Дерево жизни

Небольшой рассказ, написанный нашим Рейхсминистром Пропаганды герром Стренжером, повествующий об одном простом, но очень важном новогоднем подарке.

ДЕРЕВО ЖИЗНИ

Молодая волчица гналась за своей мелкой добычей – зайцем. Косматый хищник активно перебирал лапами, стараясь не увязнуть в грязи. Проклятый дождь умудрился до такой степени размыть подлесок, что ни о какой чистоте не было и речи. Тут или перемазаться как те свиньи, или упустить этот шустрый комок меха.

Попроще стало, когда заяц забежал в гущу леса. Тут было немало колючих кустов, от которых спасала густая серая шерсть, и надоедливого чертополоха. Волчица вошла в очередной крутой поворот как заправский гонщик, проскальзывая на мокрой траве.

Не ожидая такого поворота судьбы, заяц с трудом умудрился спасти свой мелкий хвостик от острых зубов хищника. Но это только придало молодой волчице азарта и желания продолжить охоту.

Конечно, она могла попытаться настигнуть пушистого беглеца в длинном прыжке, оттолкнувшись лапами посильнее. Только скорее она поскользнётся на мокрой траве, чем долетит.

Разгоряченная погоней волчица прыгнула на старый поваленный ствол и помчалась по нему. Заяц заподозрил неладное слишком поздно. Прыжок и укус. Вот тут-то и была ошибка молодой охотницы: приземление!

Не сумев удержатся на мокрой траве, она перекатилась и влетела в большое старое, если не сказать древнее, дерево. Звук от столкновения распугал всех птиц в лесу, а из головы напрочь вылетели все мысли. Так что чудом спасенный заяц постарался как можно быстрее убежать от неудачливой охотницы, сохранив на себе лишь прощальный укус – на память, так сказать.

* * *

В себя волчица пришла спустя не одну дюжину минут. Она лежала уже не на земле, а на коленях у своего крестного отца. Всякий мерзкий чертополох был выдран из шерсти, а к недавнему месту ушиба приложена бутылка с прохладной водой.

Даже не подумав сначала слезть с уже нагретого места, молодая волчица обратилась в девочку лет восьми. Благо мать сего недоразумения, Анастасия, уже научила ее обращаться прямо с одеждой, так что дитя хоть одето было.

- Я почти его поймала! – пожаловалась молодая охотница.

По правде говоря, она была уже довольно опытной охотницей - оставались некоторые проблемы с командной работой, но это мелочи. Причина неудач могла крыться ещё и в том, что маленькая оборотница считала охоту игрой, а никак не способом добычи еды. Нет, ну правда, кому может понадобиться ловить еду, если ее можно купить в ближайшем супермаркете? Мама же ей только угрожала, что однажды лишит карманных денег, чтобы охотиться приходилось всерьез. Но это все-таки были только угрозы, так что зайцы и прочая мелочь могла спать спокойно - уж она-то их есть не будет. Во всяком случае, в обозримом будущем.

- Верю, - спокойно ответил Андрей, погладив девочку по голове, а потом, не удержавшись, добавил с едва заметной иронией. - И чуть не сбила несчастного старика. Что ж ты так, со стариками нужно быть повежливей, Аня.

Юное недоразумение, умудрившееся уже скрутиться в клубок на коленях своего крестного, недоуменно подняло голову.

- Кого? – ошарашенно спросила она, оглядываясь.

В скором времени до нее дошло, что под стариком имелась в виду большая сосна.

- Ого, - только и сказала девчушка, глядя на исполина, который наверняка пережил не один десяток людских поколений. - Это же... Сколько лет этому дереву…

Андрей задумчиво разглядывал сосну. Он и сам уже задумался над этим вопросом.

- Много. Очень много. Больше чем мне и твоей маме, вместе взятым. Вероятно, он ровесник твоего дедушки.

Аня захлопала глазами, пытаясь представить, сколько это лет. О дедушке она знала только от мамы да Андрея. Будь он здесь, наверняка мог бы поведать немало историй о том времени, когда люди еще думали, что Земля - центр Вселенной.

- Никогда не думала, что деревья так долго живут… - сказала девчушка, представив себе столь кошмарный временной отрезок.

- Да…

Девочка отняла бутылку с водой и принялась ее опустошать.

- М-м-м, а если посадить сейчас такое дерево, оно проживет столько же?

- Вероятно, его увидят твои внуки, - рассмеявшись, ответил Андрей. - Ладно, слезай с колен, ты все-таки тяжелая и они у меня уже затекли.

- Ей, я не тяжелая! – Голосом обиженной святости ответила ему Аня, но с колен все же слезла.

Андрей прохаживался вдоль рядов молодых елей. Они были посажены только для того, чтобы их срубили к Новому году. Неприятная участь. Впрочем, и многих животных растили для того же самого. Но все же есть разница между необходимости в еде и банальным желанием продержать в доме несколько дней труп дерева.

- Редко у нас такое заказывают, - признался лесничий. - Все чаще обычные деревца просят, на одну ночь, так сказать.

Даже по первому взгляду было ясно, что старик неуверенно вел Андрея дальше к старшим деревцам.

Андрей только молча разглядывал одинаковые ели. Нет, не то. Ему были нужны не они. Он был готов поспорить, что насколько быстро эти деревья растут, так же быстро они и зачахнут. Ему же хотелось выбрать дерево, способное прожить долгую жизнь. Очень долгую. - Но вы не бойтесь, у нас есть такие, как надо. Мы их по старой традиции сажаем, просто чтобы были. Вдруг появятся такие вот, как вы.

Волков кивнул. До чего современные технологии дошли. Еще хорошо, что эти деревья высаживают, а не выращивают в какой-то гидропонной ванне. Впрочем, последнее было бы слишком долго.

Дед подвел Андрея к еще молодой, но уже довольно большой ели. На такую много украшений не навешаешь, надломится. Волков вдохнул запах этого дерева. Его прекрасный, свежий и не испорченный гнилью аромат. Никаких добавок для ускорения роста. - Хорошее дерево, - сказал Андрей. – Беру.

Старик только кивнул, а затем побежал за лопатой и подходящим горшком. Андрей же почесал подбородок - проклятая щетина, только два часа назад брился ведь. Похоже, он никогда не привыкнет к тому факту, что бриться бесполезно.

- Ну что малышка, готова прожить многовековую жизнь? – спросил у ели оборотень и ухмыльнулся. - Я вот надеюсь, что готов.

Когда ты сказал «сюрприз», я подумала о наборе «Юный хирург», но никак не о елке в горшке! – Анастасия недоуменно смотрела на молодую ель посреди гостевого зала своего дома. Мажордом Цибульский вообще почёл благоразумным промолчать и просто выдать хозяевам игрушки для украшения дерева.

- А я все голову ломала, почему ты просил не покупать елку, да еще и у Цибульского выпытывал, есть ли во дворе место для дерева… - Настя поудобней расположилась в кресле. Так-то бы она еще спала в своей кровати, рядом с Вадимом. - Странный подарок ты решил подарить на Новый год.

- Я и не спорю, - ответил Андрей, усаживаясь рядом, - но я решил, что такой подарок на Новый год будет лучше, к тому же мы раз и навсегда закроем вопрос с елками.

Волчица оценила данный ход конем. К тому же собственная елка, которая будет только расти с годами, выглядела весьма неплохой перспективой. Эдакая семейная традиция - собираться на Новый год возле фамильной елки.

Семейная традиция. Ха… Как смешно это звучит. Словно она уже успела стать домохозяйкой, сменив автомат и боевой нож на сковородку и швабру. Представив себя в таком виде, Анастасия криво ухмыльнулась. Завести бы еще парочку дюжин детишек, и можно спокойно забыть о какой-то там работе наемницы.

Анастасия поднялась со своего кресла, и что-то буркнув на прощание, пошла спать. Цибульский вообще уже уснул, сев на диван, так что его пришлось будить. Негоже мажордому спать там, где должен спать гость.

* * *

Аня спустилась с утра выпить воды. Пройдя до кухни, она открыла холодильник и уже решила было утолить жажду томатным соком, как вдруг сообразила, что помимо сотни привычных запахов в доме царило еще несколько, и один из них она знала безоговорочно. Закрыв холодильник, Аня перекинулась в волчицу прямо с пижамой. Прокравшись тихонько в гостевую, она остановилась.

Ёлка! Да и не какая-нибудь, а живая, в горшке, стояла посреди гостиной. По правде говоря, это вызвало у девочки удивление. Она не привыкла к такому - раньше в доме всегда были срубленные, а не живые деревья. Что-то подсказало ей, что это своеобразный подарочек от крестного отца. Так что, не раздумывая, она разбежалась и прыгнула прямо на спящего Андрея, в полёте обратившись обратно в человека.

Бах! Маленькая диверсантка оказалась поймана Андреем в объятия.

- Слишком громко, проказница, - рассмеявшись, подметил оборотень, - или ты думаешь, что я не проснусь после такого грохота?

- Пфф, не честно! – заявила девчонка.

После чего кое-как умудрилась вырваться из рук Волкова и грохнуться на пол. Андрей же сел на диван и потянулся. После недолгого сна мышцы немного затекли.

- Нет, просто кому-то нужно больше практики в подкрадывании. А как насчет практики в украшении елки?

Аня задумалась. Конечно, можно было подуться, тогда у Андрея можно будет выклянчить конфетку или еще чего-нибудь, но как же хотелось украсить елку…

- Ладно! – Девочка поднялась и огласила свои требования, - но украшать будем, как я скажу! - Хорошо, командир, и с чего же начнем?

Аня огляделась на кучу коробочек с шариками, звездочками и прочими игрушками. Она старательно выбирала, как нарядить эту обещавшую стать частью семейства елку. Конечно же, по-праздничному, словно невесту! Там ленту красного дождя, тут парочку шариков, а вот здесь светящиеся лампочки. Все очень осторожно и, главное, точно, чтобы не нарушить симметрию. Маленькая оформительница очень ответственно подходила к вопросу украшения своей зелёной подопечной. Возможно, она решила, что теперь ей надо следить и ухаживать за этим деревцем, как за очень важным подарком.

Ведь когда-нибудь это все, что будет напоминать о близких ей людях и нелюдях…

Очень странная, взрослая и невеселая мысль промелькнула в голове Ани. Но восьмилетняя девочка не обратила на нее внимание и продолжила руководить украшением новогодней елки, пока не убедилась, что она наряжена как та принцесса на балу.

Обойдя деревце, девочка с видом судьи заявила:

- Могло быть и лучше, но ладно, и так очень даже.

На столь неумелую поддевку Волков только взъерошил волосы Ани.

* * *

Эти воспоминания были прекрасной отдушиной. Сейчас, спустя столько лет. Ель, посаженная на заднем дворе, выросла в большое и здоровое дерево. Оно раскинуло свои ветки и укуталось в снега этой новой, очередной зимы.

Так много времени прошло с тех пор. Маленькая девочка стала красавицей, научилась охотиться и жить в этом мире. Обзавелась друзьями и товарищами. Только сейчас она стояла перед елкой, практически своей ровесницей. В полном одиночестве, потому что не было того, кто по настоящему мог разделить ее чувства.

Дом за её спиной обновляли и перестраивали несколько раз, делали несколько ремонтов и сотни перестановок. Все так изменилось и только это дерево спокойно росло, одновременно и меняясь и не изменяясь. Сохраняя в себе столько воспоминаний. Гости, друзья, близкие и любимые. Оно запомнило их всех. Но самые яркие воспоминания оно сохранило всего об одном человеке.

«Мне будет этого не хватать», - подумала Аня. Не хватать Андрея, доброго и внимательного, готового выслушать. Человека, ставшего вторым отцом.

- Почему тебе было так важно остаться человеком?! Почему ты считал, что прожить длинную жизнь оборотня это плохо?!

Аня ударила по дереву рукой, вызвав небольшой снегопад. Он был подобен холодному душу и напомнил, что ее силы хватит, чтобы сломать эту ель.

- Ты так любил людей… Просто за то, что они уже были людьми, - Аня всхлипнула и села в кучу снега, - а теперь все, что от тебя осталось, эта елка и все.

Нет, конечно, это было не так. Он сделал много больше и оставил после себя гораздо больше, чем одно только дерево. Только вот именно Ане он оставил только елку. Почему? Разве она не была ему как дочерью, разве он не любил ее?

- А что если бы я срубила ее и сделала из нее гроб для тебя?! Чтобы ты тогда сказал, чертов идеалист? Как бы посмотр…

Аня, не закончив фразу, скрыла руками лицо. Что она делает? Говорит с деревом, словно бы оно способно передать ее слова Андрею.

Наверняка когда он дарил эту елку, у него были какие-то причины. Какой-то глубокий смысл, или что-то в таком роде. Словно это должно было помочь ей смириться с будущей утратой. Решил ли он еще тогда свою судьбу? Состариться и умереть как простой человек. От старости… Оборотень умер от старости.

Аня засмеялась сквозь слезы. Да, кому расскажешь, не поверят. Она вздохнула и попыталась успокоиться. Несколько долгих минут она дышала, глядя на свои ноги. Горячие слезы текли и падали в снег. А потом они замерзли. Это было словно сигналом. Вот теперь, когда она оплакала умершего, нужно уже и прийти в себя.

Вытерев замерзшие слезы, она поднялась. У нее осталось так много воспоминаний. Пускай они поблекли, пускай время их сотрет, но это дерево. Если оно проживет столько же, сколько и Аня, то в любой момент она может прийти и вновь вспомнить. Нет, она не будет жить воспоминаниями, но пускай об Андрее будут вспоминать не только как о «деятеле», но и как о человеке. Здесь, возле этого дерева. Может, много позже она будет рассказывать истории о нем своим детям, здесь, возле этого дерева. Это ведь не плохо. Ведь наверняка ему этого хотелось.

Хотелось остаться с ней, пускай и в виде дерева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *