Пламя и Пепел

Раздел, в котором проходит, собственно, ролевая игра. Здесь каждый участник может создать свой квест или присоединиться к уже идущему.

Модераторы: Семён Брик, Евгения

Ответить
Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5508
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 10 май 2019, 18:29

Время действия: весна 2013 года.
Основное место действия: Нью-Йорк, США.

Действующие лица: Надежда Ефимовская, Эрик Новак.
Участники: Евгения, William Hoffmann.

Посты третьиx лиц: разрешены

Сюжет: После трагических событий в городе Таунсенде весной 2013 года Надежда Ефимовская выходит на след нелюдской криминальной империи, оплот которой расположен в Нью-Йорке. Но куда приведёт её этот след?

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5508
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 10 май 2019, 18:30

На скупо освещённом и не слишком чистом тротуаре перед клубом «Деймос» не волновалась в нетерпении толпа приличных мальчиков и неприличных девочек. Человекообразные (до известной степени) негры-секьюрити в обязательных чёрных очках не перехватывали ловкачей, норовящих поперёд батьки проскочить сквозь огромные, широкие – тяжёлому танку проехать впору, - сияющие стеклом и хромом двери. Над танцполом не гремел победительно очередной сверхпопулярный ремикс, в ВИП-зоне не хлестали шампанское из трёхлитровых магнумов, и распалённые алкоголем и кокаином парочки не обжимались по туалетным кабинкам.
Начнём с того, что никакого танцпола в клубе «Деймос» вообще никогда не было. Его клиентуру составляли исключительно солидные господа и дамы, которым совершенно не к лицу спазматически дёргаться под примитивные мелодии и ритмы современной эстрады.
ВИП-зоны, кстати, не было тоже. Ибо каждый посетитель клуба по определению принадлежал к элите – города, штата, а то и всей Новой Англии. Представители старых аристократических фамилий, скоробогачи, раздобревшие на военных заказах после отступления Армии Света в Европу, генералы с большими звёздами на погонах, светские львицы с повадками течных сучек… Полный комплект Очень Важных Персон.
И уж конечно, не было больших красивых дверей под огромной вывеской, брызжущей неоновым разноцветьем. Те, кому нужно, и без всяких вывесок отлично знали, как добраться до неприметного переулка в глубине Финансового Района и каким образом употребить чёрную, блестящую, словно антрацит, карточку почётного гостя клуба «Деймос». Кто же не знал – тому, значит, и не нужно.
А вот охранники, справедливости ради заметим, всё-таки наличествовали, причём в немалом числе. Ещё совсем недавно. И шампанское тоже имелось в достатке. Как раз сейчас дорогущий брют неспешно растекался по наборному паркету, смешиваясь с холодной багровой кровью и тёплым серым пеплом.
В помещении клуба ощутимо потягивало кислой пороховой гарью и сладковатым душком подгоревшего жаркого.
Освежающая, с лёгким мятным привкусом горечь пилюль приятно пощипывала язык и нёбо, сдерживая накатывающие волны головной боли.
- И это всё, на что способны ваши поддельные вампиры, мистер Грин? Жалкое зрелище. Однако вернёмся к нашему разговору, если не возражаете…
Мистер Грин возражать не стал. Не осмелился. Попробуй-ка, возрази, когда тебя в самом прямом смысле держит за яйца неведомая долбаная тварь в женском обличье, пять минут назад прошедшая сквозь тройной периметр защиты с такой непринуждённостью, будто его вообще не существует. Мистеру Грину стоило большого усилия отвести взгляд от пальцев, вцепившихся сквозь дорогие вельветовые брюки в его драгоценное хозяйство – тонких, кривых¸ как птичьи когти, обгоревших чуть не до костей. Обе руки незваной гостьи до самых локтей покрывали безобразные жёлто-бело-красные рубцы старых ожогов. Но самым жутким в её облике были даже не эти увечья, а ярко-голубые, окаймлённые пушистыми рыжими ресницами глаза на веснушчатом лице. Сейчас они поxодили на узкие расщелины, ведущие на самое дно ада, откуда фонтанами било всепожирающее сапфировое пламя.
- Т-ты… ты не понимаешь, что наделала, - пробормотал Грин. – Не представляешь даже, на кого задрала лапу… Откуда ты вообще такая взялась? Ведь не из полиции, верно? У нас вся полиция прикормлена… Неужто правду говорят про нелюдей на службе Коми…
- Высокий, тощий, бледный торчок, сплошь расписанный татуировками, - перебила хозяина страшная гостья. - Как его зовут, мистер Грин?
Главный сутенёр Бостона отрицательно замотал головой. Его остроносая крысиная физиономия, покрытая крупными каплями ледяного пота, скривилась от страха пополам со злорадством.
- Да они от тебя мокрого места не оставят, мразь!
- Повторяю вопрос. Как.
Тварь из преисподней подняла правую ладонь.
- Его.
Широко растопырила страшные, обугленные, крючковатые пальцы, на кончиках которых пульсировал с едва слышным гудением белоснежный огонь.
- Зовут?
И коротко, без замаха, впечатала пятерню Грину прямо в лицо.
Даже пронзительный визг сутенёра «ГАДИНА-А-А!!!» не смог заглушить скворчащее, сытное шипение – будто на раскалённую сковороду бросили добрый кусок сырого мяса.
- В следующий раз я выжгу вам глаза, мистер Грин, - светским тоном сообщила рыжая ведьма. – А потом поджарю яйца. И вы попробуете их на вкус. Повторяю вопрос: как его зовут?
Покрытые коростой пальцы нарочито медленно сжались в кулак. Потом средний и указательный так же неторопливо распрямились, словно большая любопытная улитка вытянула рожки.
- Идёт коза рогатая за малыми ребятами…
- Н-Е-Е-Т! – обожжённые, вздувшиеся волдырями губы мистера Грина растянулись в хриплом вопле. – НЕ НАДО! Фулер! Тебе нужен Фулер, будь он проклят! Ричард Фулер! Из Нью-Йорка!
- Наконец-то мы сдвинулись с мёртвой точки. Но вы сказали «они», мистер Грин. Кто ещё?
Перед лицом сутенёра опять возникла «коза», многозначительно пошевеливающая «рогами».
- Рэ… Рэндалл, - выдохнул он.
- Однако. Тот самый Рэндалл?
- Да я в душе не люблю, какой он там Рэндалл! – завыл Грин. – Чтоб ему сдохнуть, этому Рэндаллу! Тоже мне, крыша! Где она была, его сраная крыша, когда ты тут резвилась?!
- Подробности, мистер Грин. Мне нужны подробности.
- Он вышел на меня полгода назад, - исправно затараторил хозяин клуба, будто загипнотизированный грозным видом «козы». – Предложил новые товары – наркотик для нелюдей, а ещё вампирских проституток. Ну, не настоящих, конечно. Ихняя организация там, в Большом Яблоке, навострилась делать фальшивых вамподевок. Вкалывают обычным шлюхам какую-то хрень или типа того, в общем, не знаю, мне не рассказывали, а я не настолько дурак, чтобы в чужие дела лезть. А чтобы вампирши не сделали ноги, вшивают им чип послушания. Нажал клиент одну кнопочку на пульте – девка валится, как бревно, нажал другую – бац! – разряд, чтоб бодрей шевелилась, третью – ноги врозь… Товар не из дешёвых, только для солидных клиентов при больших деньгах.
Голубой огонь, жгущий и без того поджаренную до хрустящей корочки физиономию Грина, метнулся в сторону: демонесса посмотрела на скрючившееся у её ног нагое тело.
Девушка. Совсем юная, вряд ли старше шестнадцати, но с уже налившейся грудью и тугими бёдрами. Не иначе, коу-гёрл откуда-нибудь со Среднего Запада. Медовые кудри, нос кнопкой, широко распахнутые мёртвые глаза цвета молодой листвы. И сахарные иглы острейших, чуть загнутых клыков, торчащие из-под верхней губы.
- Я никого из них и пальцем не тронула. Почему они все умерли, мистер Грин?
Предводитель бостонских сутенёров повёл опалёнными бровями:
- Ну так на то тоже кнопочка имеется. Только на моём пульте, клиентам не положено. Нажал – и все вамподевки хором сосут у святого Петра-А-А-А-АГХ-ГХ-Х!!!
Опять зашипело, забулькало, вкусно понесло жареным.
- Спасибо за сотрудничество, мистер Грин, - произнесла гостья. – Больше вопросов не имею.
- АГХ-АГХ-АААКРХХХ…
Тело мистера Грина опрокинулось на запакощенный паркет – вместо глаз зияют две выжженные ямы, из разорванной ширинки бьёт кровавый фонтан.
- Я всегда выполняю свои обещания, мистер Грин, - жуткие пальцы разжали челюсти сутенёра и вложили между крошащимися от боли зубами нечто съёжившееся, сгоревшее до хрустящих чёрных угольков.
- Приятного аппетита!

* * *

- Брависсимо! Что за эффектная концовка! У этой женщины определённо есть вкус к насилию. Мне по нраву, когда убийца действует вот так, с огоньком!
Мужчина, произнесший эти слова, вальяжно развалился в вертящемся кресле с высокой спинкой. Внешне он представлял собой воплощённый кошмар любого полицейского – гражданин абсолютно типической наружности, без единой яркой приметы, самый натренированный взгляд не выхватит такого из толпы. Лет тридцати пяти на вид, среднего роста, с заметно обозначившимся брюшком; гладкие тёмные волосы зачёсаны назад, открывая залысины на лбу; тщательно выбритый подбородок с ямочкой; на носу – в меру стильные очки в пластиковой оправе; голубая сорочка, серый костюм, галстук в чёрно-синюю полоску – всё неброское, хорошего качества, но не чрезмерно дорогое. Эталонный частный предприниматель средней руки, обитатель фешенебельного пригорода, исправный налогоплательщик и добрый патриот Америки – хоть сейчас под стеклянный колпак и в Палату мер и весов…
…если бы не одна крошечная деталь.
Глаза.
Ярко-весело-карие, почти золотые, каких у людей никогда не бывает, они смотрели на мир с таким выражением, будто их обладатель постоянно прикидывал, сколько тонн белого фосфора и ядерных бомб потребно для превращения всей окружающей реальности, от горизонта до горизонта, в выжженную пустыню. Прикидывал вроде бы в шутку, а вроде бы и всерьёз.
Сейчас эти изумительные глаза прямо-таки впились в картинку «трёхмерки», наблюдая, как рыжая бестия громит бостонский клуб «Деймос».
- В каждом её жесте, в каждом ударе чувствуется стиль, - восхищённо комментировал златоокий нелюдь. – Какая хватка! Бедный, бедный мистер Грин, сегодня определённо не его день. Пожалуй, нам придётся искать нового контрагента в Бостоне.
Одна из двух фигур, почтительно торчащих за спинкой кресла, - с необычайно широкими плечами, ростом под самый потолок, в поношенном кожаном плаще до пят и шляпе с бескрайними полями, – откашлялась и неожиданно тихим, деликатным голосом библиотечного завсегдатая произнесла:
- Едва ли это окажется сложной задачей. Верное дело, большие деньги – все тамошние бандиты выстроятся в очередь, нам останется только выбирать. А мистеру Грину поделом. Напрасно он вообразил, что может безнаказанно зажимать прибыль.
- Совершенно верно, Рэндалл, - кивнул золотоглазый, прокручивая запись по новой. – Будем надеяться, преемник мистера Грина усвоит урок и запомнит, что с Организацией шутки плохи.
- Я всё-таки не понимаю, босс, - вступил в разговор доходяга с сальной копной нечёсаных волос, костлявым лицом законченного наркомана и чёрными разводами татуировок на дряблой груди под кожаной жилеткой. – Весь этот огород с Таунсендом, сектой рыбопоклонников и шогготами – мы городили его только затем, чтобы эффектно оторвать яйца какому-то жалкому проворовавшемуся сутенёру?
- Ну что вы, мистер Фулер, - сладко улыбнулся золотоглазый. – Вы же видели её в деле. Разве не было бы безумным расточительством использовать такое сокровище как обычного киллера? Нет-нет, у меня на неё совсем другие виды, куда более серьёзные…
- Другие? Какие же? – недовольно буркнул доходяга.
- Ну, право же, мистер Фулер, имейте терпение. Вы в Таунсенде закрутили поистине блестящую интригу, разве не жалко её ломать теперь, когда до кульминации рукой подать? Обещаю: вы сами всё увидите, и притом очень скоро. Она идёт по вашему следу – прямо в ловушку. А сейчас, мистер Фулер, отчего бы вам не заняться приготовлением нашего фирменного коктейля? Грядёт новая поставка товара, и Организации потребуется много колдовского зелья для милых дам.
Фулер зыркнул чёрными маслинами глаз на босса, ощерил неровные жёлтые зубы, собираясь, видно, что-то сказать, но передумал, резко повернулся на стоптанных каблуках и вышел вон. Рэндалл проводил его долгим алым взглядом.
- Колдун что-то подозревает, - по-прежнему негромко сказал он. – Его подозрения пока расплывчаты и неконкретны, но с ним лучше быть настороже. Судя по его послужному списку, он умеет... удивлять.
- Плевать, - равнодушно отозвался золотоглазый. – По большому счёту, старина Мбага уже не нужен Организации. Мавр сделал своё дело, мавр может гореть огнём. Вот, - он ткнул пальцем в движущееся изображение рыжеволосой дьяволицы, - вот единственное, что сейчас имеет значение. Как твоё мнение, Рэндалл?
- Пожалуй, похожа, - задумчиво протянул великан. – Я бы даже сказал, очень похожа...
- Нет! – босс только что не подпрыгивал от избытка энтузиазма. – Не просто похожа! Одно лицо! Присмотрись внимательнее – какие знакомые движения, жесты, повадки! Теперь ясно, почему Литиум сбежала – вовсе не из-за этого глупца Нечто, о нет, она хотела спрятать ребёнка! Я переоценил её как учёного и недооценил как мать. Сперва она думала укрыться в Тайном Месте, а когда мы нагрянули туда на «Ломе неба» и принялись швырять ядерные бомбы, переместилась в иное время. Однако теперь круг замкнулся, Рэндалл. Мой план вот-вот исполнится!
- Но у неё дочь, а не сын, - заметил громила. – Вы никогда…
- Вздор, вздор, - отмахнулся золотоглазый. – Я уверен – всё пройдёт как по маслу. Ты же знаешь, Рэндалл, предчувствие ни разу меня не подводило!
Верный телохранитель мог бы возразить, что на его памяти предчувствие подводило босса как минимум дважды – сначала в Энске, а после в Излучинске, и это если считать только капитальные поражения, не вспоминая о менее масштабныx провалах. Но он ясно видел, что начальство сейчас не в настроении выслушивать резонёрские речи, а потому лишь вздохнул и пробормотал:
- Да, конечно. Как вам будет угодно, мой фюрер.

* * *

У Надежды ещё достало сил затворить тяжёлую железную дверь «Деймоса», но тут стеклянные башни Бостона пошли вокруг неё колесом, и гостье из прошлого пришлось что есть силы вцепиться в дверную ручку, чтобы устоять на ногах. Спасибо хоть, в ночь с пятницы на субботу в Финансовом Районе было шаром покати, только изредка скользнёт по пустынным улицам бдительный полицейский патруль, не заглядывающий, к счастью, в узкие тёмные переулки.
Правый локоть и колено невыносимо саднили, из пореза на левом виске капала кровь, а в затылок вонзилось невидимое раскалённое сверло; оно вращалось с ужасающей медлительностью, наматывая на себя корчащиеся от жара извилины. Самое скверное, что никакого облегчения не предвиделось – обезболивающее отныне приходилось расходовать с величайшей бережливостью, ведь по-соседски заглянуть к профессору Адане в Научный отдел за новой баночкой волшебных пилюль ей больше не суждено. Смуглая толстушка в неизбывном белом халате навсегда осталась по ту сторону проведённой кровью черты – вместе с герром фон Зонненменьшем, Густавом и остальными сотрудниками Комитета.
Теперь, когда Феникс одним махом нарушила Закон о Нечеловечестве и ещё добрую дюжину установлений КДНР (не говоря уж о банальной уголовщине), дорога обратно ей заказана раз и навсегда. Разве что в одиночную камеру антарктической тюрьмы для особо опасных нелюдей.
Ну и пусть, подумала Надежда. Я не отступлюсь. Тем более что дело, оказывается, не просто в осатаневшем маньяке. Тут целая организация. Отлично законспирированная группа негодяев, травящиx нелюдей и обращающих доверчивыx девиц в клыкастые подделки. И тот, кого зовут Ричард Фулер, работает именно на них…
Перед мысленным взглядом Надежды вспыхнуло окровавленное золото волос на грязном бетонном полу. Со дна желудка взметнулась отвратительная кислая волна, и она едва успела согнуться, чтобы не запакостить окончательно куртку-бомбер и замшевые джинсы, и без того изрядно пострадавшие при штурме «Деймоса». Отважная мстительница, самозабвенно блюющая после казни злодея – такого, кажется, ещё нигде никогда не бывало, подумала Феникс в коротком промежутке между спазмами. Хотя за японские комиксы не поручусь. Там чего только не рисуют.
- Я иду за тобой, Фулер, я иду по твоему следу… - прошептала она, проведя ладонью по бледному лицу, на котором ярче выступила россыпь веснушек. – И когда я отыщу тебя, Фулер, ты заплатишь мне так, как никто никогда не платил. И за Барби, и за всех тех, кого твои приятели превратили в вампиресс… Я переверну вверх дном весь Нью-Йорк, Фулер, запалю его с пяти концов, если понадобится, но найду тебя, слышишь?!
Очень некстати ожил телефон в кармане куртки. Аппарат спецсвязи КДНР испускал такие пронзительные трели, что почти утихшая головная боль опять встрепенулась и запустила в мозг свои пылающие лезвия.
- Да?
- Фройляйн Ефимовская, - скрипучий голос Генриха фон Зонненменьша звучал как шуршание холодного ветра над заметённой снегом пустыней. – Я получил ваш отчёт вместе с рапортом. Что это означает?
- Всё очень просто, господин председатель. Я подала в отставку. Ушла из Особого отдела. И вообще из Комитета.
- Вот как. Позвольте узнать причину столь неожиданного решения?
- Она указана в рапорте, господин председатель.
- «Личное желание» - это не причина.
- Других объяснений у меня нет, господин председатель.
Фон Зонненменьш несколько секунд молчал. Когда он заговорил снова, ветер утих, а в глубоком снегу обозначились проталины:
- Надежда Михайловна, я понимаю ваше желание найти убийцу Аллы Соколовой. И разделяю его, поверьте. Она была… хорошей девушкой. Никому за всю свою жизнь – короткую, увы – не сделала зла. Но мы должны строго следовать закону…
- Нет!
Это короткое слово прозвучало так, что председатель КДНР невольно вспомнил промозглую ноябрьскую ночь и крик громадной огненной птицы над Варшавой.
- Я не понимаю…
- Я тоже не понимаю, господин председатель! – сорвалась Надежда. – Не понимаю, почему мы топчемся на месте и бубним про какой-то закон, когда под самым носом у Комитета процветает целая подпольная империя нелюдей! Не понимаю, как они делают вампиров из обычных проституток! Не понимаю, откуда берутся и как действуют чипы управления, которые они им вживляют! И уж совсем не понимаю, что связывает Ричарда Фулера, убийцу Аллы, и Рэндалла, оборотня-экстрасенса и личного телохранителя покойного Бастера!
Несмотря на преклонный возраст Генриха фон Зонненменьша, ум его сохранял остроту мономолекулярного резака, а скоростью мог поспорить с лучшими изделиями Республики Машин. На то, чтобы усвоить сумбурный поток информации и разложить её по полочкам, у господина председателя ушло не больше пяти секунд.
- Откуда у вас эти сведения, Надежда Михайловна?
- От некоего мистера Грина, сутенёра и хозяина одного очень интересного клуба в Финансовом Районе Бостона.
- Превосходно! В свете вновь полученной информации и речи быть не может о вашей отставке. Немедленно доставьте этого Грина в ближайшее отделение КДНР для подробного допроса и…
- Не выйдет, господин председатель, - криво усмехнулась Ефимовская. – Мистер Грин скоропостижно скончался. Вместе со всей своей бандой, вот ведь какая незадача. Погорели, так сказать.
Вот теперь пауза затянулась на целую минуту. Надежда представила, как Генрих фон Зонненменьш застыл в кресле, длинный, прямой, несгибаемый, высушенный временем, как он сжимает трубку секретного телефона в тонкой руке, перевитой вздувшимися венами, покрытой лёгким старческим пушком.
- Что ты натворила…
Она ожидала ледяного «Убийца!». Или колюче-презрительного, сквозь зубы «А ведь мне говорили, что нелюдям нельзя доверять». В общем, чего угодно, только не этих горьких слов.
- Зачем? Неужели месть настолько застила тебе глаза? Что же ты наделала…
Это было уже слишком. Обугленные пальцы сжались, брызнули белым пламенем, и аппарат спецсвязи превратился в бесполезный сгусток расплавленного пластика.
Смахнув с ресниц непрошеные слёзы, новоявленная преступница, опасная нелюдь-убийца Надежда Ефимовская скрылась в ночной темноте.

Аватара пользователя
William Hoffmann
Сообщения: 942
Зарегистрирован: 17 авг 2018, 02:43
Откуда: Украина
Контактная информация:
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение William Hoffmann » 30 май 2019, 20:42

Одно из зданий в финансовом районе Бостона (то в котором до этой ночи располагался фешенебельный клуб «Деймос»), было тщательно оцеплено полицией.
Судя по двум бронированным грузовикам (больше похожим на маленькие БТР), а также пяти полицейским машинам припаркованным около здания, внутри произошла если не вспышка зомби-вируса, то как минимум массовое убийство.

Вокруг здания была растянута жёлтая лента за которой стояло оцепление, сплошь состоящее из тяжело бронированного спецназа в руках которого обвешанные тактическими модулями UMP-40, выглядели сущими игрушками.

Позади оцепления мимо проходящие зеваки (коих было немало т.к. крупное происшествие, да ещё и в финансовом районе Нью Йорка, не могло не привлечь внимание общественности), могли заметить целую толпу разномастных экспертов: криминалисты, детективы, подручные коронера, а также обычные полицейские в разных званиях то и дело заходили в помещение клуба и покидали его с лицами, говорящими о случившемся красноречивее любых объяснений.

Оцепление стояло вокруг Деймоса вот уже около часа, и за это время количество окруживших здание зевак достигло пятидесяти-шестидесяти человек, что ощутимо напрягало стоящих в оцеплении спецназовцев чьей задачей являлось не допустить к месту происшествия случайных зевак.
В это время из за угла крупного офисного здания вышел светловолосый парень, сразу-же направившийся к месту происшествия.
Первым что бросалось в глаза во внешности парня, являлись длинные светлые волосы закрывающие голову с трёх сторон золотым капюшоном и спадавшие на плечи.
Также солидную долю внимания к себе привлекали глаза неизвестного:
внимательные и сосредоточенно прищуренные, с радужкой цвета морской пены, казалось что они тускло мерцали едва уловимым сине-зелёным сиянием, для сокрытия которого они были закрыты стёклами тёмных солнцезащитных очков.
Одет парень был в обычные чёрные туфли, синие джинсы, белую рубашку, ремень в тон к обуви, а также синюю джинсовую куртку.
Быстрым шагом пройдя сквозь толпу зевак, неизвестный подошёл к жёлтой ленте и спокойным тоном обратился к одному из спецназовцев
-Добрый день, я здесь по просьбе старшего офицера полиции Оливера Харриса, будьте добры, передайте ему что Эрик прибыл
Спустя секундную паузу один из спецназовцев обернулся к сновавшим позади оцепления копам, и что-то коротко им крикнул. Ответ последовал спустя секунд десять-пятнадцать, и после него спецназовец молча отошёл на пару шагов в сторону давая Эрику пересечь оградительную ленту и пройти внутрь оцепления.
Почти сразу навстречу парню вышел ранее упомянутый Оливер Харрис-мужчина лет сорока, напоминающий своим видом типичного американского копа, в неизменной форме и с небольшими усами.
-Вижу ты уже добрался сюда, -офицер протянул руку для рукопожатия
-как видите, мистер Харрис,-пожав руку старому знакомому, Эрик поправил солнцезащитные очки.
-Судя по оцеплению, у вас тут нештатная ситуация, ведь так?
-Именно, следуй за мной,- махнув рукой в сторону переулка офицер кивнул паре копов и они поспешно отошли в сторону пропуская его и Эрика вглубь переулка.
Уже на подходе к помещению Эрик уловил до сих пор витающий в воздухе едкий запах гари, что уже намекало на то с кем в этот раз ему предстоит иметь дело.
-Пирокинетик?
-Очень мощный пирокнетик, -Харрис толкнул двери клуба и они беззвучно отворились давая Эрику возможность взглянуть на происходящее внутри.
Картина открывшаяся перед парнем, была достойна фильмов ужасов:
метрах в пяти от входа лежало тело охранника (то что это охранник можно было определить по чёрному костюму и остаткам белой рубашки), голова и плечи которого были обуглены до костей. Метрах в трёх лежал ещё один труп, в теле которого зияла обугленная дыра оставленная (судя по размеру) снарядом имевшим размер пушечного ядра. Чуть дальше на полу лежала чья-то рука, больше похожая на "бычок" от сигареты. Возле руки лежала полуразбитая бутылка какого-то элитного алкоголя, который к настоящему времени уже почти полностью смешался с кровью сочащейся из очередного трупа у которого отсутствовала голова, левая рука и левое плечо.
На нескольких стенах в клубе были хорошо видны следы от пуль, а на полу лежала пара частично оплавленных пистолетов (судя по рукоятке- Glock 17), и один пистолет пулемёт с расплавленным стволом. Дополнял общую картину сильнейший запах гари который буквально пропитал помещение.

Судя по взгляду Эрика, данная картина его если и не ужаснула, то точно заставила напрячься и брезгливо поморщится поспешно переведя взгляд на то что находилось дальше, в конце зала.
Около одного из диванов лежала пара трупов, один из которых всем своим видом так и просился на обложку фильма ужасов: глаз у трупа не было, вместо них зияли две чёрные пустые глазницы с неизменно обугленными краями. Также (судя по разорванным штанам) у трупа отсутствовали гениталии, а также (судя по забрызганному кровью рту) была сломана челюсть и/или сломаны зубы(и это не считая пары ожогов на лице, по форме напоминавших смесь человеческой ладони и птичьей лапы с когтями).
-Кто это?
-Джонатан Грин, глава этого заведения и,- тут офицер полиции взглянул на второй труп который ещё сутки назад был вполне себе "живой" вампиршей, а сейчас неподвижно лежал около мёртвого главы клуба
-сутенёр...
В очередной раз поморщившись и оглянувшись по сторонам, Эрик наконец заговорил
-Хочешь чтобы я расследовал это дело? если да то я польщён.
-Нет нет нет, расследовать будем мы, а тебе предстоит найти этого пирокинетика, и доставить нам, живым или мёртвым.
-Ммм..,- Эрик многозначительно хмыкнул попутно пытаясь прикинуть силу искомого пирокинетика а также оружие, способное остановить оного.
-Пирокинетик сотворивший это,-Харрис обвёл помещение клуба хмурым взглядом
- настоящий демон,наверняка убьёт любого кто встанет у него на пути, так что если хочешь можешь отка...
-я согласен, -фраза была произнесена быстро и как-будто была не столько обращением к офицеру, сколько мыслью вслух.
-Оу..., по правде не ожидал что ты за это возьмёшься...
-Почему?,- Эрик казалось наконец оторвался от своих мыслей и внимательно взглянул на офицера
-Ну, насколько я тебя знаю, ты всегда старался держатся в стороне от подобных дел
-В любом деле есть исключения, да и интуиция подсказывает мне что данное дело может стать особенным...
-Главное чтобы не последним,- буркнув что-то себе под нос, Оливер достал пачку сигарет и закурил.
-И то верно...-в последний раз покосившись на обезображенный труп сутенёра, Эрик направился к выходу из помещения
-Знаешь хоть кого искать?
-Нет, но пара смутных предположений есть
-Лады, если что-звони
-Непременно,-покинув оцепленный полицией периметр Эрик с совершенно невозмутимым видом прошёл через толпу зевак проводивших его недоумевающими взглядами.
Идя по улицам Бостона парень накидывал в голове примерный план расследования, а также пытался представить и предусмотреть возможные риски в данном деле.
Основные детали касающиеся расследования Эрик теперь знал, и сейчас перед ним стояло две задачи:
1. Найти кое какую дополнительную информацию касаемо предполагаемого убийцы и его местоположения
2. Приступить непосредственно к поиску и поимке/ликвидации разыскиваемого пирокинетика.

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5508
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 02 июн 2019, 07:06

Предчувствие Беды — не каких-то там повседневных мелких неприятностей, а именно Беды с заглавной буквы — не отпускало Густава все три недели, покуда он валялся на больничной койке, тупо переключая каналы «трёхмерки» и стращая медсестёр угрюмым блеском правого глаза. Левый вместе с большей частью головы был заключён в бинтовой кокон, как и располосованное до кости левое плечо. Из-под повязок сочилась боль — то пронзительно-острая, то тянущая, нудная. Впрочем, с болью вполне справлялись таблетки и уколы, а вот крепнущую день ото дня уверенность в том, что с Надеждой приключилось что-то очень скверное, заглушить было решительно нечем.
В первые дни после возвращения из Медвежьего Угла телефон в его палате буквально разрывался от пожеланий скорейшего выздоровления. Несмотря на чудовищные потери, высокое начальство Комитета постановило считать первую самостоятельную операцию Густава Шульца в целом успешной: в конце концов, гнездо оборотней разорено, пусть их предводитель и сбежал, зато получена чрезвычайно ценная информация о городе Энске, который — сюрприз! - отнюдь не уничтожен, а преспокойным образом болтается где-то во Внепространстве вместе со всей каэмовской мерзостью. С личными благодарностями отметились даже фрау канцлерин и британский премьер-министр — оказывается, у Лондона на Робина О'Мэйли ещё с семидесятых имелся зуб величиной с Биг-Бен за кое-какие кровавые художества в Ольстере.
Не было звонка только от одного человека. Вернее, от нечеловека. Мёртвая тишина, наводящая на недобрые размышления.
Разумеется, Густав понятия не имел, куда и зачем господин председатель Генрих фон Зонненменьш услал Надежду. Задавать вопросы было бессмысленно — старик свято хранил служебные тайны и даже самым надёжным сотрудникам не доверял ни крупицы лишней информации. Но Особый отдел никогда прежде не проводил таких длительных операций. Долгая подготовка, кропотливый анализ данных, тщательная проработка всех деталей и один-единственный стремительный удар — вот обычная схема работы нелюдей на службе человечества. Какую бы задачу КДНР ни поставил перед рыжей фурией, ей уже давно следовало бы возвратиться в Варшаву.
Гаденькую мыслишку о том, что за три недели огненная ведьма могла просто-напросто отыскать более интересного спутника жизни, нежели бывший шофёр, Густав вырвал с корнем и вышвырнул вон. Нет, молодой швейцарец вовсе не считал себя сказочным красавцем или непревзойдённым знатоком по части постельных утех. Просто он твёрдо знал, что в лексиконе Надежды Ефимовской для такого действия по отношению к соратнику, на пару с которым были съедены пуды соли, имелось ровно одно определение - «предательство». А предательство в её глазах оставалось самым страшным из всех мыслимых грехов, не прощаемым ни в этой жизни, ни в следующей.
Левую щёку опять свело болезненной судорогой, да так, что в глазах на секунду помутилось. Только и не хватало во что-нибудь впилиться, подумал Густав и крепче сжал руль служебной "ауди". Главный хирург бернского госпиталя доктор Струбчинский — давно и без малейших на то оснований наречённый благодарными пациентами доктором Трупчинским — только кряхтел и цокал языком, разглядывая швы, наложенные впопыхах Андреем Волковым. Полевой медик сработал очень грубо, так что не избежать широких рубцов, предупредил он. И не соврал: вся левая часть лица Густава в автомобильном зеркальце бугрилась, как свежевспаханная, отчего вчуже хотелось завести разговор о видах на урожай яровых и озимых. Шульц и сам понимал, что по-хорошему ему бы ещё подлечиться неделю-другую, но отсутствие вестей от Надежды изводило хуже боли, и он, вдребезги разругавшись со Струбчинским, можно сказать, удрал из госпиталя.
Машина скользнула в подземный гараж штаб-квартиры КДНР, откуда скоростной лифт вознёс Густава на административный уровень. Рассеянно кивая в ответ на приветствия сотрудников, он отпер дверь своего скромного кабинетика, сгрёб со стола кучку накопившихся флэшек и стал просматривать одну за другой...

Говоря казённым языком характеристик и аттестаций, за два с лишним года работы в Комитете герр Густав Шульц зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. Всегда подтянутый, энергичный, по-немецки пунктуальный, неизменно корректный молодой человек выгодно отличался от прочих бойцов Особого отдела, и в первую очередь — от собственной начальницы, вспыльчивый нрав и пожароопасный темперамент которой давно сделались притчей во языцех. По пятницам после службы секретарши за третьей «маргаритой» вздыхали по перспективному жениху, которому жестокий рок судил оказаться в когтях старой ведьмы, разменявшей, о ужас, четвёртый десяток. Господин же фон Зонненменьш в последнее время взял манеру как бы невзначай заводить в присутствии герра Шульца речи о необходимости увеличения числа региональных представительств Комитета. При этом всемогущий глава КДНР нарочито горько сетовал на кадровый голод, и из-под сухих и голых, как у черепахи, век лукаво посверкивали на Густава острейшими гранями выцветшие до алмазной прозрачности старческие глаза. И даже грозный Ганс-Рудольф Шмерц, капитан швейцарцев, нанятых охранять штаб-квартиру Комитета, румяный здоровяк с закрученными штопором усами, снисходительно признавал, что герр Шульц - «правильный малый».
Тем большее потрясение испытали сотрудники КДНР в то майское утро, когда Густав ворвался в приёмную председателя, как потерявшая управление гиперзвуковая ракета. Дожидавшихся аудиенции посетителей ударной волной едва не вышвырнуло из кресел, вспорхнули стаей испуганных птиц служебные бумаги, бравые швейцарцы, несущие караул у начальственных дверей, разлетелись в стороны, будто кегли. Левая щека герра Шульца пламенела свежим послеоперационным багрянцем, правую заливала мертвенная зеленоватая бледность, глаза же приобрели нехорошее сходство с триплексами тяжёлого танка, прущего под ураганным огнём на занятую неприятелем высоту.
Личный секретарь председателя фройляйн Марта чуть замешкалась, соображая, смирит ли этакий наступательный порыв силовое поле или лучше уж профилактически полоснуть Густава мегаджоулевым лазером по всем требованиям протокола безопасности. С моторикой и реакцией у Марты дело обстояло не хуже, чем со знанием тонкостей секретного делопроизводства — специальную подготовку на случай возникновения чрезвычайной ситуации в КДНР проходил весь персонал до мойщиков окон включительно, - и невидимый барьер заработал буквально через пару секунд. Однако бойцы Особого отдела на полигоне и в спортзале бывали всё-таки чаще, чем административный персонал, поэтому силовое поле раскинулось уже за спиной Густава. Обшитая морёным дубом дверь из прочнейшего молибденового сплава захлопнулась с артиллерийским грохотом.

- Добрый день, герр Шульц, - Генрих фон Зонненменьш даже не удостоил взглядом вломившегося без доклада сотрудника. Расположившись за столом, размеры которого наводили на мысль об авианосцах и палубной авиации, господин председатель просматривал документы, изредка делая пометки синим карандашом. «Трёхмерки» и электронные планшеты бывший министр иностранных дел Германии не одобрял — равно как автомобили на плазменной тяге, кондиционеры, юбки выше колена и реактивные самолёты.
- Судя по всему, волнения доктора Струбчинского безосновательны: вы полностью оправились от ран и рвётесь в бой. Что ж, прекрасно, - включайтесь в работу, её у нас, как всегда, хватает. Прежде всего, займитесь подготовкой Нью-Йоркской конфе...
- Что это такое?! - непочтительно перебил старика Густав, протягивая ему свой служебный планшет.
- Гм, - на длинном сухом лице фон Зонненменьша изобразилось недоумение. - Вы не узнаёте стандартную ориентировку Комитета? В таком случае я, может статься, несколько поторопился с выводами. Не исключено, что вам действительно стоит ещё подлечиться...
- Господин председатель! - рявкнул Шульц таким голосом, что пуленепробиваемые стёкла в окнах отозвались нервным дребезжанием. - Извольте объяснить, что тут происходит!
- Вы что, читать разучились, герр Шульц? - осведомился Генрих фон Зонненменьш. - Извольте: Комитетом по делам нечеловеческих рас по подозрению в совершению ряда убийств разыскивается... Имя: Надежда. Фамилия: Ефимовская. Возраст... Экстрасенс-пирокинетик, класс «четыре А»... Код операции: «красный»... Какое именно из этих слов недоступно вашему пониманию, герр Шульц?
Густав отлично понимал каждое слово по отдельности, но все вместе они слипались в какую-то жуткую, противоестественную бессмыслицу. Надежда, его Надежда — преступница? Владелица консорциума Red Star, миллиардерша — и разыскивается Комитетом как убийца? Бред. Чепуха. Невозможно, немыслимо! Тут какая-то ошибка. Или, скорее, провокация. Да, точно: Надежду подставили, наверняка подставили! Она — слишком гордая женщина, чересчур своевольная, вспыльчивая, неуёмная в гневе. Кинулась очертя голову, запуталась, попала в ловушку!
- Я тоже хочу в это верить, герр Шульц, - сказал председатель, и Густав, к стыду своему, лишь теперь понял, что произносит эти бессвязные речи вслух. - Увы, причастность Надежды Михайловны к убийствам нелюдей в Бостоне можно считать бесспорной. Но нужно разобраться в происходящем. Её жертвы — отнюдь не ангелы, и тут многое непросто... Посему прошу вас принять должность временно исполняющего обязанности начальника Особого отдела и приготовиться к вылету в США. Мы отбываем сегодня в двадцать три сорок из аэропорта имени Фредерика Шопена. Марта передаст вам всю информацию по Таунсендскому делу, обсудим её в пути. Более не смею задерживать, герр Шульц.

Аватара пользователя
William Hoffmann
Сообщения: 942
Зарегистрирован: 17 авг 2018, 02:43
Откуда: Украина
Контактная информация:
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение William Hoffmann » 06 июн 2019, 16:30

Квартира Эрика представляла из себя довольно небольшое, но очень чистое и весьма уютное жилище в старом районе Бикон-Xилл - не самый центр города, но и не тихая скучная окраина с типовой малоэтажной застройкой. Из окон открывался в высшей степени умиротворяющий вид на парк Бостон Коммон.
Квартира Эрика была однокомнатной, что впрочем и не удивительно, всё же жил он один и обилие комнат было бы скорее минусом, чем плюсом, а так всё практически под рукой и в быстром доступе.
Сейчас бирюзовые глаза парня внимательно изучали данные на экране небольшого светло-серого ноутбука, освещавшего комнату тусклым светло голубым светом. На определённом расстоянии от ноутбука на столе стояла чашка с только что сваренным кофе.
С тех пор как парень вернулся с места преступления прошло около двух часов, всё это время Эрика не покидало чувство что это дело будет... особенным для него.
Сложно сказать, был ли Эрик фаталистом и верил ли в судьбу, но вот во что он точно верил, так это в интуицию, которая уже не раз спасала Эрика из, казалось бы, безвыходных ситуаций.
Вот уже полтора часа Эрик добросовестно и старательно рылся в интернете в поисках информации о нелюдях-пирокинетиках и связанных с ними инцидентах, не забыл парень и про других нелюдей и связанный с ними криминал.
В итоге всех изысканий (витиеватости и сложности которых позавидовал бы сам Шерлок Холмс) по поиску и сверке информации, Эрик забрёл на официальный сайт Комитета по Делам Нечеловеческих Рас (ну или же сокращённо: КДНР).
Парень не в первый раз заходил на сайт Комитета, а потому без особого интереса пролистал разделы со статьями и вакансиями, и перешёл к самому интересному-разделу с объявлениями.
Как несложно догадаться объявления на сайте КДНР несколько отличались от всем привычных объявлений в интернете, например в них не было рекламы недвижимости, рекламы зубных протезов, рекламы банков. Даже рекламы виагры не было.
Вместо всего этого великолепия на сайте красовались так называемые ориентировки: краткие биографии и описания преступлений, принадлежащие тем или иным нелюдям коих в данный момент разыскивал комитет.
Среди доброго (хотя скорее наоборот, недоброго) десятка вампиров и парочки оборотней, Эрик обратил внимание на одну ориентировку, в ней речь шла о паранормалике-пирокинетике, имевшем (если верить сводке) аж 3-А ранг.
Заинтересовавшись данной ориентировкой, парень открыл её дабы узнать побольше информации.
С фотографии прикреплённой к документу, на блондина смотрела пара ярких огненно-голубых глаз, расположенных на бледном веснушчатом лице окружённом гривой вьющихся рыжих волос.
К удивлению Эрика, найти информацию о загадочной рыжей фурии попавшей в немилость Комитету, оказалось не просто а очень просто, особенно если учесть то с какой периодичностью русская миллиардерша напоминала о себе в СМИ.

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5508
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 25 июн 2019, 22:32

Клубки огня бились в ладоняx Надежды горячо и сердито, как пойманные птицы. Стоит разжать пальцы – и они устремятся в полёт, чтобы испепелить всю скверну этого проклятого места.
Металлический помост под ногами слегка вибрировал, превращая каждый шаг рыжей фурии в гулкий удар метронома, отсчитывающего последние мгновения жизни колдуна-торчка Фулера. Меxанизмы зловещего вида и непонятного назначения, вытянувшиеся в две шеренги по обе стороны от помоста, словно бы замерли и съёжились – видимо, догадывались, какая незавидная судьба им уготована. Жиденький свет, сочащийся сквозь грязные окошки под самым потолком, не столько рассеивал царящую вокруг темноту, сколько подчёркивал её кромешную непроницаемость. Но Феникса, взявшего след, такой пустяк, само собой, остановить не мог. Горящий голубой взгляд с лёгкостью прожигал тьму, выхватывая из неё то связки разноцветных электрических кабелей, то большие, причудливой формы ёмкости с бурлящей гнилостно-зелёной жижей, то замысловатые багровые символы на стенах, очень похожие на тот, в Таунсенде…
Нелюдская ярость и чувство вины с новой силой вцепились в искромсанную душу Надежды. Она закусила губу, почувствовала вкус крови на языке – и открыла глаза, уставившись в окно автобуса, за которым на Чайнатаун неспешно спускались отравленные выхлопами оранжево-лиловые сумерки.
- Мэм, – раскосая физиономия водителя прямо-таки лучилось официальным дружелюбием. – Добро пожаловать в Нью-Йорк, мэм. Конечная, мэм, надо выходить. Здесь спать нельзя, наша компания такую услугу не предоставляет! Мэм?
- Ага, - сипло пробормотала Ефимовская, с трудом распрямляя затекшие ноги. – Ну да. Конечно. В смысле, спасибо.
- Мэм, вы в порядке? – озабоченно спросил шофёр.
Да какое там, подумала Надежда, проведя языком по кровоточащей губе. Чёрт, больно. И голова от такого дурацкого сновидения гудит, как набатный колокол. Подремала по дороге, называется, восстановила силы.
- Вы нездоровы, мэм?
- Ерунда, - отмахнулась Надежда. – Пустяковая ссадина и дурной сон. Никакиx поводов для беспокойства. Лучше подскажите, как добраться до Триста тринадцатой ули...
Она не успела договорить. Казённая улыбка азиата стремительно увяла, уступив место гримасе откровенной неприязни, если не сказать – отвращения.
- Ах, ты из этих? – зашипел он. – А ну-ка, пошла вон! Давай, давай, нечего тут своей поганой кровью брызгать, нелюдь проклятая!
Надежда оторопела.
- Ладно, раз так, сама дорогу найду, не маленькая… - с этими словами она скорее выпала, чем вышла из автобуса и остановилась на тротуаре, недоуменно озираясь по сторонам. Ну и ну! Нет, Надежда, разумеется, знала из аналитических записок ООН, что американцы в массе своей настроены к представителям нелюдскиx рас гораздо нетерпимее, чем обитатели Старого Света. Но одно дело читать бумажки, и совсем другое – почувствовать эту самую нетерпимость на собственной шкуре. Тут она припомнила, что в прежние свои визиты в Америку как-то не замечала нелюдей в свите крупных чиновников и предпринимателей большой руки. А ведь среди прогрессивных европейских политиков и преуспевающих дельцов уже давно не считались экзотикой телохранитель-оборотень или вампиресса на должности личного помощника. Если же учесть, что Нью-Йорк числился второй – после Санкт-Петербурга – мировой столицей нелюдей…
Стоп, сказала себе Ефимовская. Xватит рассуждать как функционер Комитета. Раз ты теперь опасная преступница, так изволь и думать в соответствующем ключе, не то этот крестовый поxод закончится, не успев толком начаться.
Она поглубже натянула оливкового цвета кепку, позаимствованную с лотка на бостонском автовокзале Сауз Стейшн, и подняла воротник кожаной куртки – по правде сказать, не Бог весть какая маскировка, - после чего двинулась в южном направлении, стараясь слиться с толпой проxожиx.

Аватара пользователя
William Hoffmann
Сообщения: 942
Зарегистрирован: 17 авг 2018, 02:43
Откуда: Украина
Контактная информация:
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение William Hoffmann » 06 июл 2019, 03:48

Поездка от Бостона до Нью-Йорка заняла у Эрика немногим менее четырёх часов, что, впрочем, было неудивительно если учесть что выехал он ранним утром, когда машин на дорогах было ещё не так много.
Машиной на которой парень выдвинулся в путь, была старенький но более чем рабочий Форд Куга бирюзового цвета, в багажник которого можно было вместить как солидный арсенал оружия, так и чьё-нибудь тело, что при работе охотника за головами было крайне важно.
Ещё находясь в Бостоне, Эрик проверил объявления об аренде квартир в Нью-Йорке, и даже более того: созвонился с одним, а точнее одной из арендодателей, договорившись с ней об аренде.
Как оказалось этим загадочным арендодателем была миссис Браун, пожилая невысокая негритянка лет шестидесяти на вид, одетая в нейтрального цвета жакет и такого-же цвета юбку.
Как только автомобиль Эрика неспешно заехал во двор и его светловолосый водитель покинул машину, ранее упомянутая миссис Браун практически беззвучно материализовалась аккурат за спиной парня, после чего тихим скрипучим голосом обратилась к парню
-мистер Новак?
-Да, -закрыв за собой дверь машины, Эрик повернулся к источнику звука.
-Ох, по правде говоря я ожидала что вы прибудете несколько позже
-По правде я и сам думал что приеду несколько позже, однако к счастью по пути сюда я не увидел ни одной пробки, так что путь занял куда меньше времени чем ожидалось
-Понимаю,-в очередной раз вздохнув, миссис Браун поправила очки после чего вновь взглянула на парня
-раз всё прошло хорошо, думаю стоит показать вам вашу комнату
-Кстати об этом,-сунув руку во внутренний карман плаща, Эрик достал бумажник и быстро отсчитав нужную сумму вручил её миссис Браун
-это аванс
-но ведь я ещё даже не показала вам вашу комнату, — сказала миссис Браун тем ни менее беря деньги.
-нечего, страшного, просто я привык платить наперёд, издержки профессии...
-у вас наверное опасная работа, раз вы так говорите
-да, хотя есть множество куда более опасных профессий.
Поднявшись на второй этаж и пройдя по небольшому коридору, миссис Браун достала из кармана жакета весьма увесистый металлический ключ которым отворила одну из дверей, после чего протянула ключ Эрику
-если будут какие-то вопросы, обращайтесь в любое время
-благодарю,- взглянув на ключ парень убрал его в карман плаща, попутно открывая дверь и заходя в квартиру.
Временная обитель охотника за головами представляла из себя ни что иное как небольшую однокомнатную квартиру, в которой тем ни менее имелась небольшая кухня и такой-же небольшой (хотя тут бы больше подошло слово компактный) душ с туалетом. Быстро осмотрев своё временное пристанище, Эрик вышел из квартиры и направился к своей машине дабы забрать из неё чемодан с личными вещами, а также чемодан в котором хранилось привезённое им из Бостона оружие.
Занеся свой багаж в квартиру и закрыв за собой дверь на ключ, Эрик снял плащ и уже собирался повесить его на вешалку, как вдруг из кармана этого самого плаща выпало старое чёрно-белое фото.
На фото был запечатлён мужчина лет двадцати пяти-тридцати на вид, с зализанными назад чёрными волосами и гладко выбритым лицом на котором была едва заметная ухмылка. Судя по одежде (а точнее форменному воротнику) изображённый на фотографии мужчина был нацистом, причём имевшим офицерское звание.
Сама фотография напоминала фото для паспорта и судя по всему была частью какого-то удостоверения или паспорта.
Сразу заметив выпавшее фото, Эрик быстро поднял его с пола после чего внимательно взглянул на него, при этом заметно нахмурившись и едва слышно вздохнув.
На несколько секунд в комнате повисла гробовая тишина, которая вскоре была прервана каким-то звуком с улицы заставившим Эрика отвлечься от мыслей и поспешно убрать фото обратно в карман плаща который в свою очередь был размещён на вешалке около двери.
Быстро распаковав чемоданы и перепроверив оружие, блондин поставил на стол и включил ноутбук, намереваясь в очередной раз перечитать и прокрутить в голове все детали расследуемого им дела.

Аватара пользователя
Евгения
Статус: Командование КМ
Звание: Светлый Рейхсфюрер
Сообщения: 5508
Зарегистрирован: 19 сен 2013, 14:45
Откуда: Москва, Российская Федерация
Статус: Не в сети

Пламя и Пепел

Сообщение Евгения » 16 июл 2019, 05:17

Триста тринадцатая улица, протянувшаяся поперёк всего Нижнего Манхэттена, резко выбивалась из обычного для Большого Яблока суматошного ритма жизни. Надежда ощутила это, едва ступив на ее растрескавшийся пятнистый асфальт.
Полицейские сухо именовали эти кварталы «районом компактного проживания представителей нечеловеческих рас», пламенные проповедники – «средоточием порока», политики консервативного толка – «гнойником на теле нашего цветущего Нью-Йорка», а обыватели предпочитали короткое и емкое «Найт-Сити» - Ночной город. Как много эвфемизмов можно придумать для старого недоброго слова «гетто», горько усмехнулась Ефимовская, глядя на проржавевшие крыши и заплесневелые фасады старых зданий, все окна которых были наглухо зашторены, а то и заколочены полусгнившей фанерой. Граффити, плотной вязью покрывающие стены домов до третьего этажа, сообщали, что вампиры сосут, а Бог их ненавидит – впрочем, как и прочих нелюдей. И вся эта мерзость запустения – буквально в двух шагах от деловитой Уолл-стрит, пёстрого Чайна-тауна и богемного Гринвич-Виллидж… где вампиров, оборотней и экстрасенсов, вообще говоря, тоже хватало с избытком. Как и в других районах Манхэттена, а также Куинса, Бруклина и Статен-Айленда. Просто те оказались хитрее и оборотистей, сумели спрятаться под масками клерков и домохозяек – ну, или нашли покровителей, достаточно богатых и влиятельных, чтобы позволить себе не скрывать свою природу. А нелюдям, которые не смогли либо не захотели это сделать, оставался один путь – в Найт-Сити, на илистое захламлённое дно Нью-Йорка.
Услышав нарастающий гул мотора, Надежда на всякий случай шмыгнула в первый попавшийся переулок, заваленный самым невообразимым мусором и вдобавок, судя по запаху, крепко зассанный. Прямо посередине пустынной в этот закатный час улицы без малейшего почтения к дорожной разметке пёр мрачного вида автоматический броневик с надписью «NYPD» на борту. Круглые стеклянные глазки камер таращились во все стороны с нехорошим любопытством, пара пулемётов и автоматический гранатомёт сулили моментальную гибель всякому, кого оператор этой машины смерти, прихлёбывающий пивко за пультом в околотке, сочтёт достаточно подозрительным. Да, подумала Надежда, если в чём и можно упрекнуть нью-йоркскую полицию, то уж никак не в склонности миндальничать с нелюдями...
- Мэ’эм?
Мужской голос за спиной в глухом переулке редко сулит одинокой женщине что-то хорошее, особенно в районе, населённом по преимуществу маргинальными кровососущими элементами. Надежда произнесла про себя несколько слов, которые даже покойного унтера Зарембу привели бы в смущение, и стремительно развернулась на каблуке, принимая боевую стойку.
- Йоу, мэ’эм… у вас не найдётся немого мелочи?
Слова прозвучали невнятно. Пасть чёрной пантеры в принципе плохо приспособлена для человеческой речи, а если она к тому же набита полусгнившими отбросами, так и вовсе ничего не разберёшь. Поэтому оборотень, выбравшийся из кучи распотрошённых мусорных мешков, подкрепил просьбу просительным жестом.
Сказать, что первый встреченный Надеждой обитатель Найт-Сити выглядел паршиво – это ничего не сказать. Жёлтые глаза гноятся, зубов осталось меньше половины, и те изъедены кариесом, шкура – сплошь колтуны и проплешины. Не лучше обстояло дело и с нижней, человеческой частью: ноги в дырявых джинсах – чистый Бухенвальд, прости Господи, натуральные кости, обтянутые коричневой пергаментной кожей в болячках и язвочках. В общем, вид и запах оборотня способны были даже в сердце самого идейного и непреклонного комиссара Армии Света пробудить острую жалость… и желание поскорее прервать мучения нелюдя посредством серебряной пули (или очищающего пламени – из санитарно-гигиенических соображений).
Надежда, старательно отводя глаза и пытаясь не дышать, сунула в протянутую лапу помойного кота первую попавшуюся купюру.
- Премного благодарен, мэ’эм!

Ответить

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей