юи находился «бункер» их пятёрки. Опустившись на колени, женщина извлекла из общего безобразия внушительных размеров гранату, как ей показалось. В надежде на то, что её предположение всё-таки верно, она миниатюрными пальцами дёрнула за кольцо, извлекая чеку из механизма. Прижимая к груди жёсткий диск, она помчалась, пересекая пустынную дорогу, в соседний переулок, на другую улицу, в следующий район…

Подальше отсюда.

 

Взрыв растерзал молчаливую пустоту на куски, прогремев раскатом грома над крышами домов. Вслед за ним раздался ещё один, более объёмный и мощный. Жалобно охнув, покосились старые здания, осыпаясь сотнями кирпичей на паутину трещин, что покрыла асфальтированную улочку. Потолки канализационных тоннелей моментально обрушились, едва почувствовав импульс от взрыва. Тонны земли и бетонных блоков, кирпичей и каменной крошки похоронили под своими завалами тела павших друзей и забрали жизни рыскавших в их обители врагов. Лишь одна персона избежала участи быть похороненной в братской могиле. Обеспокоенные возгласы птиц и сирены сигнализаций автомобилей сопровождали её триумф. Той, что бежала по тёмным переулкам, опасаясь увидеть свой последний рассвет, вовремя не добравшись до убежища.

3 thoughts on “Кровная вражда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *