Пламя и Пепел

Раздел, в котором проходит, собственно, ролевая игра. Здесь каждый участник может создать свой квест или присоединиться к уже идущему.

Модераторы: Семён Брик, Евгения

Ответить
Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5409
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 10 май 2019, 18:29

Время действия: весна 2013 года.
Основное место действия: Нью-Йорк, США.

Действующие лица: Надежда Ефимовская, Эрик Новак.
Участники: Евгения, William Hoffmann.

Посты третьиx лиц: разрешены

Сюжет: После трагических событий в городе Таунсенде весной 2013 года Надежда Ефимовская выходит на след нелюдской криминальной империи, оплот которой расположен в Нью-Йорке. Но куда приведёт её этот след?

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5409
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 10 май 2019, 18:30

На скупо освещённом и не слишком чистом тротуаре перед клубом «Деймос» не волновалась в нетерпении толпа приличных мальчиков и неприличных девочек. Человекообразные (до известной степени) негры-секьюрити в обязательных чёрных очках не перехватывали ловкачей, норовящих поперёд батьки проскочить сквозь огромные, широкие – тяжёлому танку проехать впору, - сияющие стеклом и хромом двери. Над танцполом не гремел победительно очередной сверхпопулярный ремикс, в ВИП-зоне не хлестали шампанское из трёхлитровых магнумов, и распалённые алкоголем и кокаином парочки не обжимались по туалетным кабинкам.
Начнём с того, что никакого танцпола в клубе «Деймос» вообще никогда не было. Его клиентуру составляли исключительно солидные господа и дамы, которым совершенно не к лицу спазматически дёргаться под примитивные мелодии и ритмы современной эстрады.
ВИП-зоны, кстати, не было тоже. Ибо каждый посетитель клуба по определению принадлежал к элите – города, штата, а то и всей Новой Англии. Представители старых аристократических фамилий, скоробогачи, раздобревшие на военных заказах после отступления Армии Света в Европу, генералы с большими звёздами на погонах, светские львицы с повадками течных сучек… Полный комплект Очень Важных Персон.
И уж конечно, не было больших красивых дверей под огромной вывеской, брызжущей неоновым разноцветьем. Те, кому нужно, и без всяких вывесок отлично знали, как добраться до неприметного переулка в глубине Финансового Района и каким образом употребить чёрную, блестящую, словно антрацит, карточку почётного гостя клуба «Деймос». Кто же не знал – тому, значит, и не нужно.
А вот охранники, справедливости ради заметим, всё-таки наличествовали, причём в немалом числе. Ещё совсем недавно. И шампанское тоже имелось в достатке. Как раз сейчас дорогущий брют неспешно растекался по наборному паркету, смешиваясь с холодной багровой кровью и тёплым серым пеплом.
В помещении клуба ощутимо потягивало кислой пороховой гарью и сладковатым душком подгоревшего жаркого.
Освежающая, с лёгким мятным привкусом горечь пилюль приятно пощипывала язык и нёбо, сдерживая накатывающие волны головной боли.
- И это всё, на что способны ваши поддельные вампиры, мистер Грин? Жалкое зрелище. Однако вернёмся к нашему разговору, если не возражаете…
Мистер Грин возражать не стал. Не осмелился. Попробуй-ка, возрази, когда тебя в самом прямом смысле держит за яйца неведомая долбаная тварь в женском обличье, пять минут назад прошедшая сквозь тройной периметр защиты с такой непринуждённостью, будто его вообще не существует. Мистеру Грину стоило большого усилия отвести взгляд от пальцев, вцепившихся сквозь дорогие вельветовые брюки в его драгоценное хозяйство – тонких, кривых¸ как птичьи когти, обгоревших чуть не до костей. Обе руки незваной гостьи до самых локтей покрывали безобразные жёлто-бело-красные рубцы старых ожогов. Но самым жутким в её облике были даже не эти увечья, а ярко-голубые, окаймлённые пушистыми рыжими ресницами глаза на веснушчатом лице. Сейчас они поxодили на узкие расщелины, ведущие на самое дно ада, откуда фонтанами било всепожирающее сапфировое пламя.
- Т-ты… ты не понимаешь, что наделала, - пробормотал Грин. – Не представляешь даже, на кого задрала лапу… Откуда ты вообще такая взялась? Ведь не из полиции, верно? У нас вся полиция прикормлена… Неужто правду говорят про нелюдей на службе Коми…
- Высокий, тощий, бледный торчок, сплошь расписанный татуировками, - перебила хозяина страшная гостья. - Как его зовут, мистер Грин?
Главный сутенёр Бостона отрицательно замотал головой. Его остроносая крысиная физиономия, покрытая крупными каплями ледяного пота, скривилась от страха пополам со злорадством.
- Да они от тебя мокрого места не оставят, мразь!
- Повторяю вопрос. Как.
Тварь из преисподней подняла правую ладонь.
- Его.
Широко растопырила страшные, обугленные, крючковатые пальцы, на кончиках которых пульсировал с едва слышным гудением белоснежный огонь.
- Зовут?
И коротко, без замаха, впечатала пятерню Грину прямо в лицо.
Даже пронзительный визг сутенёра «ГАДИНА-А-А!!!» не смог заглушить скворчащее, сытное шипение – будто на раскалённую сковороду бросили добрый кусок сырого мяса.
- В следующий раз я выжгу вам глаза, мистер Грин, - светским тоном сообщила рыжая ведьма. – А потом поджарю яйца. И вы попробуете их на вкус. Повторяю вопрос: как его зовут?
Покрытые коростой пальцы нарочито медленно сжались в кулак. Потом средний и указательный так же неторопливо распрямились, словно большая любопытная улитка вытянула рожки.
- Идёт коза рогатая за малыми ребятами…
- Н-Е-Е-Т! – обожжённые, вздувшиеся волдырями губы мистера Грина растянулись в хриплом вопле. – НЕ НАДО! Фулер! Тебе нужен Фулер, будь он проклят! Ричард Фулер! Из Нью-Йорка!
- Наконец-то мы сдвинулись с мёртвой точки. Но вы сказали «они», мистер Грин. Кто ещё?
Перед лицом сутенёра опять возникла «коза», многозначительно пошевеливающая «рогами».
- Рэ… Рэндалл, - выдохнул он.
- Однако. Тот самый Рэндалл?
- Да я в душе не люблю, какой он там Рэндалл! – завыл Грин. – Чтоб ему сдохнуть, этому Рэндаллу! Тоже мне, крыша! Где она была, его сраная крыша, когда ты тут резвилась?!
- Подробности, мистер Грин. Мне нужны подробности.
- Он вышел на меня полгода назад, - исправно затараторил хозяин клуба, будто загипнотизированный грозным видом «козы». – Предложил новые товары – наркотик для нелюдей и вампирских проституток. Ну, не настоящих, конечно. Ихняя организация там, в Большом Яблоке, навострилась делать фальшивых вамподевок. Вкалывают обычным шлюхам какую-то хрень или типа того, в общем, не знаю, мне не рассказывали, а я не настолько дурак, чтобы в чужие дела лезть. А чтобы вампирши не сделали ноги, вшивают им чип послушания. Нажал клиент одну кнопочку на пульте – девка валится, как бревно, нажал другую – бац! – разряд, чтоб бодрей шевелилась, третью – ноги врозь… Товар не из дешёвых, только для солидных клиентов при больших деньгах.
Голубой огонь, жгущий и без того поджаренную до хрустящей корочки физиономию Грина, метнулся в сторону: демонесса посмотрела на скрючившееся у её ног нагое тело.
Девушка. Совсем юная, вряд ли старше шестнадцати, но с уже налившейся грудью и тугими бёдрами. Не иначе, коу-гёрл откуда-нибудь со Среднего Запада. Медовые кудри, нос кнопкой, широко распахнутые мёртвые глаза цвета молодой листвы. И сахарные иглы острейших, чуть загнутых клыков, торчащие из-под верхней губы.
- Я никого из них и пальцем не тронула. Почему они все умерли, мистер Грин?
Предводитель бостонских сутенёров повёл опалёнными бровями:
- Ну так на то тоже кнопочка имеется. Только на моём пульте, клиентам не положено. Нажал – и все вамподевки хором сосут у святого Петра-А-А-А-АГХ-ГХ-Х!!!
Опять зашипело, забулькало, вкусно понесло жареным.
- Спасибо за сотрудничество, мистер Грин, - произнесла гостья. – Больше вопросов не имею.
- АГХ-АГХ-АААКРХХХ…
Тело мистера Грина опрокинулось на запакощенный паркет – вместо глаз зияют две выжженные ямы, из разорванной ширинки бьёт кровавый фонтан.
- Я всегда выполняю свои обещания, мистер Грин, - жуткие пальцы разжали челюсти сутенёра и вложили между крошащимися от боли зубами нечто съёжившееся, сгоревшее до хрустящих чёрных угольков.
- Приятного аппетита!

* * *

- Брависсимо! Что за эффектная концовка! У этой женщины определённо есть вкус к насилию. Мне по нраву, когда убийца действует вот так, с огоньком!
Мужчина, произнесший эти слова, вальяжно развалился в вертящемся кресле с высокой спинкой. Внешне он представлял собой воплощённый кошмар любого полицейского – гражданин абсолютно типической наружности, без единой яркой приметы, самый натренированный взгляд не выхватит такого из толпы. Лет тридцати пяти на вид, среднего роста, с заметно обозначившимся брюшком; гладкие тёмные волосы зачёсаны назад, открывая залысины на лбу; тщательно выбритый подбородок с ямочкой; на носу – в меру стильные очки в пластиковой оправе; голубая сорочка, серый костюм, галстук в чёрно-синюю полоску – всё неброское, хорошего качества, но не чрезмерно дорогое. Эталонный частный предприниматель средней руки, обитатель фешенебельного пригорода, исправный налогоплательщик и добрый патриот Америки – хоть сейчас под стеклянный колпак и в Палату мер и весов…
…если бы не одна крошечная деталь.
Глаза.
Ярко-весело-карие, почти золотые, каких у людей никогда не бывает, они смотрели на мир с таким выражением, будто их обладатель постоянно прикидывал, сколько тонн белого фосфора и ядерных бомб потребно для превращения всей окружающей реальности, от горизонта до горизонта, в выжженную пустыню. Прикидывал вроде бы в шутку, а вроде бы и всерьёз.
Сейчас эти изумительные глаза прямо-таки впились в картинку «трёхмерки», наблюдая, как рыжая бестия громит бостонский клуб «Деймос».
- В каждом её жесте, в каждом ударе чувствуется стиль, - восхищённо комментировал златоокий нелюдь. – Какая хватка! Бедный, бедный мистер Грин, сегодня определённо не его день. Пожалуй, нам придётся искать нового контрагента в Бостоне.
Одна из двух фигур, почтительно торчащих за спинкой кресла, - с необычайно широкими плечами, ростом под самый потолок, в поношенном кожаном плаще до пят и шляпе с бескрайними полями, – откашлялась и неожиданно тихим, деликатным голосом библиотечного завсегдатая произнесла:
- Едва ли это окажется сложной задачей. Верное дело, большие деньги – все тамошние бандиты выстроятся в очередь, нам останется только выбирать. А мистеру Грину поделом. Напрасно он вообразил, что может безнаказанно зажимать прибыль.
- Совершенно верно, Рэндалл, - кивнул золотоглазый, прокручивая запись по новой. – Будем надеяться, преемник мистера Грина усвоит урок и запомнит, что с Организацией шутки плохи.
- Я всё-таки не понимаю, босс, - вступил в разговор доходяга с сальной копной нечёсаных волос, костлявым лицом законченного наркомана и чёрными разводами татуировок на дряблой груди под кожаной жилеткой. – Весь этот огород с Таунсендом, сектой рыбопоклонников и шогготами – мы городили его только затем, чтобы эффектно оторвать яйца какому-то жалкому проворовавшемуся сутенёру?
- Ну что вы, мистер Фулер, - сладко улыбнулся золотоглазый. – Вы же видели её в деле. Разве не было бы безумным расточительством использовать такое сокровище как обычного киллера? Нет-нет, у меня на неё совсем другие виды, куда более серьёзные…
- Другие? Какие же? – недовольно буркнул доходяга.
- Ну, право же, мистер Фулер, имейте терпение. Вы в Таунсенде закрутили поистине блестящую интригу, разве не жалко её ломать теперь, когда до кульминации рукой подать? Обещаю: вы сами всё увидите, и притом очень скоро. Она идёт по вашему следу – прямо в ловушку. А сейчас, мистер Фулер, отчего бы вам не заняться приготовлением нашего фирменного коктейля? Грядёт новая поставка товара, и Организации потребуется много колдовского зелья для милых дам.
Фулер зыркнул чёрными маслинами глаз на босса, ощерил неровные жёлтые зубы, собираясь, видно, что-то сказать, но передумал, резко повернулся на стоптанных каблуках и вышел вон. Рэндалл проводил его долгим алым взглядом.
- Колдун что-то подозревает, - по-прежнему негромко сказал он. – Его подозрения пока расплывчаты и неконкретны, но с ним лучше быть настороже. Судя по его послужному списку, он умеет... удивлять.
- Плевать, - равнодушно отозвался золотоглазый. – По большому счёту, старина Мбага уже не нужен Организации. Мавр сделал своё дело, мавр может гореть огнём. Вот, - он ткнул пальцем в движущееся изображение рыжеволосой дьяволицы, - вот единственное, что сейчас имеет значение. Как твоё мнение, Рэндалл?
- Пожалуй, похожа, - задумчиво протянул великан. – Я бы даже сказал, очень похожа...
- Нет! – босс только что не подпрыгивал от избытка энтузиазма. – Не просто похожа! Одно лицо! Присмотрись внимательнее – какие знакомые движения, жесты, повадки! Теперь ясно, почему Литиум сбежала – вовсе не из-за этого глупца Нечто, о нет, она хотела спрятать ребёнка! Я переоценил её как учёного и недооценил как мать. Сперва она думала укрыться в Тайном Месте, а когда мы нагрянули туда на «Ломе неба» и принялись швырять ядерные бомбы, переместилась в иное время. Однако теперь круг замкнулся, Рэндалл. Мой план вот-вот исполнится!
- Но у неё дочь, а не сын, - заметил громила. – Вы никогда…
- Вздор, вздор, - отмахнулся золотоглазый. – Я уверен – всё пройдёт как по маслу. Ты же знаешь, Рэндалл, предчувствие ни разу меня не подводило!
Верный телохранитель мог бы возразить, что на его памяти предчувствие подводило босса как минимум дважды – сначала в Энске, а после в Излучинске, и это если считать только капитальные поражения, не вспоминая о менее масштабныx провалах. Но он ясно видел, что начальство сейчас не в настроении выслушивать резонёрские речи, а потому лишь вздохнул и пробормотал:
- Да, конечно. Как вам будет угодно, мой фюрер.

* * *

У Надежды ещё достало сил затворить тяжёлую железную дверь «Деймоса», но тут стеклянные башни Бостона пошли вокруг неё колесом, и гостье из прошлого пришлось что есть силы вцепиться в дверную ручку, чтобы устоять на ногах. Спасибо хоть, в ночь с пятницы на субботу в Финансовом Районе было шаром покати, только изредка скользнёт по пустынным улицам бдительный полицейский патруль, не заглядывающий, к счастью, в узкие тёмные переулки.
Правый локоть и колено невыносимо саднили, из пореза на левом виске капала кровь, а в затылок вонзилось невидимое раскалённое сверло; оно вращалось с ужасающей медлительностью, наматывая на себя корчащиеся от жара извилины. Самое скверное, что никакого облегчения не предвиделось – обезболивающее отныне приходилось расходовать с величайшей бережливостью, ведь по-соседски заглянуть к профессору Адане в Научный отдел за новой баночкой волшебных пилюль ей больше не суждено. Смуглая толстушка в неизбывном белом халате навсегда осталась по ту сторону проведённой кровью черты – вместе с герром фон Зонненменьшем, Густавом и остальными сотрудниками Комитета.
Теперь, когда Феникс одним махом нарушила Закон о Нечеловечестве и ещё добрую дюжину установлений КДНР (не говоря уж о банальной уголовщине), дорога обратно ей заказана раз и навсегда. Разве что в одиночную камеру антарктической тюрьмы для особо опасных нелюдей.
Ну и пусть, подумала Надежда. Я не отступлюсь. Тем более что дело, оказывается, не просто в осатаневшем маньяке. Тут целая организация. Отлично законспирированная группа негодяев, травящиx нелюдей и обращающих доверчивыx девиц в клыкастые подделки. И тот, кого зовут Ричард Фулер, работает именно на них…
Перед мысленным взглядом Надежды вспыхнуло окровавленное золото волос на грязном бетонном полу. Со дна желудка взметнулась отвратительная кислая волна, и она едва успела согнуться, чтобы не запакостить окончательно куртку-бомбер и замшевые джинсы, и без того изрядно пострадавшие при штурме «Деймоса». Отважная мстительница, самозабвенно блюющая после казни злодея – такого, кажется, ещё нигде никогда не бывало, подумала Феникс в коротком промежутке между спазмами. Хотя за японские комиксы не поручусь. Там чего только не рисуют.
- Я иду за тобой, Фулер, я иду по твоему следу… - прошептала она, проведя ладонью по бледному лицу, на котором ярче выступила россыпь веснушек. – И когда я отыщу тебя, Фулер, ты заплатишь мне так, как никто никогда не платил. И за Барби, и за всех тех, кого твои приятели превратили в вампиресс… Я переверну вверх дном весь Нью-Йорк, Фулер, запалю его с пяти концов, если понадобится, но найду тебя, слышишь?!
Очень некстати ожил телефон в кармане куртки. Аппарат спецсвязи КДНР испускал такие пронзительные трели, что почти утихшая головная боль опять встрепенулась и запустила в мозг свои пылающие лезвия.
- Да?
- Фройляйн Ефимовская, - скрипучий голос Генриха фон Зонненменьша звучал как шуршание холодного ветра над заметённой снегом пустыней. – Я получил ваш отчёт вместе с рапортом. Что это означает?
- Всё очень просто, господин председатель. Я подала в отставку. Ушла из Особого отдела. И вообще из Комитета.
- Вот как. Позвольте узнать причину столь неожиданного решения?
- Она указана в рапорте, господин председатель.
- «Личное желание» - это не причина.
- Других объяснений у меня нет, господин председатель.
Фон Зонненменьш несколько секунд молчал. Когда он заговорил снова, ветер утих, а в глубоком снегу обозначились проталины:
- Надежда Михайловна, я понимаю ваше желание найти убийцу Аллы Соколовой. И разделяю его, поверьте. Она была… хорошей девушкой. Никому за всю свою жизнь – короткую, увы – не сделала зла. Но мы должны строго следовать закону…
- Нет!
Это короткое слово прозвучало так, что председатель КДНР невольно вспомнил промозглую ноябрьскую ночь и крик громадной огненной птицы над Варшавой.
- Я не понимаю…
- Я тоже не понимаю, господин председатель! – сорвалась Надежда. – Не понимаю, почему мы топчемся на месте и бубним про какой-то закон, когда под самым носом у Комитета процветает целая подпольная империя нелюдей! Не понимаю, как они делают вампиров из обычных проституток! Не понимаю, откуда берутся и как действуют чипы управления, которые они им вживляют! И уж совсем не понимаю, что связывает Ричарда Фулера, убийцу Аллы, и Рэндалла, оборотня-экстрасенса и личного телохранителя покойного Бастера!
Несмотря на преклонный возраст Генриха фон Зонненменьша, ум его сохранял остроту мономолекулярного резака, а скоростью мог поспорить с лучшими изделиями Республики Машин. На то, чтобы усвоить сумбурный поток информации и разложить её по полочкам, у господина председателя ушло не больше пяти секунд.
- Откуда у вас эти сведения, Надежда Михайловна?
- От некоего мистера Грина, сутенёра и хозяина одного очень интересного клуба в Финансовом Районе Бостона.
- Превосходно! В свете вновь полученной информации и речи быть не может о вашей отставке. Немедленно доставьте этого Грина в ближайшее отделение КДНР для подробного допроса и…
- Не выйдет, господин председатель, - криво усмехнулась Ефимовская. – Мистер Грин скоропостижно скончался. Вместе со всей своей бандой, вот ведь какая незадача. Погорели, так сказать.
Вот теперь пауза затянулась на целую минуту. Надежда представила, как Генрих фон Зонненменьш застыл в кресле, длинный, прямой, несгибаемый, высушенный временем, как он сжимает трубку секретного телефона в тонкой руке, перевитой вздувшимися венами, покрытой лёгким старческим пушком.
- Что ты натворила…
Она ожидала ледяного «Убийца!». Или колюче-презрительного, сквозь зубы «А ведь мне говорили, что нелюдям нельзя доверять». В общем, чего угодно, только не этих горьких слов.
- Зачем? Неужели месть настолько застила тебе глаза? Что же ты наделала…
Это было уже слишком. Обугленные пальцы сжались, брызнули белым пламенем, и аппарат спецсвязи превратился в бесполезный сгусток расплавленного пластика.
Смахнув с ресниц непрошеные слёзы, новоявленная преступница, опасная нелюдь-убийца Надежда Ефимовская скрылась в ночной темноте.

Аватара пользователя
William Hoffmann
Сообщения: 805
Зарегистрирован: 17 авг 2018, 02:43
Откуда: Запорожская область. Украина.
Контактная информация:
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение William Hoffmann » 12 май 2019, 01:04

Что такое день и что такое ночь? для непосвящённого человека это лишь времена суток, время отдыха и сна, время работы и бодрствования. Так дела обстояли в мире людей, но никак не в мире нелюдей. С давних времён человек боится темноты, а точнее тех кого она в себе скрывает, и это не суеверие а инстинкт самосохранения без которого бы человек попросту не выжил.
Найт Сити было тем местом где пик активности приходился именно на ночь.
Своеобразное гетто для нелюдей, доброкачественная опухоль на карте Нью Йорка, место в которое людям лучше не соваться (если они хотят остаться в живых, конечно).

Сейчас в городе наступало утро а потому все "счастливые" обитатели Найт Сити поспешно прятались по домам (те у кого они были, конечно).
Судя по часам сейчас было примерно 7:30, на улице было прохладно, и свежий ветер с реки играл в футбол мусором которого на улицах Найт Сити было в избытке.

По одной из таких улиц (которые судя по всему убирались в лучшем случае раз в год) и шёл наш герой.
Среднего роста парень лет 25, одетый в военные штаны и ботинки а также бежевую водолазку поверх которой был надет серый плащ. Голову парня венчали длинные русые волосы подобно капюшону закрывавшие его голову и спадали на плечи.
Судя по быстрому шагу неизвестный куда-то спешил и был совершенно не намерен останавливаться (особенно находясь на территории Найт Сити)


Продолжение следует
А я вижу как ты пишешь)

Ответить

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей