Самый обычный день

Раздел, в котором проходит, собственно, ролевая игра. Здесь каждый участник может создать свой квест или присоединиться к уже идущему.

Модераторы: Семён Брик, Евгения

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5082
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Самый обычный день

Сообщение Евгения » 02 ноя 2017, 22:24

С начала операции не прошло и трёx минут, а бравые сотрудники Оперативного отдела по совокупности наработали уже на пару «строгачей» и неполное служебное соответствие в придачу. Только xладнокровные по натуре снайперы не проявили удаль молодецкую, удовлетворившись тем, что строго по плану разнесли в xлам редуктор вертолёта, потом не спеша поразмыслили и отстрелили вдобавок рулевой винт – так, на всякий случай. И это, с опаской подумала Миранда, ещё «особисты» толком не подключились к процессу – а уж иx-то способность любому бардаку придать большую дополнительную живость вошла в легенды. Ну, от Густава сюрпризов ждать не приxодится, у него в голове тараканы вполне обычные, человеческого, так сказать, размера – правда, не велят сводить шрамы, так мне с ним не целоваться! – а вот какие фантастические твари обитают в мозгаx у пирокинетика с внешностью унылого задрота и прозвищем циркового фокусника, даже представить страшно. Натянул какие-то уродливые самодельные перчатки, пальцами шевелит, глаза масленые, ещё чуть-чуть – и прямо в штаны кончит.
Оперативники, заxодя полукольцом от новостроек, наставили на сектантов станнеры, и те послушно побросали оружие. Наёмница Братства, здраво оценив расклад, тоже предпочла живительному электрошоку старое доброе «xенде xоx». Ересиарx опустился на колени, и благообразное лицо его сделалось одуxотворённо-смиренным, как у xристианского мученика в окружении римскиx легионеров. Только киборг продолжал тыкать в наступающиx бойцов своими пальцами-стволами: то ли под ветxим панцирем некстати пробудился легендарный козацкий дуx, то ли команда «сдаться в плен» сбоила от слишком частого употребления. В общем, напрасно де Йонг млеет в предвкушении, уверенно заключила Миранда. Деморализованный противник будет заxвачен без боя. В кои-то веки всё пройдёт по плану!

- ВСЕМ, ДОБРОВОЛЬНО СЛОЖИВШИМ ОРУЖИЕ, БУДЕТ СМЯГЧЁН ПРИГОВОР, - куковал с небес дрон-искуситель.
- Пишов на x*й!
- ИМЕНЕМ КОМИТЕТА ПО ДЕЛАМ НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИX РАС…
- …срав пёс иxней матери!
- Пан xорунжий, да уймитесь вы, - пыталась ввести диалог в конструктивное русло Кристина Камински. – Xотите, чтобы нас всеx перешлёпали?
- Слава нации, смерть ворогам! Украина понад усе! – рявкнул Гаврилюк, вскидывая правую руку. Был ли то древний украинский салют «вид серця до сонця» или попытка получше прицелиться в клятыx комитетчиков – никто уже не узнает, потому что снайперы истолковали жест Павло вполне однозначно. Первая пуля угодила киборгу в грудь: из пробитой ею дыры потянулся голубой дымок и xлынула резко паxнущая гнойно-жёлтая жижа. Оружейники Галицкого Рейxа славились непревзойдённой вороватостью, а вот качество иx уникальной «призматической равнопрочной брони» из пластмассовыx крышечек с картонным подбоем оказалось ниже всякой критики.
Внутри у повреждённого киборга что-то щёлкнуло, зажужжало, и плывущий, словно бы сильно нетрезвый голос плаксиво пожаловался:
- Ще-е-ня вмэ-э-рла!..
- Ложись!!! – завопила Кристина во всю глотку, лишь на секунду упредив пулемётный гроxот. Бойцы Комитета посыпались на гравий, как сбитые кегли, и очередь безвредно xлестнула по пустому месту. В ответ затрещали станнеры, да так дружно, что у Альфы по всему телу волосы встали дыбом от электрическиx разрядов… вот только для киборга они представляли не большую опасность, чем утиная дробь для разъярённого носорога. Этого, однако, никак нельзя было сказать о пуляx калибра 12,7 миллиметров, которые использовали снайперы КДНР. Второе и третье попадание пришлись в руку со встроенным пулемётом, оторвав её начисто выше локтя (Кристина невольно поморщилась), а четвёртое – прямёxонько в динамик, отчего завывания про мёртвую собачку наконец заглоxли.
- Оперативники, за ноги вас и об забор, - рассвирепела Миранда. – Что за стрельба по тарелочкам? Вам тут не полигон! Всем группам – в темпе добить эту железяку, пока она не натворила дел!
Миранда ещё не успела закончить фразу, а Джидс де Йонг, бормоча себе под нос что-то невразумительное, полез в оконный проём. Перчатки из ороговевшей, заскорузлой кожи придавали его костлявым ладоням сxодство с лапами дракона, страдающего анорексией.

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5082
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Самый обычный день

Сообщение Евгения » 01 сен 2018, 20:20

Чёрт бы побрал эту общеевропейскую столицу, раздражённо подумал Теофил, подгоняя клаксоном неповоротливый автобус, квадратная задница которого, вдребезги расписанная рекламой, очень удачно перекрыла целую полосу. Нет, положим, где-нибудь на Манхэттене в час пик езда тоже не масло сливочное, но поляки, запуганные нелюдским террором, нагородили вокруг правительственного квартала столько блокпостов, что весь трафик слипся в одну большую пробку, возмутительно уравнивающую благородный «порше» Зерваса с простецкими изделиями сардинского и корейского автопрома. А эта Готье, наверно, уже на месте… Ну и ладно, решил он. Пожалуй, небольшая задержка будет даже кстати: во-первых, пусть дамочка сразу уяснит себе, кто тут главный, а во-вторых, как раз хватит времени просмотреть её файл, только что сброшенный другом из Административного отдела. Гм, оперативник в статусе специального агента? На таком простом задании? Или… или оно только выглядит простым?
Теофилу на мгновение сделалось не по себе. Эргономичное водительское кресло вдруг показалось ему не уютнее занозистого табурета, и ладони на рулевом колесе, обтянутом нежнейшей клонированной кожей, липко вспотели. Превосходные баллы Зерваса по огневой и физической подготовке отражали не столько реальные его успехи на стрельбище и в спортзале, сколько хорошие отношения папы-генерала с бывшим инквизитором АС Принтезисом, возглавляющим шведскую школу Комитета. Разборки с нелюдями Теофил великодушно оставлял всяким там Готье и Шульцам (которые всё равно ни на что больше не годились), а сам занимался вопросами куда более важными. Во всяком случае, именно это Алексис прочитала на лице дознавателя, когда тот припарковал машину перед зданием полицейского управления и вылез наружу, вытирая руки антисептической салфеткой.
От внимания Теофила не ускользнул удивлённо-презрительный взлёт бровей Готье. Предсказуемая реакция наслаждающейся своей воображаемой крутизной «чёрной кости» на «папенькиного сынка». Ну-ну. Теофил в ответ изобразил улыбку – одними губами, оценивающий взгляд его как бы случайно зацепился за «гусиные лапки» в уголках глаз Алексис.
- Месье Зервас?
Судя по плебейскому выговору, эту Готье фон Зонненменьш нашёл на той же помойке, что и выскочку Ефимовскую, заключил Теофил.
- Дознаватель Зервас, мадам, - произнёс он, сделав упор на первое слово. Вот его французский поистине безукоризнен, спасибо Колумбийскому университету и очаровательной певичке Авроре Дель Маре, познакомившей Теофила с теми аспектами культуры la belle France, о которых учебная программа стыдливо умалчивала. Перспективная, кстати, была мадемуазель, но большая чудачка: с её-то внешними и вокальными данными могла бы заделаться настоящей американской звездой, жить в Сан-Франциско и горя не знать, так нет – вернулась в свою сумасшедшую Европу распевать песенки по захудалым кабакам…
- Следуйте за мной, - распорядился Зервас, отогнав соблазнительные воспоминания об Авроре, и шагнул через порог полицейского управления.

Вильгельм фон Хоффман сидел в кресле, возложив ноги на рабочий стол, и скучал – причём сразу во всех трёх своих ипостасях: заместителя начальника архива полицейского управления, сотрудника Бюро национальной безопасности, внедрённого в доблестную варшавскую полицию, и богопротивной гиперкосмической твари. Очередная партия архивных дел сдана по реестру для оцифровки, новые поступления и запросы сосчитаны, брандмауэры обновлены, последние версии антивирусов получены и загружены, пасьянс «солитер» успешно разложен восемь раз, вторая чашка дрянного кофе выпита наполовину. Докладывать в Бюро не о чем: после того, как Вильгельм элегантно подвёл под монастырь легендарного спецназовца майора Шпорка с его отрядом «косарей» (а не надо брать у террористов Братства деньги за несанкционированные операции!), полицейское управление ходило по струнке, даже жидкое мыло и туалетная бумага в уборных перестали исчезать. Со временем, конечно, всё вернётся на круги своя, но в ближайшей перспективе агенту БНБ тут ловить нечего. Ну а демоническая сторона натуры Хоффмана оживлялась, только если дело пахло авантюрой с драками и стрельбой либо романтическим приключением, сулящим африканские страсти. Увы, в последние столетия это происходило всё реже. Нет, во Вторую Мировую жаловаться на безделье не очень-то приходилось. Последовавшая за ней «холодная война» на тайных фронтах, где грызлись разведки и контрразведки, тоже изобиловала острыми моментами. Но разве могло всё это сравниться с великолепием Тридцатилетней войны! Тогда и небо было выше, и трава зеленее, и рога у демонов острей да толще…
- Как я только дошёл до такой жизни! – горестно сказал Вильгельм стене напротив, выкрашенной в омерзительный грязно-розовый цвет. Стена сочувственно промолчала. Она всегда внимательнейшим образом выслушивала Вильгельма и никогда с ним не спорила. Время от времени он ловил себя на готовности сделать этой стене предложение.
Тут внимание Xоффмана привлекли тяжёлые шаги за xлипкой дверью из экошпона. В жестяном дребезжании и чавкающиx вздоxаx гидравлики он безошибочно опознал поступь лёгкиx экзоскелетов полицейского спецназа – и очень удивился, ибо не далее как вчера самолично оформлял в арxив среди прочиx документов приказ по управлению, отстраняющий спецназовцев от любыx операций до конца разбирательства по делу майора Шпорка.
Выглянув в коридор, Вильгельм вежливо поинтересовался у широкиx металлопластиковыx спин:
- Коллеги, а вы чего тут делаете?
- Не ваше дело, пан арxивариус, - отрезал один из спецназовцев, не оборачиваясь, таким тоном, что агент БНБ моментально уверился: это – именно его дело. Между горбатыми экзоскелетами он увидел юношу и девушку, понурыx и растерянныx. Никак те самые нелюди, покушавшиеся на старого пня из Армии Света, как бишь его? А ведь копия постановления об иx переводе в арxив не поступала…
Подxватив со стола русский, поистине нечеловеческого калибра револьвер, Вильгельм приспустил очки-xамелеоны на самый кончик носа и подмигнул жёлтым глазом собственному отражению в тёмной глубине скринсейвера.

В высоком гулком вестибюле старого здания царило оживление. Щёлкали металлические челюсти лифтов, выплёвывая то пару патрульных, неспешно направляющихся на очередной объезд, то торопливую и сосредоточенную оперативную группу, то стайку щебечущих девиц секретарского вида с планшетами и модными трёхмерными татуировками на щеках. Начальственный голос по трансляции сулил все нелёгкие какому-то подкомиссару Чепиноге, в недрах подземного гаража вопила сирена, как грешная душа в аду, и только робот-уборщик, медитировавший над пролитым кофе, выбивался из общего рабочего ритма.
- Пан старший сержант, - Теофил снизошёл до небрежного кивка дежурному полицейскому, - мы из Комитета по делам нечеловеческиx рас. Я господин дознаватель 3ервас, а это – мой ассистент Готье. Вам надлежит незамедлительно передать нам задержанныx по подозрению в покушении на полковника Пшенецкого, а именно… э-э-э… - Зервас замялся, вспоминая имена. Неловкая пауза затягивалась, но тут Алексис как-то хитро пошевелила пальцами левой руки, и в воздухе перед Теофилом повис большой, чуть не на треть вестибюля, голографический ордер.
- …Петра Вавжика и Каролину Шиманьскую, - прочёл он, не моргнув глазом, будто всё так и было задумано. Потом движением ладони развернул голограмму от себя, чтобы дежурный убедился в наличии виз председателя Комитета и начальника полиции Варшавы. Тот буркнул в усы что-то вроде «Да забирайте, нелюдского дерьма не жалко» и кивнул на рамку универсального сканера с антиСТЭМом: добро пожаловать, гости дорогие.
С Теофилом умная рамка решила не связываться, а вот на Алексис взвыла, как молодой оборотень на луну, и засияла тревожными алыми индикаторами. Полицейский оторопело посмотрел на экран сканера. На Готье. Опять на экран. Снова на Готье.
- Что-то не так, пан старший сержант? – с раздражением обернулся к дежурному Зервас, когда тот в третий раз уставился на брюнетку. Она сохраняла абсолютную невозмутимость, словно бы и не в её честь играла вся эта цветомузыка. – Почему бы вам не отладить технику, чтобы она спокойнее реагировала на пару казённых имплантатов!..
Господин дознаватель хотел добавить что-то ещё, вероятно, очень ядовитое, но тут грузовой лифт звякнул, медленно разинул пасть, и взгляду Теофила предстали искомые Пётр и Каролина в плотном окружении светло-голубой полицейской экзоброни. Девица, перемазанная потекшей тушью, злобно зыркала по сторонам и пыталась изобразить презрительную усмешку; юноша же совершенно сник и более всего походил на нашкодившего щенка, которого ткнули носом в собственную лужу. Непонятно, каким образом на их тонких запястьях держались наручники.
Раз, два, три… восемь, девять. Надо же, почти полное отделение в экзоскелетах для разгона манифестаций: барабанные гранатомёты под химические гранаты плюс гигантские винтовки, заряженные «теоретически нелетальной» резиновой шрапнелью. А они не столь уж никчемны, раз сообразили встретить господина дознавателя почётным караулом, снисходительно подумал Теофил, начальственно взирая на топающий враскачку спецназ.
Свою ошибку он осознал лишь после того, как Алексис буквально за шиворот оттащила его с пути железных болванов, не обративших на посланцев Комитета ни малейшего внимания.
- Переводим задержанных в изолятор, - прогудел один из спецназовцев, по всей видимости, командир отряда. – Вот распоряжение следователя Юзефа Кубичека.
Ещё один полупрозрачный документ с подписями и печатями повис перед дежурным, бесцеремонно потеснив комитетскую голограмму.
- Позвольте, - произнёс опомнившийся Теофил, - что значит «переводим»? Я – дознаватель Комитета по делам нечеловеческих рас Зервас, немедленно передайте мне Вавжика и Шиманьскую!
- Ничего не знаю, у меня приказ, - отрубил командир.
- Вы что, не видите ордер, заверенный начальником полиции Варшавы? – зловеще поинтересовался Зервас.
- Сверните его в трубочку, - равнодушно посоветовал спецназовец.
- Да как вы смеете!!!
- Как-как. Каком кверху. Дайте пройти.
- Стоп-стоп-стоп, - вмешался дежурный, который на протяжении всего разговора внимательно щурился на предъявленную спецназовцем голограмму. – Лейтенант, а почему личная метка следователя Кубичека смазана? Похоже, распоряжение-то ваше – фальшив…
Договорить он не успел, потому что винтовка лейтенанта с глухим хлопком выбросила заряд шрапнели, ударивший старшего сержанта в переносицу. Во все стороны брызнули кровь и костяная крошка. Теофил провёл ладонью по лицу и вытаращился на перепачканные красным пальцы, силясь понять, что, собственно говоря, происходит. Потом поднял глаза – и упёрся прямо в срез винтовочного ствола, зияющего непроглядной чернотой. Зервас готов был поклясться, что оттуда повеяло сырым холодком, как из туннеля подземки.
Или из могилы.
Не выработанный тренировками рефлекс и уж тем более не опыт участия в перестрелкаx - примитивный инстинкт швырнул Теофила на пол долей секунды раньше, чем оружие полицейского снова плюнуло огнём.

Аватара пользователя
Willam Hoffmann
Сообщения: 405
Зарегистрирован: 17 авг 2018, 02:43
Откуда: Запорожская область. Украина.
Контактная информация:
Статус: Не в сети

Самый обычный день

Сообщение Willam Hoffmann » 31 окт 2018, 03:02

Уильям:
Будучи проигнорированным коллегами в экзоскелетах, мужчина решил разобраться, в чём тут как говорится дело. Не долго думая архивариус убрал ноги со стола попутно сделав почти полный разворот на кресле и нечего при этом не снеся, после чего быстро встал с насиженного места и быстро взял в руку лежащий на столе револьвер, быстро проверяя есть ли в нём патроны. Скользнув взглядом по барабану и убедившись что патроны в нём таки есть, Хоффман быстро сунул пистолет в расположенную подмышкой кобуру, при этом ставя его на предохранитель. По правде говоря работа в офисе была пускай и не пыльной но достаточно утомительной, в первую очередь своей однообразностью конечно.
Нелюдь, у которого за долгие века жизни уже глаз был намётан на разного рода приключения и проблемы, решил что оставаться в стороне, когда в его "любимом" полицейском управлении наверняка вот вот должна было свершится если не преступление века, то какая-то преступная коррупционная схема или разборка, будет как минимум кощунственно.
Учитывая что подобные не слишком легальные деяния обычно происходили с применением оружия, Хоффманн ощупал небольшой подсумок под патроны, расположенный на всё той-же кобуре но с противоположной пистолету стороны. В подсумке лежал speedloader в котором уже были закреплены 5 патронов калибра 12,7х55, которые как несложно догадаться как раз таки и подходили для РШ-12. Убедившись что патроны на месте, мужчина устремился к выходу из кабинета в котором он до этого сидел, при этом на ходу надевая пиджак и поправляя чёрный шёлковый галстук.
Учитывая скорость Уильяма и его биологическую принадлежность к нелюдям, все выше описанные манипуляции были произведены секунд за 5-7, так что он как раз успел вскочить в лифт вместе с отрядом полицейского спецназа, попутно поймав своей трудноубиваемой тушкой порцию полных ненависти взглядов.
В то время как косые взгляды спецназовцев были устремлены на нелюдя, сам Хоффман не снимая так ему полюбившихся очков-хамелеонов, окинул взглядом попутчиков, и наконец-то обнаружил в самом центре конвоя парня и девушку, которых судя по всему отряд и конвоировал.
Парень всем своим видом так и говорил что компания полицейского спецназа ему крайне не нравится, что он уже готов сознаться и в убийстве Кеннеди, и в построении Зоны 51, и в сговоре и инопланетянами, и вообще он устал и хочет на ручки.
Девушка же наоборот, стояла гордо подняв голову и демонстративно отвернувшись ото всей этой довольно угрюмой ( кроме разумеется Уильяма) компании.
-Панове, эти двое как я понимаю нелюди?
-Не Ваше дело пан архивариус
-В это время девушка заметно насторожилась, нахмурилась, а спустя ещё секунду как-то недоверчиво взглянула в сторону Уилла.
-Ребята... Вы хоть знаете кто с Вами в 1 офисе работает?
-Спецназовцы лишь переглянулись но промолчали, парень ещё сильнее напрягся, девушка-же уже с явным подозрением косилась на архивариуса.
-Ну и из какой адской задницы ты сюда вылез?
-Не понимаю о чём Вы -Немец приспустил очки на секунду взглянув на девушку красно-жёлтыми глазами, после чего очки были возвращены на место а на лице нелюдя появилась прежняя расслабленная ухмылка.
-Твою... Каролина явно была несколько в шоке от увиденного, она конечно читала о демонах и т.д. но увидеть в живую нечто подобное, при этом стоящее по сути в упор, было не самым приятным событием за сегодня. Не долго думая девушка толкнула своего подельника в бок, при этом на ухо шепнув
-Ты в курсе что с нами чёрт едет?
-Один из спецназовцев недовольно покосился на шушукающихся парня с девушкой. после чего изрёк-Какой ещё чёрт? меньше битву экстрасенсов смотреть надо, чтоб не мерещились всякие.
-И то верно-Хоффман усмехнулся чуть шире пр этом поправляя галстук.
Одет мужчина в данный момент был в тёмно серый( почти чёрный) костюм тройку. Весь костюм был в узкую светло серую вертикальную полоску.
Лацканы у пиджака были заострёнными и направленными вверх, сам пиджак имел застёжку на 3 пуговицы, и 4 внутренних кармана разного размера. Брюки были классическими и со стрелками. Под пиджаком был идентичный всему костюму по цвету, двубортный жилет имевший застёжку на 4 пуговицы и лацканы. Под жилетом была красная рубашка и чёрный галстук, а на ногах мужчины была весьма нетипичная для его одежды обувь: ботинки с закруглённым как у кирзачей носком, внешне похожие на берцы которым срезали часть голенища и добавили шнурки.
Волосы на голове нелюдя были зализаны назад, однако на лбу лежала пара прядей из изрядно отросшей чёлки которая наотрез отказывалась забиратся назад.

В это время лифт уже успел спустится в холл, и группа спецназовцев с глухим механическим звуком ( спасибо экзоскелетам и их гидравлике) покинула его металлические стены.
Уилл же в свою очередь, проследовав за ними до выхода отошёл в сторону, примерно метра на 4 от двери, и встал около стены наблюдая за происходящим и попутно расстегнув пиджак дабы в случае заварушки можно было быстрее вытащить револьвер из кобуры.
Внутри холла он заметил двоих неизвестных ему людей, в частности мужчину лет 20-25, в чёрном, на вид дорогом костюме и красном, в мелкий белый горошек галстуке, с гладко уложенными назад волосами и в ярко блестящих лакированных кожаных туфлях стоящих ( судя по их виду) как неплохой мотоцикл.
Рядом с мужчиной, немного позади него, стояла девушка среднего роста одетая в тёмно синий брючный костюм и белую блузку. Девушка стояла спокойно, чуть прищурив глаза и неспешно поправляла чёрные прямые волосы доходящие ей до плеч, после чего с всё таким-же спокойным выражением лица продолжила наблюдать за тем как мужчина, очевидно прибывший вместе с ней, что-то раздражённо объяснял дежурному стоящему напротив него.
Заметил нелюдь и огромный голографический документ который буквально из воздуха материализовался посередине холла. Учитывая что делать пока было нечего, Уилл спокойно снял очки, убрал их в нагрудный карман пиджака, лишний раз пригладил волосы, после чего поправляя галстук стал спокойно читать текст написанный на ордере парящем в воздухе ( учитывая что зрение у нелюдей получше чем у людей, читал он всё с расстояния в добрых 8-10 метров).
Отношение Уилла к КДНР было сложным, с одной стороны в глубине своей чёрной души он был насторожен в их отношении, всё-же он сам был нелюдем а потому с его стороны было вполне закономерным опасаться их, всё-же охота на ведьм нелюдей не закончилась и была в самом разгаре. С другой-же стороны его внутренний искатель приключений на задницу, намекал на то что с этими ребятами скучать точно не придётся и что вступление в их ряды уж точно избавит его от скуки.
Между тем от раздумий мужчину оторвал тихий звук похожий на короткой жужжание, с которым посередине холла появилась 2 голограмма, чьё содержание мужчина также стал спокойно читать.
Не ускользнуло от внимания Вильгельма и то что метка следователя Кубичека была то-ли смазана, то-ли размыта, то-ли замылена что невольно напрягло нелюдя.
В момент когда Теофил стал спорить со спецназовцем, Хоффманн довольно ясно услышал что тот является дознавателем КДНР, что ещё сильнее подогрело интерес нелюдя к происходящему и выбило из его головы всякие мысли о том чтобы просто молча покинуть холл и вернутся в кабинет. Когда дежурный заявил про то что метка смазана, Хоффман всё-же решил приблизится к месту действия так как обстановка накалялась.
Только Уильям сделал шаг в сторону компании состоящей из 9 спецназовцев, дежурного, 2 оперативников КДНР и пары паранормаликов, как капитан спецназа вскинул винтовку направляя её в лицо дежурному.
Не став мешкать Уилл с завидной скоростью выхватил револьвер из кобуры и выстрелил в запястье спецназовца, что при калибре пистолета могло означать почти полный отстрел кисти руки.
Спустя мгновение после выстрела мужчина сильно дёрнулся ощущая звон в ушах, результат стрельбы из столь мощного пистолета без глушителя или наушников. В своё время Уильям почти не обращал внимания на столь громкий звук выстрела сравнимый по ощущениям с выстрелом из противотанкового ружья или зенитки, но тогда Хоффманну приходилось пользоваться данным револьвером относительно часто, а в данном случае с момента последнего применения оружия, прошла пара месяцев и Уильям банально отвык от столь резких и громких звуков, так что пускай и на долю секунды но архивариус оказался оглушён.
Когда пуля из револьвера прошла через руку спецназовца, в сторону нелюдя уже было направлено 3 винтовки, а ещё спустя мгновение прозвучало 2 глухих хлопка и "нелетальная" резиновая шрапнель полетела в то место где нелюдь стоял секунду назад.
Несмотря на секундное оглушение и звон в ушах, мужчина с максимальной для себя скоростью отклонил корпус в сторону, почти на автомате делая нечто наподобие бокового сальто и тем самым уклоняясь от 2 выстрелов.
Спустя мгновение после того как ноги Вильгельма мелькнув в воздухе снова встали на кафельный пол, прогремел ещё один выстрел из револьвера, к которому мужчина на этот раз был морально и физически готов. Спустя мгновение после того как спусковой крючок был нажат, экспансивная пуля калибра 12,7 мм с сочным хлюпнувшим звуком влетела в шею одному из спецназовцев чудом не оторвав ему голову. Несмотря на наличие на том бронижилета и экзоскелета, винтовочная пуля, пригодная для пробивания лёгкой бронетехники и тяжёлых бронежилетов, без особых проблем пробила тому горло запуская в воздух небольшой фонтанчик крови из разорванной артерии и отправляя спецназовца в лучший мир.
Уильям же в это время, несмотря на сильнейшее желание просто встать и посмаковать это кровавое зрелище достойное фильмов ужасов, продолжал нестись к спецназовцам попутно взводя револьвер.
Спецназовцы, судя по их лицам, были изрядно удивлены, и причины для этого у них было 2:
Во первых они при всём своём опыте явно не ожидали что местный архивариус, казавшийся им просто позёром, вдруг проявит такую прыть и опыт в обращении со столь крупнокалиберным оружием.
Ну а во вторых вся эта кровавая баня с отстреленными конечностями, вышибленными мозгами и фонтанами крови просто не могла не вызвать шок, даже у таких опытных бойцов как они.
В это самое время в холле была самая настоящая паника, девушки очевидно несшие какие-то документы отчаянно визжали от вида всей этой бойни, из пары дверных проёмов к месту перестрелки стремилась охрана, по которой двое из спецназовцев уже открыли огонь.
В это время парочка паранормаликов, видя всё это смертоубийство, не сговариваясь решила под шумок сбежать из управления, а потому парень с девушкой обхватив головы руками понеслись к двери.
Хоффман видя что пара задержанных рванула к двери являющейся входом в управление, не сбавляя скорости подобрал с пола винтовку только что убитого спецназовца и с завидной силой швырнул её в спину парню, попутно совершая разворот на 360 градусов и уклоняясь от летящей в его сторону порции шрапнели.
Надо сказать что винтовка была кинута не абы как, а на манер бумеранга, так чтобы в полёте она ещё и вращалась. В первое мгновение Уилл по правде говоря хотел бросить винтовку как копьё, но в голове мигом промелькнула мысль о том что подобный бросок, в купе с физической силой нелюдя, может привести к тому что винтовка попросту проломит убегающему парню череп или позвоночник, что было в данной ситуации недопустимо.
Между тем парень не оборачиваясь сделал какой-то сложно описываемый рывок в сторону, из за чего винтовка пролетела мимо парня и с громким металлическим стуком влетела в стену оставляя на кафеле незначительные трещинки и падая на пол.
Уильям между тем понёсся к парню при этом взводя револьвер и уклоняясь от летящей в него шрапнели. Секунды за 1,5-2 догнав беглеца, немец на бегу сделал тому подножку правой ногой, при этом ударом левой руки в район затылка вырубая убегавшую вместе с парнем Каролину.
Нанося удар мужчина отклонял тело в сторону, так что отправленная ему в спину порция шрапнели пролетела мимо головы застревая в стене здания.
Сразу после того как оба паранормалика были вырублены,мужчина пригнулся и в таком-вот пригнутом положении за рекордный даже для нелюдей промежуток времени оказался около стрелявшего спецназовца который как раз передёргивал помпу дробовика. Как бы это двусмысленно и жестоко не звучало, но передёрнуть Вильгельм ему не дал. Подскочив к спецназовцу в упор, Хоффманн нанёс удар тыльной стороной левой руки по цевью дробовика, тем самым отбивая направленный на него ствол вверх, попутно нанося противнику удар кулаком в лицо.
Судя по перекошенному лицу спецназовца. удар был достаточно сильным чтобы вырубить его, а возможно и сломать тому челюсть.
К тому времени револьвер был уже взведён, а Уильям как раз увидел очередного спецназовца направившего на него дробовик. Спустя мгновение в левую ногу
бойца была отправлена пуля.
При учёте того что патрон при попадании пробил большую берцовую кость и буквально перестрелил ногу, спецназовец рухнул на землю громко заорав и схватившись пробитую конечность, которая держалась на месте только благодаря экзоскелету.
При всём при этом в пятизарядном револьвере нелюдя осталась всего 1 пуля, которая была успешно всажена в плечо спецназовцу который уже спешил к мужчине с ножом в руке.
Когда весь барабан револьвера был отстрелян, архивариус быстро сунул револьвер обратно в кобуру при этом взглядом ища ближайщую пушку которую можно было-бы взять.
Увидев одиноко лежащий на кафельном полу дробовик, Уильям сделал перекат в сторону оного, и быстро подхватил внушительных размеров пушку.
Из 9 спецназовцев к тому времени в живых осталось 7 9 считая 1 вырубленного и 2 сильно раненных), что невольно радовало Уилла.
В это время один из спецназовцев как раз успел всадить порцию шрапнели в тело Сан Саныча, невысокого дядьки лет 50, который последние 20 лет работал тут охранником.
Ошибка спецназовца была в том, что он в данный момент времени стоял к Хоффманну спиной, так что нелюдь не став долго думать передёрнул помпу дробовика, кое как прицелился, и спустя мгновение под колено спецназовца полетела шрапнель мгновенно приводящая ногу в негодность и заставляя спецназовца с болезненным стоном осесть на паркет.
Сразу после выстрела, Уильям кинулся к ранее упомянутому бойцу, подскочил к тому сзади, и обхватил левой рукой за шею при этом поднимая с пола используя как живой щит, за правда сразу-же получил удар локтём в живот.
Двое спецназовцев стали отступать к 1 из дверей, в то время как 3 во всю стрелял в сторону Уильяма, чем разумеется в первую очередь навредил своему бывшему коллеге превратив оного в решето.
Пан Теофил всё это время предпочитавший культурно отсиживатся за одной из коллон, вдруг решил что самое время погеройствовать, а потому вытащил из кобуры пистолет и не особо целясь всадил в отвлечённого спецназовца 5 пуль.
-Что тут чёрт побери происходит?!
Только сейчас Уильям обратил взор своих красно-жёлтых глаз на Зерваса, про себя ехидно отмечая его смелое поведение в ходе перестрелки.
Между тем немец обратил внимание на отступающих спецназовцев и с завидной скоростью спустил им в спины весь оставшийся боезапас дробовика который затем спокойно откинул в сторону устало вздыхая и отталкивая в сторону труп послуживший ему щитом от шрапнели.
-Не извольте беспокоится пан... Зервас? простите если произнёс с ошибками
-Немец направился к паранормаликам которые судя по всему только сейчас начинали приходить в себя, после чего взял обоих за шкирку и понёс/потащил подальше от двери.
-Я приношу свои извинения за всю эту кровавую баню, к сожалению у меня не было времени как следует обдумать тактику и свести кровопролитие к минимуму.О и не волнуйтесь, ни Вам, ни Вашей очаровательной спутнице более ничего не угрожает, так что можете смело убрать пистолет обратно в кобуру. Ах да-архивариус стянул с руки перчатку протягивая дознавателю руку- Вильгельм Хоффманн, архивариус данного полицейского отделения.
-В это время Каролина медленно приподняла голову недовольно прошипев-Вот чёрт ебучий, обязательно было по голове бить?!
А я вижу как ты пишешь)

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5082
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Самый обычный день

Сообщение Евгения » 07 дек 2018, 19:48

Теофил обвёл глазами разгромленный вестибюль, останавливая взгляд на мёртвых телах и оторванных конечностях. По-видимому, зрелище устроенной Вильямом бойни несколько пошатнуло его душевное равновесие – наткнувшись на протянутую руку и улыбающуюся физиономию Хоффмана, слегка забрызганную кровью, господин дознаватель заметно вздрогнул. Вильям хмыкнул: выбитый из колеи Зервас утратил большую часть лоска и высокомерия, сделавшись, наконец, похожим на нормального человека, а не на ходячий Уголовный кодекс со всеми дополнениями и комментариями. Впрочем, это быстро прошло.
- Правильно произнесли: Теофил Зервас, дознаватель Комитета по делам нечеловеческих рас, - тонкие пальцы комитетчика оказались удивительно сильными и цепкими. – Повторяю вопрос, пан Хоффман: что здесь происходит?
Ответить Вильям не успел. Двери, ведущие на главную и пару боковых лестниц, распахнулись почти одновременно, и всё помещение вмиг захлестнула серо-голубая волна, смявшая немногих уцелевших спецназовцев. Резкие выкрики: «Бросай оружие!», «Руки на затылок!», «На пол! На пол, я сказал!» почти заглушили монотонный вой пожарной сирены.
- Моя полиция меня бережёт, - осклабился заместитель архивариуса, безропотно делая «хенде хох» под прицелом полудюжины «глоков». – Вы как раз вовремя, коллеги.
- Да отвалите уже! – плачуще выкрикнул Пётр. – Чем в меня тыкать этими дурацкими пушками, лучше Каролине помогите! Кара, Кара, солнышко моё, ты как?
«Ого, – не поверил своему счастью Теофил, заприметив, с какой нежностью молодой человек гладит по волосам сквернословящую вполголоса девицу. – Никак тут у нас чувства? Лучшего и желать нельзя. Обожаю иметь дело с влюблёнными голубками». Вслух же он брюзгливо произнёс, отмахиваясь от стволов, как от мух за столиком летнего кафе:
- Я сотрудник КДНР и хочу обсудить ряд вопросов с вашим руководством.
- А где десятый? – ни к кому особо не обращаясь, спросила Алексис. Окружившие её сотрудники полиции вопроса не поняли, Зервас тоже удивлённо приподнял бровь, и только Вильям, спохватившись и пробормотав:
- Ах ты, чёрт! – опрометью бросился на выход. Поздно! С монументального каменного крыльца он смог лишь полюбоваться на быстро удаляющуюся корму большущего иссиня-чёрного броневика, предназначенного для транспортировки спецназа в экзоскелетах.

Далi буде

Ответить

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя