Винсент Джулиано

Настоящее имя: Винсент Джулиано

Прозвище: Командор

Раса: искусственный вампир

Возраст: около 40 лет

Сторона: Коалиция Максов

Должности: фюрер КМ, рейхсканцлер Всемирной Полуночной Империи, главнокомандующий Армии Тьмы

Внешность: Командор - очень высокий (два метра, десять сантиметров), долговязый, широкоплечий мужчина с военной выправкой и тяжёлым взглядом бывалого ястреба. Чёрные, почти достающие до плеч волосы небрежно зачёсаны назад, открывая высокий лоб. Губы его, неизменно сжатые в тонкую прямую нить, редко посещаемые даже слабой тенью улыбки, обрамляет короткая чёрная борода. Облачён фюрер чаще всего в строгую военную форму – долгополый кожаный плащ и чёрно-красный офицерский мундир, либо в классический гражданский костюм-тройку старого покроя.

Характер:

С первого взгляда может показаться, что командор – личность сухая, холодная и жестокая. На тех, кто знаком с ним не слишком близко, он производит впечатление бывалого вояки, с которым лучше лишний раз не шутить. Мало кто из соратников видел хоть раз, как он смеётся или хотя бы улыбается. Его густые тёмные брови вечно сдвинуты и нахмурены, словно он прямо сейчас готовится сделать подчинённому суровую выволочку за грубое нарушение устава. На слова герр Джулиано скуп, в речи до крайности сдержан и осторожен, говорить предпочитает обстоятельно, но по существу, безо всяких лишних любезностей и сантиментов. Одним словом, идеальный полевой командир, всё человеческое в себе надёжно укрывший под непроницаемой бронёй жёсткого самоконтроля и самодисциплины.

Что же скрывается под этой бронёй на самом деле? Как ни странно, в глубине души грозный фюрер КМ - страстный романтик и мечтатель, с детства грезящий о бессмертии, полётах к звёздам и абсолютной победе прогресса над серостью и глупостью человеческой. Что разумеется, при всём при этом командор крайне умён и начитан, способен поддержать разговор практически обо всём на свете и непрестанно стремится к новым познаниям. На первом месте для него – самосовершенствование, на втором – совершенствование окружающего мира. О том, каким должен быть совершенный мир, у командора, конечно же, свои представления.

Кому-то может показаться, что Джулиано - настоящий фанатик порядка и дисциплины, и отчасти это правда. Как глава организации, жаждущей достичь мирового господства, герр командор не может позволить ни себе, ни своим подчинённым совершать ошибки на пути к цели, ведь каждая такая ошибка может оказаться однажды роковой! Поэтому и к себе, и ко всем бойцам Коалиции, да, собственно, и ко всем остальным, он всегда предъявляет крайне высокие требования, строго следя за тем, чтобы всё этим требованиям соответствовало. Вместе с тем, Винсент – не тупой солдафон, иной раз во благо общего дела (или просто кого-нибудь из соратников) он готов слегка отступить от правил, но таких случаев официально никогда зафиксировано не было. По понятным, должно быть, причинам.

Назвать командора милосердным нельзя – он действительно крайне жесток и безжалостен, но, как всякий романтик, одержимый великой целью, искренне считает, что его жестокость эта цель в полной мере оправдывает. Тем не менее, хладнокровно расправляясь с врагами и железной рукой поддерживая порядок в сумрачном Энске, Винсент не забывает о благородстве, чести и справедливости. Нередко эта дилемма служит причиной серьёзных внутренних противоречий – с одной стороны, войн и революций не делают в белых перчатках,а с другой, видеть собственные руки по локоть обагрёнными кровью под силу далеко не каждому. Неудивительно, что герр Джулиано часто замыкается в себе, давя в зародыше ненужные порывы милосердия и полностью сосредотачиваясь на борьбе, которой он решил когда-то посвятить свою жизнь.

Сверхспособности:

Являясь так называемым «искусственным вампиром» - простым смертным, которому сумрачные гении Коалиции сумели привить часть вампирских генов – герр Джулиано мало чем отличается от прочих своих собратьев, в изобилии населяющих Энск. Он намного сильнее, быстрее и выносливее обычного человека, его болевой порог и порог усталости многократно понижены. Раны на его теле, нанесённые обычным оружием, регенерируют с невероятной скоростью, даже потерянные в бою конечности способны за сутки-другие полностью регенерировать. Разумеется, для того, чтобы раскрыть свой дар в полную силу, Винсенту нужно пить человеческую кровь – она усиливает все функции его организма, до предела обостряет разум и чутьё. Впрочем, в отличие от истинных вампиров, он вполне может существовать и без неё.

Слабости у командора точно такие же, как и у других «искусственных вампиров». Хотя обычный человек вряд ли способен убить его в рукопашном бою, у истинного вампира или хорошенько проголодавшегося оборотня это получится, пусть и не без труда. Для Винсента смертельную опасность представляют серебро и слюна вервольфов, также он может умереть, если его полностью сжечь или обезглавить. Не защищён он и от ряда болезней сверхъестественного происхождения – к его счастью, страшно редких.

Биография:

Детство будущего фюрера Коалиции Максов прошло в Нью-Йорке, в семье мелкого гангстера, работавшего на одного из влиятельных городских "донов". Отец с матерью не ладили, и когда Винсенту исполнилось пятнадцать, они развелись. Мать, полячка по происхождению, увезла его из Америки в свой родной пасмурный Энск, где сын пошёл по кривой дорожке – связался с дурной компанией, принялся воровать жульничать и пробовать свои силы в других сомнительных делишках. Довольно долго с ним не происходило ничего по-настоящему значительного, не считая кое-какой карьеры в преступном мире Энска. Объединив под своим началом несколько банд и вооружив их, Джулиано смог занять прочное положение на улицах и в конце концов подмять под себя ряд важных заведений западных кварталов. К тому времени мать его вновь перебралась в Нью-Йорке – как говорят, улаживать дела, оставшиеся в наследство от бывшего мужа, успевшего погибнуть от пули стража порядка. Вернуться к сыну она уже не смогла…

Когда в Энск нагрянули наёмники «Эзкорпа» и он всецело оказался во власти нелюдей, с противниками нового порядка не слишком-то церемонились. Всех, кто препятствовал воцарению Коалиции Максов, вампиры нещадно уничтожали. Винсент, успевший стать значительной фигурой в местных криминальных кругах и даже заслуживший прозвище "командор", боясь за жизни своих людей и понимая, на чьей стороне сила, предложил Нэйлу Бастеру свою безоговорочную поддержку. В ту пору он немало способствовал жестокому подавлению первого антикаэмовского восстания, а через некоторое время получил предложение стать первым подопытным в рискованном эксперименте доктора Готлиба – создании "искусственного вампира". Поражённый фантастической мощью и величием Нечеловечества, командор согласился не раздумывая. Следом за ним в ряды Армии КМ вошли многие представители его группировки, так что он с самых первых дней своей новой жизни был окружён верными товарищами и сподвижниками. В Командование он, впрочем, так и не вошёл – другие высшие офицеры Коалиции были не слишком рады перспективе видеть в своих рядах выходца из Энска.

За те три года, что Коалиция Максов правила городом, Джулиано и его бойцы успели поучаствовать практически во всех крупных и мелких тайных операциях, что затевал фюрер время от времени во внешнем мире. Командование, несмотря на некоторую неприязнь, отмечало Джулиано как неустрашимого и сообразительного офицера, и ему в конце концов могло бы светить большое будущее в рядах организации… но в 2006 году грянуло сперва восстание подземных машин, а потом печально известная всему миру Битва за Энск, в самом пекле которой оказались командор и несколько десятков его солдат. Потеряв связь с другими частями, отчаянно сражаясь с превосходящими силами польских войск, они прошли через весь город, объятый пламенем войны, и добрались до Штаба, где рассчитывали застать фюрера, помочь в обороне ЦТК и хотя бы примерно узнать текущую боевую обстановку. Каковы же были изумление и ярость Винсента, когда он понял, что Командование КМ в полном составе бежало из Энска, бросив на произвол судьбы пятнадцать тысяч вампиров и оборотней, бившихся за идею, которая в итоге оказалась просто обманом! Отныне командор мог рассчитывать только на себя.

Отступив от Штаба, бойцы Джулиано заняли железнодорожную станцию «Энск-1» и крепко-накрепко в ней забаррикадировались. Ни в ходе Битвы за Энск, ни через четыре дня, когда она утихла, смертные не могли взять станцию штурмом. Вскоре поляки и вовсе отступили на восточный берег реки Ядвиги, разделявшей город точно напополам, оставив нелюдям половину Энска – разрушенную, разорённую, охваченную огнями пожарищ. Так город оказался наполовину оккупирован войсками НАТО (а после – Армией Света), а наполовину занят разрозненными отрядами оборотней и вампиров, вооружённых до зубов и невероятно злых. Неожиданную помощь бывшие каэмовцы получили от своих вчерашних врагов, бунтующих машин – когда таинственные электрические призраки, подстрекавшие тех к восстанию, исчезли, подземные Управляющие принялись щедро снабжать нелюдей высококлассным оружием, которое помогло удержать смертных на почтительном расстоянии от «нечеловеческой» части Энска. Впрочем, спустя несколько лет, когда местная группировка войск Армии Света вслед за Коалицией Максов распалась на множество независимых банд, роботы, основавшие в глубоких пещерах под городом собственную Республику Машин, стали поставлять оружие и им.

В истории города началась новая глава. Среди враждующих банд быстро нашлись те, кто понял – с машинами и их крутыми пушками можно устроить неплохой бизнес. Сами машины поняли это гораздо раньше и теперь исправно поставляли оружие на поверхность, а главари группировок, в свою очередь, вывозили его во внешний мир, продавая всем, кто готов был его купить, не забывая на вырученные деньги снабжать Республику Машин топливом и ресурсами для подземных фабрик. Станция «Энск-1», которую по-прежнему держали солдаты Винсента Джулиано, играла в этой цепи далеко не последнюю роль – именно с неё уходили из города составы, полные смертоносного товара, именно на неё приходила за этот товар оплата. Командор отлично понимал, насколько выгодное положение ему посчастливилось занять среди других энских банд, и, как мог, старался это положение укрепить. Старательно избегая любых конфликтов и конфронтаций, храня строжайший нейтралитет в вечной грызне соседей за прибыль и территорию, Коалиция Максов (Винсент был единственным в Энске командиром, кто сохранил для своей группировки прежнее название) медленно, но неуклонно завоёвывала авторитет, превратившись в конце концов в одну из самых уважаемых и влиятельных на западном берегу, в Чёрном городе. Казалось, сам командор таким положением дел вполне удовлетворён. Но великая идея, к тому времени окончательно оформившаяся в голове герра Джулиано, уже подталкивала его к новым свершениям.

В 2011 году на станцию пришёл некий Погонщик – чернокожий псайкер, способный поднимать из могил мертвецов и управлять ими, как послушными марионетками. Как именно его нашёл Джулиано, достоверно неизвестно, как и то, кому из этих двоих первому пришёл в голову жестокий и хитроумный план, который они вскоре вместе претворили в жизнь. План был прост: Погонщик наводняет Чёрный город сонмищами кровожадных зомби и напускает их на соседние банды, а командор призывает главарей этих банд объединиться под его началом для борьбы с растущей угрозой. В кратчайшие сроки Коалиция Максов должна была продемонстрировать остальным группировкам, что только её предводителю ведомо, как обуздать нашествие мертвецов, и уничтожить тех, кто посмеет в этом усомниться. Разумеется, зомби должны были исчезнуть, когда весь Чёрный город будет прибран к рукам командора.

Со временем план изменился – сперва, после раскола в Республике Машин, на сторону КМ перешли Секундо и Терцио, двое самых властолюбивых и жестоких Управляющих, провозгласивших себя Отступниками. Они согласились дать командору доступ к сети шпионских дронов, раскинувшейся по всему Энску, что позволило Погонщику лучше контролировать полчища мертвецов. Чуть позже сам чернокнижник смог втереться в доверие к Зузанне – юной псайкерше, способной общаться с животными – и её друзьям из Сопротивления, жаждущим выгнать из Энска и нелюдей, и аэсовцев-оккупантов. Вдвоём Погонщик и Зузанна создали Серую Рать – армию жутких человекоподобных созданий в серых плащах и старых противогазах, передвигающихся с молниеносной ловкостью, скрывающихся непойми куда и наводящих ужас на Чёрный и Белый города. Эта чудовищная сила уже не была подконтрольна Винсенту, однако тот полагал, что колдун по-прежнему действует в его интересах. План по объединению энских нелюдей, во всяком случае, пока отлично работал – Серая Рать оказалась для соседей даже более грозным противником, чем безмозглые зомби, и напуганные главари один за другим приходили искать поддержки у Коалиции Максов, на рубежи которой таинственный враг по какой-то неведомой им причине не посягал.

Искал Джулиано поддержки и за пределами Энска – не слишком успешно, впрочем. Мировые элиты Нечеловечества, помня печальный опыт союза с прежним вождём КМ и его бесславный финал, не спешили доверять возрождённой Коалиции и спонсировать её борьбу из своего кармана. К тому же, немногие из них вообще хотели что-то менять, предпочитая, как и встарь, оставаться в тени, препоручив смертным скучные хлопоты по управлению планетой. На это командор согласиться не мог! Но что он мог поделать, если КМ уже давно не воспринимали всерьёз? Конечно же, устроить нечто, достойное войти в анналы истории наравне с Лондонским инцидентом. Коалиции, рассуждал он, следует как можно эффектнее продемонстрировать человечеству свою силу и хитрость. Её должны вспомнить, о ней должны вновь заговорить. Тогда-то она обретёт наконец поддержку тех нелюдей, кто наравне с самим командором жаждет падения власти смертных и установления на Земле нового миропорядка. Эту идею «триумфального возвращения» командор вынашивал несколько лет, и в конце концов ему представился случай её воплотить. Осенью 2011 года он сумел некими окольными путями раздобыть тактическую ядерную боеголовку, которую его агенты Семён Брик и вампир Заремба отвезли в Варшаву. Целью теракта был избран Международный Комитет по делам нечеловеческих рас, лишь недавно учреждённый при ООН и готовившийся провести своё первое заседание. На нём, в частности, должна была решиться судьба Энска – многих заседателей существование этой "горячей точки" немало беспокоило, и большинством голосов его предлагалось окончательно стереть с лица Земли. Таким образом, в плане Джулиано был и практический смысл – устранить одним махом всех наиболее радикальных "борцов со злом" и обезопасить таким образом своих солдат. А заодно, разумеется, предотвратить появление новой Армии Света.

План увенчался успехом – взрывом в варшавском Дворце культуры были убиты почти все ключевые заседатели Комитета. И хотя сам его отец-основатель Генрих фон Зонненменьш остался невредим и вскоре собрал вокруг себя новых сторонников, они оказались настроены куда менее кровожадно по отношению к Нечеловечеству, чем прежние. Это обстоятельство командор по праву считал главной своей победой – теперь нелюди и в Энске, и за его пределами могли какое-то время чувствовать себя в относительной безопасности. Слухи (умело вброшенные куда надо командором и хитроумным Бриком) о том, кто именно в ответе за столь впечатляющий и, главное, столь своевременный теракт, шёпотом предавали друг другу вампиры и оборотни по всему свету. О КМ наконец-то вновь вспомнили – более того, не с недоверием и страхом, как раньше, а с восхищением и потаённой надеждой. Эмблема Коалиции Максов для многих рядовых нелюдей стала символом долгожданной революции, флагом, под которым не грех объединиться против произвола смертных. Словом, всё пока шло в точности по плану герра Джулиано.

Предводители некоторых крупных вампирских кланов также по-новому оценили перспективы сотрудничества с КМ. В их числе оказался российский Дом Распутиных, лидеры которого надеялись, заручившись поддержкой Джулиано, воспользоваться предновогодней суматохой, царившей в те дни на улицах Москвы, и устроить самую настоящую нечеловеческую революцию. Винсент эту идею поддержал, ведь в случае победы Распутины планировали построить на обломках России новое государство, сильное, развитое, хорошо защищённое и, самое главное, исключительно лояльное идеям энского командора. Планам их, однако, сбыться было не суждено – вездесущий Брик, посланный главой КМ в Москву, неожиданно оказался в эпицентре смертельной схватки между агентами обновлённого Комитета и приверженцами Монолита – жуткой секты псайкеров и чернокнижников, издавна жаждавшей уничтожить само мироздание. Несколько лет назад они были уничтожены почти поголовно (не без помощи старой Коалиции, между прочим), а их лидер Яроврат – изгнан из нашего измерения в Гиперкосмос. Теперь же они предприняли последнюю отчаянную вылазку, надеясь взять реванш, но объединённые силы каэмовцев, комитетчиков и московских вампиров-бунтовщиков помогли отстоять русскую столицу. Сама же вампирская "Белая Революция", впрочем, провалилась – появление Монолита спутало Винсенту и его партнёрам все планы.

В Энске же полным ходом шло объединение КМ под новым руководством. К тому времени под власть Джулиано перешли практически все группировки Чёрного Города. Кое-кто, впрочем, был недоволен таким положением дел, всерьёз подозревая Винсента в сговоре с Серой Ратью. Эти подозрения в конце концов вылились в покушение на командора и всех, кто примкнул к нему, устроенное в подпольном бойцовском клубе "Тайлер", куда Винсент любил захаживать ещё с тех времён, когда Энск не был ещё под контролем Нэйла. К счастью, командору удалось выбраться из этой переделки живым (а гладиатор Мухтар, спасший ему жизнь, сделался его личным телохранителем), но с тех пор он сделался ещё осторожней и подозрительней, чем был. При КМ появился Специальный Департамент - своего рода служба внутренней безопасности, шефом которой стал всё тот же хитроумный и циничный Семён Брик. Главной задачей нового ведомства стала охота на предателей, заговорщиков и прочих "подрывных элементов". Конечно же, это не значило, что Джулиано отдалился от своих рядовых подчинённых, но иллюзий о незыблемости своего авторитета он отныне больше не питал.

В те дни Винсент размышлял над новой "великой идеей КМ", способной заменить устаревшую теорию Бесконечной Войны, придуманную некогда Нэйлом Бастером и до сих пор популярную среди простых нелюдей. Новая идеология должна была, по мнению Джулиано, нести в себе хоть что-то ещё, кроме жажды всеобщего хаоса, крови и разрушений. Например, мечту о прогрессе и процветании как для вампиров с оборотнями, так и для их "братьев меньших" – людей. Так был заложен фундамент национал-вампиризма – учения о лучшем мировом порядке, в котором Нечеловечество выступало бы бессмертной элитой, а люди – бесправными, но ценными и любимыми рабами. Концепция была охотно подхвачена новой верхушкой Коалиции, увидевшей в ней, прежде всего, отличный способ привлечь в ряды организацию массу новых сторонников, не таких психически нестабильных, как те, с кем предпочитал работать старый фюрер.

Тем временем стало ясно, что Комитет возродился, и хотя большинство мест в нём теперь принадлежало сторонникам идеи мирного сосуществования людей и нелюдей, даже это командора не устраивало. О нет, после всех тех зверств, что учинили ван Зейном и ему подобные, ни о каком сосуществовании и речи быть не могло! Герр Джулиано был исполнен решимости однажды завоевать весь мир, поработить всех жалких людишек до одного и обеспечить своим собственным сородичам то место в истории планеты, какого они достойны по праву! Образ нового, могучего сверхгосударства – Всемирной Полуночной Империи, империи Нечеловечества, цивилизации победившего национал-вампиризма – стоял перед его взором с тех самых пор, как Белая Революция потерпела фиаско. Новые, ещё более дерзкие планы уже зрели в его уме, но все они были невыполнимы, пока Комитет держал свой дамоклов меч над городом Энском - главным плацдармом Армии Тьмы и штаб-квартирой Коалиции Максов. Повторять ошибок прежнего фюрера командор не желал, а потому, прежде чем затевать открытую схватку с силами Комитета, ему нужно было обезопасить Энск. И в этом нелёгком деле ему вновь вызвался помочь Погонщик.

Колдун по секрету сообщил Джулиано, что во время своих скитаний по городу случайно вызнал страшнейший секрет старого Командования - формулу заклятья под кодовым именем "Исход", разработанного в недрах Оккультного Кулака и предназначенного для экстренной эвакуации Энска из нашего мира в иное, специально для этого подготовленное измерение, эдакий "внепространственный карман" между Землёй и зловещим Гиперкосмосом. В этом мире, по заверениям Погонщика, никто не сможет достать Коалицию Максов, и она сможет скопить там достаточно сил, чтобы однажды вернуться на Землю и завоевать её. Эта идея показалась Винсенту на редкость заманчивой, и он в обстановке глубочайшей секретности начал приготовления к Исходу. Хотя Погонщик уверял его, что во Внепространстве найдётся еда и вода, что между мирами можно будет свободно перемещаться с помощью простейших магических ритуалов, командор всё равно приказал сделать внушительные запасы провизии на случай, если "по ту сторону" что-то окажется не так, как они ожидают.

Как ни странно, Винсент оказался прав - когда Погонщик с помощью верной ему Серой Рати наконец завершил ритуал и перебросил Энск за грань реальности, новый мир оказался безжизненной чёрной пустыней, в которой не было ни еды, ни воды, из которой не было никакого выхода. Сам командор, впрочем, узнал об этом далеко не сразу - в ночь Исхода он слёг, сражённый неизвестной тяжёлой болезнью, явно имевшей внеземую природу, но, похоже, никак не связанную с Внепространством. Как вскоре вскрылось, это была отчаянная попытка Армии Света обезглавить КМ, прибегнув для этого к запретным знаниям Гиперкосмоса. Разум герра Джулиано оказался заменён разумом Архенвальда, культиста секты под названием Монолит, навеки, казалось бы, уничтоженной ещё во время Белой Революции. Когда болезнь, казалось, отпустила вождя Коалиции, он принялся раздавать безумные, преступные приказы - сперва отвести войска от Харонского моста, захваченного несколькими часами ранее (ещё до Исхода они с Бриком планировали воспользоваться суматохой и взять переправу под свой контроль, а следом за ней как можно большую часть территории Белого города), арестовать шефа СД и подготовить указ о роспуске Армии. Лишь мастерство лечившего его доктора Шабунина, а также счастливый случай, помогли командору вернуть себе и рассудок, и власть, и все свои прежние завоевания, вышвырнув врага из головы прочь. С тех пор, однако, между вождём и его коварным заместителем пролегла лёгкая тень недоверия.

Между тем становилось ясно, что запасов провизии в городских закромах не хватит надолго. Чтобы хоть как-то прокормить народ и выиграть время для поисков выхода из ловушки, командор приказал установить в Энске режим жесточайшей экономии пищи, воды и энергии, развернуть на улицах сеть распределительных пунктов для голодающих и ввести суровые санкции против тех, кому придёт в голову нарушать в эти лихие дни общественный порядок. Проще говоря, теперь за любое мелкое преступление вроде кражи или мошенничества можно было лишиться жизни, а прогулки по городу в комендантский час карались длительным арестом. Не дремал и Специальный Департамент - ищейки Брика с удвоенным рвением выискивали крамолу и смуту, отправляя "паникёров" и "пораженцев" на нижние ярусы Казармы, а оттуда, чаще всего, прямиком в мир иной. Эти беспримерно строгие меры должны были, по мнению Винсента, предотвратить волнения и бунты среди голодных горожан и кое-как обуздать растущее недовольство политикой Командования. Выживание общества важнее любых свобод его отдельных членов - так рассуждал в те дни герр Джулиано.

В этих непростых условиях командор, как мог, старался хранить хотя бы внешнее хладнокровие (что получалось у него, как всегда, великолепно) однако в глубине души был подавлен, смятён и временами близок к полному отчаянию. Не зная, кто или что могло бы ещё помочь ему в Энске, он решил поискать спасения за его границей. Спустя три месяца после Исхода по приказу Джулиано была организована Первая Автономная Разведывательная Экспедиция, состоящая из лучших учёных города - географов, геологов, биологов, физиков и химиков, - призванная приоткрыть завесу тайны, окутывавшую чужой мир. Непосредственным главой Экспедиции был назначен Отступник Терцио. Вернее сказать, Отступник Терцио назначил себя сам - командор, уже давно недолюбливавший бывших Управляющих за их своевольный характер, склонность к садизму и не всегда понятные мотивы, противился этому, как только мог, и, тем не менее, не решился отказать "партнёрам", важность которых для города нельзя было переоценить. Для нужд Экспедиции был выделен огромный вездеход "Фронтир", способный длительное время двигаться вперёд без остановок. Отъезд "Фронтира" было решено превратить в большой праздник - Винсент посчитал, что это пойдёт на пользу моральному духу горожан. Впрочем, у него уже появилось предчувствие, что участникам Экспедиции выписан билет в один конец.

Через несколько недель, когда запасы провизии были уже почти на исходе, а Экспедиция фактически потерпела крах, судьба наконец даровала командору шанс на спасение. Унтер-офицер по прозвищу Нечто, бывший при старом фюрере заведующим складами и ангарами КМ, пришёл к Джулиано с предложением сделки. В его руках, на укреплённом складе, что они заняли на пару с бывшим боссом "Эзкорпа" Эзергилем Ноланом, находился Портал, с помощью которого можно было мгновенно попасть из Энска как на Землю, так и в Секраментию, родное измерение Нечто. В Секраментии же, охваченной в те дни войной между людьми и кртвожадными орками, была спрятана Психосфера - мощный магический артефакт, способный вбирать в себя из пространства ментальные потоки всех живых существ и преобразовывать их в электричество. Силы этого артефакта должно было хватить для стабильной работы Портала и регулярных рейсоав на Землю и обратно, а также для запуска установки термоядерного синтеза, благодаря которой решилась бы проблема еды, воды и ресурсов в Энске. В обмен на сферу Нечто потребовал у командора помочь ему разделаться с орочьим вождём Берсерком. Винсент же усмотрел в этом отличную возможность разделаться с самим Нечто – слишком уж он ненавидел всех старых приближённых Нэйла за то, что они бросили свою армию в самый разгар решающей битвы! К тому же, по его расчётам, Эзергиль, потеряв поддержку такого сильного и удачливого нелюдя, как Нечто, вряд ли сможет по-прежнему диктовать Коалиции свои условия, а значит, склады и Портал окажутся в цепких руках командора. Ради такого стоило пойти на некоторую подлость – решение это далось, как ни странно, герру Джулиано относительно легко. Так что, отправившись в Секраментию вместе с отрядом лучших солдат КМ, бывший завхоз не подозревал, что обратно они вернутся уже без него. Зато – с вожделенной Психосферой, ключом к спасению Энска и будущему господству над миром.

Энергетический кризис был решён, а вслед за ним начал понемногу отступать и голод – когда заработал реактор термоядерного синтеза, Отступники получили возможность превращать чёрный камень Внепространства в еду, воду и строительные материалы. Полученных таким образом ресурсов по-прежнему не хватало на всех, однако худшее, казалось, было позади. Город впервые за много месяцев смог вздохнуть с облегчением, с не меньшим облегчением вздохнул и командор. Его авторитет в те дни возрос ещё больше, чем со времён «победы» над Серой Ратью. Немало тому способствовала умелая пропаганда, которую вели в широких массах Спецдепартамент Семёна Брика и национал-вампирическая газета «Зов Крови» под редакцией Анри де Арно, фанатичного сторонника Джулиано. В конце концов тому ничего не оставалось, кроме как сдаться перед назойливыми увещеваниями Брика и принять почётный титул третьего фюрера Коалиции Максов. Разумеется, Винсент по-прежнему ненавидел своего старого вождя Нэйла Бастера и не желал иметь с ним ничег общего, даже звания, поэтому согласился на предложение своего заместителя с явной неохотой. Его новые фюрерские погоны были куда больше нужны его ближайшему окружению, чем ему самому – они гарантировали ему больше власти в будущей Всемирной Полуночной Империи, а, следовательно, и им тоже. Так рассуждал командор, и новый титул принял не из тщеславия, а из сугубо практических соображений, как топорный и грубый, но всё-таки эффективный способ сохранить и преумножить лояльность доверившихся ему верноподданных. От торжественной церемонии посвящения новому фюреру, впрочем, отвертеться не удалось – к её организации приложили руку Брик и де Арно, а стало быть, прошла она с поистине гиперкосмическим накалом восторга и пафоса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *