Коракс

Небольшой рассказ, написанный нашим верным соратником, герром Стренжером. Главный герой – комиссар Армии Света по имени Анатолий, ветеран легендарной Битвы за Энск, волею судеб заброшенный вместе со своим отрядом в захудалый немецкий городишко. Сможет ли он раскрыть таинственное убийство, отомстить за гибель своих бойцов? Или всё это – лишь игра жестокого рока, решившего столкнуть Анатолия с собственным прошлым? И действительно ли он – главный герой рассказа? Об этом вы узнаете очень скоро.

 

К О Р А К С

 

Человек беспечно шагал по улице, не глядя под ноги, неровной петляющей походкой. Автомат время от времени больно постукивал по боку – человек уже почти позабыл о его существовании. Действительно. Зачем осторожность в этом захудалом городке? Тут не то, что вампиров или оборотней тут даже мало-мальского псайкера днем с огнем не сыщешь. Делать здесь было решительно нечего. Поэтому-то мужчина жадно, не таясь, поглощал содержимое бутылки.

Боевая униформа Армии Света, в которую он был одет, успела уже изрядно испачкаться: на сером городском камуфляже отчетливо проступали пятна засохшей уличной грязи. Человека грязь не особо волновала – чай, не на параде и не на свидании. Настоящий мужчина всегда должен быть немного неопрятен, да и вообще чуть красивее вервольфа... Рассуждая так, человек свернул в небольшой проход между двумя старинными домами. Под ногой что-то тускло блеснуло во тьме. Человек на секунду оторвался от бутылки, поднял находку и мутным взглядом воззрился на стальной армейский жетон. Почти такой же, как у него самого.

«АС | Капрал Мартин Грог Италия| IV»

Большая, бурая в слабом свете уличных фонарей, капля упала прямо на жетон. Человек поднял глаза вверх... и во мгновение ока протрезвел. Глаза его расширились от ужаса. Бутылка выпала из ослабшей руки.

- Святый Боже... - пробормотал он и опрометью кинулся прочь. Комиссар... Надо немедленно найти комиссара!

* * *

Этой ночью Анатолию не спалось. В лунном свете он рассматривал личные жетоны нелюдей. Трофеи что он вынес из ада под именем Энск. Один жетон – одна жизнь, отнятая им. Целая россыпь жизней. Ему доставляло удовольствие вспоминать их. Они были сильнее его, способней и опасней, но теперь они все мертвы, а он – нет. Человек всегда торжествует, а монстру, даже самому сильному и хитрому, суждена только смерть.

Он помнил наизусть каждое из имён, выбитых на этих жетонах. Сейчас, вертя один из них в руке, по одним лишь неровностям металла Анатолий без труда мог определить, чей он. Бесчисленные ночи с той памятной битвы провёл он за этим занятием.

В дверь постучали. От неожиданности жетон выскочил из пальцев Анатолия. Выругавшись, он поймал его другой рукой.

- Кто там?! - раздраженно спросил он.

- Рядовой Митчелл, сэр! Прошу прощение за то что разбудил, но... Час назад нашли двоих наших патрульных, оба мертвы. Я решил вам нужно знать, сэр, - четко выговаривая слова, отрапортовал рядовой из-за двери.

Анатолий напрягся. Убийство? Этого еще не хватало! Все так замечательно шло своим чередом! Ни вампиров, ни оборотней, ни прочей нечисти, и вдруг вот тебе на! Анатолий поднялся и подошел к раскрытому шкафу, где висела его униформа. Чертово начальство, выдало ему только парадную. Белоснежная, обшитая золотыми нитями, с эмблемой Армии Света и отличительным знаком комиссара. Нелюдям на потеху. Мол, смотрите-смотрите ходячая мишень!

- Подготовь мой бронетранспортер и свяжись с остальными патрулями, пусть все прибудут на место преступления! - бросил Анатолий, придирчиво осматривая форму. Да, в таком разве что на парад хорошо выходить, а не на бой с тварями из преисподней.

- Есть, сэр! Будет сделано, сэр! - за дверью застучали быстрые удаляющиеся шаги рядового.

Анатолий, ругаясь про себя, стал надевать униформу. Камуфляжа у него не было. Можно, конечно, взять запасной у солдат, но его еще надо найти, к тому же размер явно будет не тот.

Комиссар включил свет и критически осмотрел свое отражение в зеркале. Если не считать того, что он выглядит натурально как елочная игрушка, его видок ему даже нравился. Форма делала его молодым, храбрым, статным командиром со стажем. Но выглядела всё-таки нелепо. И кому это только пришло в голову? Нет, конечно, разгуливать по штабу можно было и в белом, но на операции... И чего он раньше не озаботился о камуфляже? Расслабился, видно. Пороху давно не нюхал.

Наконец с приготовлениями было покончено. Пистолет лег в кобуру, клинок в ножны на поясе, а запасная обойма в подсумок. Из шкафа Анатолий достал небольшой автомат. Зарядив в него полный магазин и спрятав еще один в подсумке, комиссар вышел из комнаты.

Он шел по коридорам старой гостиницы. Армия Света заняла ее целиком почти сразу, как только вступила в этот город. Она располагалась в самом в центре города и оттого считалась удобным местом для штаба. Броневик комиссара и армейский пехотный грузовик не помещались, впрочем, на подземной стоянке, поэтому их приходилось ставить прямо перед дверями гостиницы.

На улице Анатолия ждал уже разогревшийся БТР. Митчелл занял место водителя, еще один боец – место стрелка. В десантном отделении остался только медик. Остальное немногочисленное войско Света, судя по обрывкам радиопереговоров, уже покинуло свои посты и направилось к месту происшествия.

Транспорт тронулся и Анатолий вновь погрузился в раздумья. В городе было расквартировано одно отделение АС. Не слишком много, но достаточно, чтобы справится с одним расшалившимся оборотнем или вампиром. К счастью, с самого приезда тут ничего подобного не было замечено. С чего бы это нелюди решили вдруг активизироваться? Сидели бы и дальше в своих логовах, горя не знали... А теперь – двое убитых за одну ночь. Кто, кстати?

- Кого убили-то, рядовой? - обратился к Митчеллу комиссар.

- Капрала Мартина Грога и рядового Ганса Бергерда, сэр. - тут же откликнулся тот.

«Удобно, всё-таки, когда рядом крутится такой надоедливый, но такой полезный и услужливый боец», - невольно подумалось Анатолию. Услышанное не слишком его обрадовало. Капрал Грог был человеком весьма и весьма способным. Ганс же... Что тут сказать – одним солдатом больше, одним меньше. Хотя в данном случае это тоже было не слишком хорошо.

Ночное небо медленно затягивали тучи. Свет от уличных фонарей скорее подчеркивал тени, чем разгонял их. Маленький немецкий городок преображался прямо на глазах. Вот фары бронетранспортера ярко освещают улицу, а уже через секунду на ней темно и кажется, что тени оживают. Анатолий понадеялся, что только кажется.

Броневик подъехал к проулку. Два небольших кирпичных домика и каменная стена образовывали небольшой дворик. Из проулка к машине выбежал человек в форме АС с сержантскими погонами.

Анатолий и его подчиненные вышли из машины Сержант, встретивший их, встал по стойке смирно и отдал честь.

- Докладывайте, - комиссар стал напротив него и забросил за спину автомат.

- Как и сообщалось ранее, сэр, двое наших людей найдены мертвыми. Мы обыскали близлежащие дома, но застали всего одну гражданку. Она сейчас у себя в комнате, ее сторожит один из бойцов. На оцепление территории у нас не хватило людей, пришлось усилить вдвое патрули. Еще двоих поставили на крыше — наблюдать. Трупы лежат во дворе, под простынями. Это все, сэр! - четко отрапортовал сержант.

Анатолий на мгновение задумался, а после развернулся к подчиненным.

- Владимир, - он посмотрел на стрелка. - Остаешься сторожить транспорт. Док, - обратился он к медику, - осмотрите трупы, вдруг что-то новое узнаете. Митчелл, за мной. Сержант, где гражданка?

Сержант указал на дом и объяснил комиссару дорогу, после чего они с медиком направились в проулок, к трупам. Анатолий и Митчелл вошли во дворик. Простой уютный дворик с детской площадкой посредине. Вокруг буйно разросся низкий кустарник, клумбы благоухали цветами. Всё здесь несло на себе следы заботы и ухода, не типичных для здешних мест.

Комиссар и Митчелл зашли в дом. Он оказался большим и просторным, обставлен был со вкусом, но очень просто, с каким-то даже легким аскетизмом. Было тут много старых, добротных вещей, больше приличествующих антикварному салону или музею. Огромные часы с маятником за стеклянной дверцей — пережиток едва ли не позапрошлого века. Мягкие бархатные кресла, в которых можно было запросто утонуть. Камин, который теперь исполнял, должно быть, чисто декоративную роль. Дом освещали тусклые пыльные лампы, из-за чего гостиная тонула в таинственном оранжевом полумраке.

В дальней части комнаты обнаружилась лестница. Анатолий поднялся по ней и встретился взглядом с солдатом, дежурившим наверху. Тот отдал честь.

- Сэр?

- Где женщина? - Сразу перешел к делу Анатолий. - Её нужно немедленно допросить – она могла что-то заметить этой ночью.

- Сержант допрашивал ее, сэр. Она говорит, что спала и не слышала ничего подозрительного. Странно это... Окна выходят почти в самый двор...

- Сержант, возможно, неправильно спрашивал. И да, вы выяснили, как ее зовут?

Солдат приоткрыл перед комиссаром дверь и ответил:

- Да, сэр. Елизавета Нойманн, сэр. Прошу сюда.

Анатолий кивнул и зашел. Рядовой Митчелл последовал за ним. В комнате, как и в гостиной, царил всё тот же пыльный сумрак. Приглушенный свет исходил от лампы на массивном письменном столе из чёрного дуба. Необычайно старого, как и всё здесь. Помимо стола, в комнате было огромное количество полок с разными книгами. Тут была и художественная литература – комиссар сразу увидел «На западном фронте без перемен» Ремарка среди массы других образчиков нестареющей классики – и множество таких трудов, что обычно не пользуются спросом у дам. Научные работы, медицинские сборники, книги, посвященные языкам, архитектуре и многому другому...

Анатолий был удивлен. Так много книг! Неужели хозяйка дома их все прочла? Он уже готовился встретить даму глубоко за сорок, а может, даже и старше. Каково же было его удивление, когда за письменным столом он увидел юную девушку. Слишком юную для такой обстановку. Лет двадцати пяти, не больше. У нее были русые волосы и зеленые глаза. Она была красива той редкой, чистой красотой, которая нравится многим, хотя и не вызывает вздохов вожделения. Комиссару сложно было вообразить, что такая девушка может держать в руках книгу, скажем, по лингвистике, название которой ему не выговорить даже под пытками, и читает ее просто так, для души. Впрочем, от бдительного взгляда Анатолия не укрылась, что когда он вошел, девушка вздрогнула и едва заметно прикусила губу. Она пыталась скрыть, что нервничает в его присутствии. Взгляд же её, обращенный к вошедшим, выражал едва ли не открытую неприязнь. Вполне обычную, давно привычную любому аэсовцу неприязнь гражданских к его соратникам, но Анатолий счёл это достаточной причиной насторожиться.

Он подошел к столу и сел на один из стульев. С некоторым удивлением обнаружил на столе подставку с инструментами для черчения, а на полу – корзину со скрученными в трубочку листами ватмана. Вряд ли это чертежи кукольных домиков, подумал он про себя. Внезапно комиссар осознал, что автомат за его спиной, а также грозно нависший над столом Митчелл вряд ли помогут девушке расслабиться. Учитывая, что она и так была явно не рада нежданным гостям... Вручив автомат Митчеллу, комиссар сказал:

- Рядовой, сходи узнай у дока, что там с трупами.

- Да, сэр! Уже бегу, сэр! - боец исчез из комнаты раньше, чем закончил последнее слово. И откуда у него столько энтузиазма?

Комиссар вновь обернулся к девушке, не проронившей за всё это время ни единого звука. Несколько мгновений он думал, как повести беседу. Молчание хозяйки нервировало. Пальцы Анатолия невольно выстукивали по колену мудреный ритм из какой-то давно забытой песни.

- Здравствуйте, Елизавета. Я комиссар третьей ступени, меня зовут Анатолий. Подозреваю, вы знаете, почему я здесь. - начал он. - Потому давайте перейдем сразу к делу.

Девушка закусила губу, явно нервничая не меньше его. Она внимательно осматривала комиссара, словно пытаясь понять, насколько свободно с ним можно держать себя.

- Товарищ комиссар, значит, - произнесла она наконец с едким сарказмом. - Не совсем понимаю, чего вы от меня хотите. Пока ваши дуболомы не ворвались в мою спальню, я мирно спала.

Анатолий вновь огляделся по сторонам. Все эти книги, весь этот антиквариат вокруг подавляли его почти физически. Это было нелепо, даже смешно. Неужели он боится этой девчонки?

- Знаете... Ваша библиотека поражает своими размерами, - отвесил комиссар неловкий комплимент.

- Спасибо, - сдержанно поблагодарила девушка, хотя на ее лице отразилось беспокойство. Наверное пыталась понять, к чему он клонит.

- Мне вспоминается библиотека одной ведьмы, - продолжил Анатолий. - Мы на нее наткнулись случайно. Молодая девочка еще была. Не умела толком колдовать, разве что по книгам. Древние руководства по колдовству, по демонологии... Их как раз хватило на погребальный костер – на нем мы сожгли ее, эту ведьму, прямо на заднем дворе ее дома. О, как горело! Как она кричала и плакала! Как просила просто пристрелить...

Анатолий с интересом наблюдал, как девушка меняется в лице. Его рассказ был чистой правдой и выводил из себя очень многих слушателей. Лицемеры! Гуманизм? К нелюдям? Да вы их хоть видели своими-то глазами? Наверняка эта девчонка о вампирах только по «Сумеркам» представление имеет!

- Вы изверги, - выдавила Елизавета. Она резко поднялась и стукнула по столу руками. Зрачки у нее были расширены от ужаса и гнева. Лицо покраснело. - Да... Вы изверг, товарищ комиссар!

- А вы что же это, защищаете нелюдей? - Анатолий поднял на нее взгляд и криво ухмыльнулся, поглаживая рукоять пистолета. - М-м-м?

Теперь девушка побледнела. Она поняла, что попала в ловушку, и опустилась на стул, словно бы внезапно ноги перестали ее держать.

- Может, поэтому вы ничего и не помните? Потому что вы нелюдофилка? А вы знаете, что АС считает таких людей хуже нелюдей! - Анатолий поднялся со стула и заглянул в глаза девушки сверху вниз. О, как ему нравились такие моменты... Когда они осознают, что попались. Что теперь он может вертеть ими, как хочет. Ну как? Нравится смотреть в глаза комиссару Армии Света? Тому, кому плевать кто вы и откуда? Тому, кто несет порядок и добро в ваш мир, полный мрака и черного ужаса?!

Елизавета, к чести своей, несмотря на то, что побледнела и закусила губу едва не до крови, ответила на его взгляд сталью.

- Прошу прощения, товарищ комиссар, - произнесла она, не отвечая на его вызов, - но я сплю как младенец, так что события этой ночи прошли мимо меня.

В дверь неожиданно постучали. Анатолий резко обернулся, приготовившись послать нахала куда подальше.

- Сэр, - в комнату сунулся обеспокоенный часовой. - Похоже, у нас проблемы.

Анатолий едва слышно зашипел.

- Я продолжу наш разговор после. - бросил комиссар через плечо и вышел в коридор, оставив девушку в одиночестве.

- Что случилось? - раздраженно спросил он солдата, плотно затворив дверь в комнату свидетельницы.

- Сэр... Остальные не выходят на связь... - часовой явно нервничал, не просто так же он держал на изготовке автомат.

- В смысле? - решил зачем-то уточнить комиссар.

- Я попробовал связаться с постом на крыше – молчат. С патрулями — молчат. Даже с БТР... Везде молчат.

Анатолий напрягся. Это было скверно. Паника на краткий миг попробовала запустить свои склизкие щупальца в его сознание, но он быстро совладал с собой.

- А Митчелл?

- Внизу, сэр, в гостиной, - ответил солдат. - С ним всё в порядке. А вот медик ушел за какими-то своими инструментами — и пропал!

Анатолий нахмурился и едва слышно выругался.

- Охраняй девушку, а я пойду посмотрю, что там случилось! - комиссар оставил часового и стал спускаться по лестнице вниз.

Рядовой Митчелл действительно ждал его у двери с автоматом на изготовку. Он нервно оглядывал улицу, словно бы... в ожидании нападения.

- Митчелл, что видно? - спросил Анатолий, подходя ближе.

- Ничего, сэр, - отозвался тот. Комиссар кинул взгляд на свой автомат в руках солдата. Сперва ему показалось хорошей идей отобрать его. Но секунду спустя Анатолий передумал. Все-таки солдату будет спокойней с хорошим оружием.

Комиссар вытянул пистолет из кобуры и снял с предохранителя.

- Ну что, пойдем, Митчелл. Узнаем, что задумали эти шутники! - попробовал представить все как неудачную шутку Анатолий.

Рядовой нервно кивнул и, перехватив автомат поудобней, ответил:

- Так точно, сэр, - и вышел на улицу.

Анатолий высунулся из-за двери и вышел вслед за подчинённым, выцеливая улицу. Когда Митчелл занял позицию возле перехода, Анатолий побежал к нему. Но не успел он пробежать и двух метров, как услышал громкий хлопок. Такой звук можно услышать когда взлетает большая птица.

ОЧЕНЬ большая птица.

Комиссар взглянул вверх и успел заметить летящую на него тёмную тень. Рефлексы сработали быстрее разума. Отскочив в сторону, он перекатился и вскинул пистолет к небу. И почти сразу на то место, где он был, с громким смачным шлепком рухнуло тело в сером аэсовском камуфляже. Горло его было перерезано от уха до уха. По асфальту разлетелись во все стороны брызги бурой крови.

А за спиной в ту же секунду раздался крик, полный отчаяния и страха. Комиссар обернулся. Страшная тварь, напоминающая человека с огромными чёрными крыльями, схватила Митчелла и взмыла с ним высоко в воздух. Анатолий выстрелил ей вслед, но тварь уже была высоко, да и разве такую громадину из пистолета убьешь?

Взгляд комиссара упал на брошенный Митчеллом автомат. В течение нескольких ударов сердца в нем боролись противоречивые чувства. Взять автомат и вступить в бой, или же спрятаться, затаиться, бежать за подмогой, вызывать вертолёт, связываться с командованием?.. Рядовой был всё равно что мертв, но человек-птица потратит на него ещё какое-то время, прежде чем переключится на кого поаппетитнее.

Приняв решение, Анатолий бросился к автомату.

«Быстрее, быстрее!»

Подхватив оружие, комиссар бросился назад к дому. Передернув затвор, посмотрел в небо. Крылатое существо больше десяти футов ростом кружило над крышами, опускаясь вниз, приближаясь к нему. Комиссар закричал и выпустил длинную очередь. Он чувствовал себя совершенно беззащитным перед этой тварью. Так себя чувствует мышь, на которую охотится орел. Почти все пули ушли в никуда, несколько попали в Митчелла, чей труп существо держало, как щит.

Комиссар скакнул в сторону и прижался к каменной стене, выставив перед собой автомат. Никого. Существо не стало преследовать Анатолия.

«Мышка спряталась в норку, из которой нет другого выхода...»

Комиссар поднялся.

- Сэр? – Солдат, оставшийся сторожить хозяйку дома, был уже на лестнице. Анатолий глянул на него с раздражением. Толку от одного-единственного бойца было чуть, тем паче от новобранца. Пушечное мясо, без пяти минут мертвец... Перезарядив оружие, комиссар направился на второй этаж.

- Пошли, будем искать другой выход.

Теперь он был уверен, что все его отделение перебито. Значит, надо бежать. Но не поверху, не на глазах у человека-птицы. Должен был быть ещё выход. И комиссар знал, кто будет их проводником.

Через минуту Анатолий вновь оказался в кабинете с книгами и чертежами. Девушка казалась совершенно растерянной и смятённой. Оно и понятно – кому понравится, когда под окнами твоего дома устраивают боевые действия?

«Спасибо, хоть истерику не разводит. Дерзкая девчонка, но сильная».

- У вас подвал соединен с системой канализации? - вопросил комиссар без каких-либо предисловий.

Елизавета задумалась, закусив по своей привычке губу.

- Соединена или нет?! – нетерпеливо крикнул Анатолий, но тут же понял, что этого делать не стоило. Не потому что Елизавета могла испугаться, а потому, что его собственный голос дрожал. Он боялся, а если боится командир, боятся и его солдаты. А ему меньше всего сейчас были нужны испуганные солдаты. Взяв себя в руки, Анатолий продолжил уже спокойнее. - Нам срочно нужно бежать, вы тоже идете с нами. Улица не подходит, в небе враги.

- Кажется, выход в канализацию есть... – Елизавета судорожно пыталась вспомнить план дома. – Я не уверена... Эй, что вы себе позволяете, товарищ комиссар?!..

Устав ждать, Анатолий взял ее под локоть и вытянул из-за стола.

- Будете показывать дорогу! - Он несильно, но настойчиво подтолкнул ее к двери. Девушка подчинилась. Спорить с двумя вооруженными людьми, к тому же балансировавшими на грани паники, она не решалась. Единственный выживший солдат АС пытался худо-бедно сохранять спокойствие, но видно было, что он вот-вот сорвётся. Как, впрочем, и сам комиссар.

Был, конечно, призрачный шанс, что на помощь придёт полиция, армия… Но нет. Никому они здесь не нужны. Слишком уж часто Армия Света отказывалась от помощи местных властей, да и сама не спешила с ними сотрудничать, чётко и ясно давая понять, кто здесь главный. Значит, вот она какая, расплата...

Анатолий шёл за хозяйкой, за ними следовал солдат, прикрывая их спины. Они спустились в сырой вонючий подвал, стены которого покрывала склизкая плесень. Тут было темно и душно, в углах высились бесформенные груды бесхозных ящиков, мешков и досок, наполовину сгнивших от сырости. Источник сырости был найден быстро – люк, ведущий в спасительную канализацию, уже давно пришёл в негодность и больше не защищал подвал ни от запахов, ни от воды.

- Открывай! - бросил комиссар солдату. Тот не замедлил выполнить приказ. Люк оказался тяжелым, за него было сложно ухватиться. В конце концов Анатолию пришлось прийти на помощь. Вдвоем им удалось кое-как сдвинуть люк на полметра. Тошнотворная вонь с новой силой ударила в нос комиссара. Н-да, и как он будет выглядеть в своей белой форме теперь, после прогулки по колено в нечистотах? Конечно же, Анатолий невольно преувеличивал. Вода была, вроде бы, чистой. Но этот запах...

- Полезайте! - скомандовал он девушке.

- С какой стати? - Елизавета явно собиралась возмутиться. - Я вам не сол...

Дуло автомата, направленное ей в лицо, убедило девушку, что указания комиссара лучше выполнять молча. Скривившись от отвращения, она полезла вниз и исчезла во тьме. Оттуда едва слышно донеслись несколько крепких выражений, каких Анатолию не приходилось слышать даже от собственных своих солдат, разгорячённых крепким немецким пивком.

Следом за девушкой полез безымянный солдат. Анатолий остался один и в последний раз осмотрел подвал. Дурные предчувствия обуревали его. Через секунду он последовал за остальными, захлопнув за собой крышку люка.

Едва ноги комиссара утвердились наконец на твердом полу канализации, новый крик ударил ему в уши. Ни солдата, ни девушки видно не было. Вскинув автомат, Анатолий бросился по тоннелю вперед.

«Боже, что там ещё?!»

Кричал аэсовец, катаясь по полу и баюкая посиневшую руку. Краем глаза Анатолий успел заметить, как за поворотом мелькнула фигурка Елизаветы. Выругавшись, он ринулся за ней вдогонку. Пробегая мимо раненого бойца, он увидел, что рука того покрыта льдом.

«Нелюдь! Как я раньше не догадался?!»

Анатолий выскочил из-за поворота и едва не врезался в толстые прутья решётки, приподнятой на полметра над полом. Девушка проворно скользнула под ней и, крутанув вентиль на стене, привела в движение цепи, державшие её на весу. Следом за тем вентиль в её руках как-то странно потускнел. Влага на нем, превратившись в корку толстого льда, судя по звукам, намертво заклинила механизм. Комиссар вскинул автомат и выстрелил, почти не целясь. Елизавета дернулась и вскрикнула от боли, едва успев скрыться за следующим поворотом. Комиссар прицелился снова… и тут сзади, где-то во тьме тоннеля, раздался скрежет когтей по камню.

Он идёт! Человек-птица идёт! А эта сука заперла его!

Комиссар дал очередь во тьму наугад, но ни в кого, похоже, не попал. А тварь была уже рядом, Анатолий уже мог отчетливо различить её очертания. Человек-птица был около пяти футов ростом, черноволосый, с глубокими чёрными глазами. Никаких крыльев за его спиной видно не было, но это был он, он, точно он! Почему-то, глядя на этого незнакомца, аэсовец чувствовал непередаваемый ужас.

Вот она, расплата...

Анатолий передёрнул затвор.

- Не… Не подходи!.. - Закончить он не успел. Человек-птица одним рывком покрыл разделявшие их несколько метров. Ударом руки он выбил автомат из рук Анатолия. Оружие с лязгом ударилось об стену и выстрелило.

Комиссар отшатнулся назад и попытался выхватить нож. Существо легко перехватило его руку, а другой с размаху двинуло ему в живот. Анатолий согнулся пополам и с хрипом выпустил воздух из легких. Удар был нечеловечески сильным! Нож вывалился из руки комиссара и исчез под водой, монстр же новым ударом приложив аэсовца об стену.

В глазах у него потемнело, звуки доходили обрывками, а тело перестало слушаться. Он задыхался.

- Что, и все? – голос врага был спокоен, точно он кофе себе наливал, а не избивал человека. - Я ожидал большего.

Человек-птица присел на корточки и заглянул Анатолию в глаза.

- Подумать только… Целый вечер на тебя потратил, а ты оказался таким безнадёжным слабаком, - противник разочарованно покачал головой.

- Н-на! – Анатолий боднул врага в нос и попытался выхватить из кобуры пистолет. Напрасно – быстрый удар в солнечное сплетение прервал его потуги. Комиссар закашлялся, в глазах потемнело ещё больше. Человек-птица мотнул головой. Нос его был абсолютно цел.

- Герой Энска, тоже мне, - бросил он с презрением. – Сейчас посмотрим, какой ты у нас герой. Посмотрим, как ты убил моих товарищей.

Анатолий почувствовал, как на его глаза легли холодные пальцы монстра. Внутри у него все похолодело.

«Неужели?.. Он собирается?..»

Ответом ему стала боль. Когти врага утонули в его глазницах, избавив его сперва от левого, потом от правого глаза. Человек-птица вырвал их, а потом... Потом, сквозь собственный истошный крик, Анатолий услышал, как тварь жуёт его глазные яблоки. Это было безумием.

Несколько мгновений ничего не происходило. Для крика ему уже не хватало ни сил, ни воздуха. Поэтому Анатолий просто сидел, прислонившись к холодной стене канализации, впав в какое-то полуобморочное, тупое оцепенение. Боль почти ушла, остался только шок.

Страшный удар пришелся Анатолию в живот – такой силы, что он чуть свои внутренности не выплюнул.

- Ты! - Взбешенный человек-птица принялся избивать Анатолия, как собаку, ногами. – Червяк! Ублюдок! Значит, тебе нравится бить в спину? Нравится убивать безоружных, спящих?! Сукин ты сын!

И это было правдой. Таким был комиссар третьей ступени Армии Света по имени Анатолий, «герой» Энска. Прославленный боец, который в первой же битве людей и нелюдей проявил себя настоящей машиной смерти, уничтожив лично дюжину тварей. Он бил в спину, бил подло, исподтишка. Убивал раненых, изувеченных, слабых, не способных ответить... Подставлял своих собственных однополчан, чтобы выжить... На его руках кровь не только нелюдей, но и людей. Его людей. Герой...

Именно это человек-птица увидел в его глазах, поглотив их.

Удары прекратились. Что толку? Мертвых это не вернет, а удовлетворения не принесет никакого. Хотя... Существо вновь опустилось на пол и принялось не спеша, методично ломать комиссару кости. Одну за одной. Анатолий кричал и кричал, пока не кончились силы. Потом крик перешёл в тихий стон, а после... после он просто потерял сознание, лежа в луже собственной крови.

Человек-птица вытащил из его сумки связку жетонов. Трофеи Анатолия. То, ради чего он охотился на комиссара. Все, что осталось от его собратьев.

Опустив жетоны за пазуху, он брезгливо, словно боясь замараться, тычком ноги столкнул израненного смертного в грязную канализационную воду.

Героям геройская смерть.

- Вот она, твоя расплата, светлячок.

Елизавета привалилась спиной к стене, выкручивая лоскут своей футболки. Не стерильные бинты, конечно, но на первое время сойдет. Она перевязала рану. Пуля разорвала мышцы на внешней стороне бедра и прошла навылет. К счастью, не задела ни артерий, ни кости. Но крови все равно было много. Да и больно было до одури. Хорошо, что ей удалось охладить рану, иначе, кровь бы хлестала фонтанами.

Девушка вздохнула. Ну и повезло же ей! Загадочное убийство чуть ли не под окнами её спальни, визит аэсовских ищеек, а теперь еще и простреленная нога. С другой стороны, её могли и сжечь на заднем дворе, как ту ведьму, о которой рассказывал комиссар. А пока она жива, и это самое главное. Стиснув зубы, девушка попробовала продолжить свой путь через канализацию. Идти, впрочем, оказалось невероятно сложно. Ноги почти не держали её.

Она успела сделать всего несколько шагов, когда услышала крик. Елизавета вздрогнула. Армию Света она ненавидела, конечно, но этот крик… Узнав голос Анатолия, она почувствовала к нему невольную жалость. Угодил-таки в лапы этого загадочного преследователя. Ей не хотелось думать, что с ним будет теперь. Слишком уж живое было у неё воображение.

Раненая нога не позволяла быстро идти. Елизавете то и дело приходилось останавливаться. Голова кружилась, её подташнивало. Тело тяжелело, будто наливалось свинцом. Болевой шок уже проходил. Такими темпами ей, пожалуй, отсюда не выбраться... Девушка присела на скользкий камень. Вот, сейчас она отдохнет секундочку и двинется дальше. Только бы не потерять сознание... Только бы…

Шаги были едва слышны, они звучали на самом краю сознания. Елизавета в полузабытьи наблюдала, как кто-то подходит к ней. Теплые пальцы коснулись шеи, проверяя пульс. Теплые руки оторвали ее от земли и понесли куда-то. Ей было сложно сфокусировать взгляд на лице незнакомца или вообще хоть на чем-нибудь. Поэтому она просто закрыла глаза. Наверное, это конец. Наверное, можно уже отдохнуть. От нее уже вряд ли что-то зависит.

Белый потолок. Совершенно обычный, если не считать того, что в тоннелях канализации белых потолков не бывает. Девушка села на койке, подозрительно напоминавшей больничную, и огляделась. Если только больничные палаты не стали делать прямо в канализациях... Елизавета устало опустилась обратно на подушку.

«Жива...»

Повезло ей. Наверное. Откинув одеяло и задрав халат, она осмотрела рану. Что ж, по крайней мере, ее потрудились промыть и перевязать свежими бинтами. В этот момент дверь палаты приотворилась, на пороге возник незнакомый… вернее сказать, смутно знакомый откуда-то ей мужчина. Но откуда?.. Почувствовав неловкость, Елизавета поспешила укрыться.

- Кто вы? - резко обратилась она к вошедшему.

Гость был одет в простые джинсы и футболку. Еще был плащ, под левым рукавом которого явственно проступали очертания кобуры. У него были черные волосы и черные глаза. Почти без зрачков, или это только казалось ей?. На вид он был ненамного её старше.

- Армия Света скоро притащит сюда взвод своих громил, - мужчина быстро пересёк палату и вручил девушке белый конверт. – Возможно, стоит уехать?

Елизавета вскрыла конверт. Там обнаружились деньги и два билета на поезд. До Берлина, оттуда до Варшавы.

- Думаете, в Варшаве будет спокойней? - спросила она с ноткой иронии. Кто этот таинственный незнакомец, она уже поняла. Вопросы были ни к чему

- Нет, – покачал головой тот. – Спокойней будет дальше. В Энске.

Он развернулся, чтобы уйти.

- Постой!

- Да?

- Хоть имя свое назови!

- Коракс, - с легкой улыбкой сказал мужчина и вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Э П И Л О Г

- Коалиция Максов... – человек-птица разглядывал жетоны. Когда-то у него были братья, которых он любил. Были вожди, которым он верил. Но вожди бросили их. Сбежали, когда началась резня, названная впоследствии Битвой за Энск. Не битва это была, а кровавая, жестокая резня, устроенная людьми во имя старого, отжившего миропорядка. А он и его братья верили, что поступают правильно. Они боролись за мечту о лучшем мире, где им не нужно будет всю жизнь скрываться от убийц, подобных Анатолий. Возможно, это была лишь безумная мечта нескольких тысяч наивных фанатиков, но почему бы не попытаться еще? Почему бы не воскресить мечту, не попытаться дать нелюдям и людям тысячу лет долгожданного мира?

Мечты, надежды и планы. Коракс расправил черные крылья. Сейчас он был похож на гигантского чёрного ангела. Жёсткие перья казались грубо воткнутыми в розовую кожу. Половину лица занимал массивный птичий клюв

Получеловек-полуворон.

Мощный взмах крыльев поднял Коракса в небо. Ночью город был особенно красив. Ночью он мог летать практически незаметно. Ночью Белый город мирно спал, а Черный кипел своей странной жизнью. Но иногда, редкими безлунными ночами, обе половины города спали. Даже оборотням и вампирам иногда нужен отдых. В такие ночи Коракс особенно любил кружить над безлюдными улочками Энска. Тихий, пустынный город. Только он, человек-птица, наедине со своими собственными мыслями

Коалиция Максов возродится, обязательно возродится. Станет ещё сильнее, чем прежде, и принесет покой в этот прекрасный мир. Разве не об этом он мечтал всю жизнь? Может, пришла пора и ему вернуться наконец в её ряды, а не стоять безучастно в сторонке?

Он не знал точно, что будет дальше. Не распадётся ли новая Коалиция, не успев восстать из пепла? Не обманет ли новый вождь своих новообретённых приспешников, как обманул когда-то прежний? Не бросит ли их на растерзание смертным, как случилось в две тысячи шестом?

- Мы верим в вас, командор. Хотим верить, - произнесла огромная крылатая тень, прежде чем унестись в небеса.

2 thoughts on “Коракс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *