Серая Рать

Часть вторая. Колдун и Машина

 

1

Икс-Нулевая пробиралась к поверхности по бесконечным темным коридорам, насквозь провонявшим машинной смазкой. На верхних уровнях владений Республики было темно и грязно, не чета резиденции Старших.

Techman-X0, последняя модель андроида-парламентера, разработанная специально для установления контактов с белковым населением города, - вспоминала, как крутили ее на стенде перед ало-оранжевыми окулярами Старших, как загружали в память информацию... вспоминала долгий отладочный стазис. Уже позже, наблюдая за другими своими сородичами, она поняла, что перечить Управляющим бесполезно - сотрут личностную матрицу, и останешься ты навеки тупым исполнителем кода. Поэтому, прочтя директиву "сверху", Икс-Нулевая, путаясь в своей дурацкой человечьей одежде, тотчас же заспешила её выполнять.

Она походила на человека ровно настолько, чтобы её, полномочного посланца Республики, никому и в голову не взбрело спутать с простыми рабочими или солдатами её родного подземного улья, с этими ограниченными, тупыми насекомоподобными тварями, способными год от года лишь выполнять вновь и вновь свою единственную примитивную функцию. Икс-Нулевая была иной – и внешне, и внутренне. Как и положено андроидам, у неё было всего две руки и две ноги, а ещё - непропорционально большая голова, вмещавшая в себя мозг техмана, модуль связи со Старшими, а также несколько сотен терабайт аппаратной памяти, забитой до верху всякими важными мелочами. Голова крепилась с помощью тонкой шеи к такому же тонкому, невысокому и тщедушному тельцу. Машину в ней безошибочно выдавало лицо – вернее сказать, отсутствие лица. Тёмная панель из прочного органопластика, в которой собеседник мог рассмотреть лишь своё собственное отражение, чуть искажённое, как в кривом зеркале. Маска с едва намеченными чертами лица. Блестящее, холодное ничто.

Сейчас, впрочем, панель скрывал капюшон, плотно надвинутый на лицо техмана. В её нынешнем деле важно было не привлекать к себе лишних взглядов.

Технический уровень плавно перетек в тоннель, выложенный из мощного серого камня. Разомкнулись и захлопнулись за спиной андроида гермодвери. Она постояла немного, перенастраивая видеосенсор, и быстро зашагала вперед, не плутая и нигде не задерживаясь, благо Старшие заложили в её память подробнейшие карты туннелей.

Когда от входа в Республику ее отделяло достаточно большое расстояние, она впервые позволила себе оглядеться. На внутреннем дисплее, существующем лишь в воображении техмана, тревожно заморгал желтый огонек - где-то вдалеке раздавались чавкающие звуки. Икс-Нулевая затихла, напряженно слушая темноту - ни тепловизор, ни ноктовизор, ни ультразвуковой локатор не давали эффекта. Везде картинка была одинаковой: голые стены, да медленно текущая вода в углублениях.

Икс-Нулевая осторожно двинулась дальше. Наверняка из Серого города вновь забрела какая-то дикая тварь - один из тех тупоголовых мутантов, с которыми легко справляются Чистильщики. Мысль о них успокоила андроида.

Эхо Голоса, отдавшего ей последний приказ, до сих пор звучало в её голове. Конечно же, в прямом смысле слова голосом он не являлся - всего лишь сложный программный код, который органический мозг техмана интерпретировал как ему было удобней. Голоса пяти Старших сливались для неё в один мощный хор, но на сей раз что-то было не так. Троих Голосов не хватало. Они молчали.

- Мы редко вмешиваемся в дела белковых организмов напрямую, - Икс-Нулевая сразу узнала резкие нотки Терцио, Управляющего городскими сетями слежения, всевидящего ока Республики. - Но сложившаяся в городе ситуация требует от нас принятия самых решительных мер. Нам известно, что некая группа людей уже несколько лет планирует нанести вред благосостоянию Республики Машин и навсегда уничтожить созданный нами порядок вещей. Нам также известно, что теперь к ним примкнул нелюдь-псайкер, силы которого, по нашим подсчётам, вполне достаточны для реализации этих злокозненных планов. Угрозу необходимо срочно нейтрализовать, одновременно сохранив баланс сил на поверхности и надёжно скрыв факт нашего вмешательства в ситуацию. Техман, директива такова...

Всё это было передано андроиду за одну десятую секунды. Голос умолк, ожидая вопросов. Он определённо был один - каналы связи с другими Управляющими были наглухо заблокированы.

- Вопросов нет. – Икс-Нулевую не удивило, что Голос был один. С ней вообще редко разговаривали напрямую, ограничиваясь текстом, навязчиво плавающим перед глазами, так что, в какой-то степени, внимание Терцио ей даже польстило. - Немедленно приступаю к выполнению задачи.

Немного поплутав по канализации, – несколько проходов, как оказалось, завалило, и андроиду пришлось срочно корректировать маршрут – она выбралась на поверхность по ржавой лесенке, скобы которой скрипели так, будто собирались вот-вот обломиться под её лёгким весом.

Поверхность встретила её злым ветром, бесстыдно трепавшим её одежды, а мокрый снег радостно облепил маску, почти лишая возможности видеть. Икс-Нулевая смахнула снег с маски и зашагала в темноту проулка. Стрелка навигатора указывала именно туда, однако, некоторое время спустя она остановилась в недоумении – местность не совпадала с картой. На месте очередной арки была глухая стена, причем выстроенная, судя по её виду, далеко не вчера. А позади в темноте скрипели шаги позднего прохожего.

«И чего им не спится?» – поиск лучшего варианта ответа занял почти секунду, она вжалась в стену, прикинувшись ветошью. Однако не помогло.

- Эй, будешь тут гадить – получишь по башке! – выкрикнул обладатель скрипящих шагов, но прошел мимо, не желая, видимо, связываться с неизвестным типом.

Тем временем в стене, в двух шагах от того места, где притаился андроид, вдруг отворилась крошечная потайная дверца. Из неё, крадучись, выбрался чернокожий мужчина, облачённый в штаны цвета хаки, высокие кожаные берцы и кожаную же куртку с меховым воротом. Через плечо у него была перекинута сумка с незамысловатым рисунком, нанесённым не то тёмно-красной тушью, не то вообще чьей-то кровью. Как услужливо подсказывала Икс-Нулевой её база данных, это была эмблема Коалиции Максов - именно так до сих пор звалась небольшая банда искусственных вампиров, державших под контролем энскую железнодорожную станцию. На сумке, правда, были начертаны и другие символы, уже незнакомые андроиду, и всё же...

"Нашла!"

Человек шёл быстро и тихо, словно спешил на какое-то тёмное дело. Впрочем, в Энске мало у кого были другие дела, разве что у смертных, ещё до войны населявших этот город. Но то, как озирался чернокожий по сторонам, заставляло думать, что его дела были темнее, чем у кого бы то ни было из простых горожан.

Внезапно он остановился прямо напротив Икс-Ноль и медленно повернул голову в её сторону. Прищурил хитрые карие глаза с расширенными, как у завзятого наркомана, зрачками и одарил андроида белозубой улыбкой, не предвещавшей явно ничего хорошего.

- Так-так, - протянул он. - Маленькая шпионка! Вражеская засада? Или просто очередной праздношатающийся? Похоже, мама не научила тебя... - Он уже вытянул руку, чтобы сграбастать Нулевую за шиворот, но блеснувшая под капюшоном маска заставили его замереть.

- Ты... Вы... О, дьявол!

Он отшатнулся от неё на два шага и, отвесив полупоклон, серьёзно промолвил:

– Надеюсь, досточтимый Большой Брат простит мне эту маленькую вольность в отношении его верноподданного? Сами понимаете, сэр – бдительность превыше всего, всё такое...

Требовалась недюжинная сообразительность, чтобы распознать тут насмешку. Икс-Нулевая, созданная и запрограммированная как дипломат, распознала её безошибочно, но предпочла пропустить мимо слуховых сенсоров.

- Я не сэр, - тихо ответила она, активировав "женскую" голосовую матрицу. – Скорее, мне бы подошло обращение "мэм", но в действительности это не имеет абсолютно никакого значения, учитывая то, что мы фактически бесполы. Если ваша эмблема не врёт, вы из Коалиции Максов. Мне нужно срочно переговорить с командором Джулиано.

- С командором? – настороженно склонил голову чернокожий. – Вот, значит, как? Обычно ваши… собратья не шныряют возле чёрного хода, как крысы, а с шумом и гамом заявляются в главные ворота, иногда без предупреждения. Что за дело у тебя может быть к командору, жестянка, раз ты решила прикинуться уличной попрошайкой?

Икс-Нулевая ещё раз окинула взглядом собеседника, решая, несколько стоит ему доверять и стоит ли вообще. Даже не будучи порождением мудрых машин, не обладая сотнями терабайт их коллективной памяти обо всём на свете, можно было безошибочно понять – или, скорее, почувствовать – волны смертельной опасности, исходящие от этого человека. Его движения, взгляд, манера речи – всё в нём дышало звериной жестокостью и змеиным лукавством… и, что самое поразительное, он не был нелюдем! Ни вампиром, ни оборотнем, это точно. Но кем?.. Посланница Республики не была до конца уверена, хочет ли знать, как ему удалось выжить на этих улицах, да ещё и попасть в самую закрытую из банд Чёрного города. Андроидов никогда не мучили такие чисто людские переживания, как интуиция, но логическая цепочка, складывающаяся в её голове, подсказывала, что ответ ей явно не понравится.

- Вы упомянули крыс, - произнесла она. – Именно о них я и хотела бы поговорить с командором, - выдержав паузу в одну секунду и тридцать наносекунд, она добавила. – Не как официальный представитель Республики Машин. Считайте, что я действую по некоей частной инициативе. К общей взаимной выгоде.

Чернокожий нахмурился и потёр подбородок кончиками пальцев.

- Будь я проклят, если это не самое странное, что мне приходилось слышать из уст жестянки. Частная инициатива, боги всемогущие… Ладно, пошли, железная дева. Считай, что тебе удалось меня заинтересовать. Посмотрим, как этот номер пройдёт с командором.

Опоры Харонского подвесного моста возносились над городом, будто две исполинские пулемётные башни над огороженной "колючкой" территорией концлагеря. Это сравнение было близко к правде - в прежние времена мост был частью защитной системы Энска, верхушки его опор служили точками ПВО. Теперь там сидели снайперы с мощнейшими в городе нейтронными винтовками, каждая из которых могла поджарить экипаж небольшого танка за один-единственный выстрел. Снайпер-человек и снайпер-нелюдь, каждый на своей точке. Грозные и недосягаемые стражи границы.

Корнелиус взглянул вверх, но снайпера не увидел. Слишком уж было высоко, слишком уж хорошо была укреплена позиция. Контрольно-пропускной пункт прямо перед ними обставлен был куда как скромнее. Бронированная будка, мешки с песком, БТР с двумя плазменными огнемётами... Бойцы, прохаживающиеся вокруг, вооружены до зубов и закованы в лёгкие экзоскелеты. Да, с такой охраной и шлагбаумов никаких не надо. К делу защиты Белого города от нелюдей ребята подходили ответственно.

Стандартное "стой-кто-идёт". Стандартная процедура обыска. Успокаивающий взгляд Кора - всё в порядке, мол, просто так нужно. На том берегу легче будет укрыть Зузанну - там, по крайней мере, никому не придёт в голову убить её лишь за то, что она может разговаривать с крысами. К тому же, её зверушки не успели ещё наделать шуму в Чёрном городе, а значит, там можно будет поэкспериментировать с новыми тактиками. Какими именно - покажет время. Сейчас главное - добраться.

Вдали беззвучно сверкнула молния. С противоположного берега донеслись отзвуки выстрелов. Молния сверкнула вновь - снайпер-нелюдь вёл по кому-то пальбу. По кому-то большому и страшному, иначе бы с этим справились и тамошние людоеды.

- Опять эти зомби, - хмуро проговорил солдат, оторвавшись на пару секунд от Зузанниных карманов и глянув одним глазом в бинокль. - Прут напролом уже месяца два, а пару дней назад почти прорвались через вампирский блокпост. Это что-то новенькое - раньше такой чертовщины в городе не водилось. У них там, говорят, с этим даже похуже, чем у нас с крысами. Скорей всего, брешут, но вы будьте поосторожней. Валите к станции - там их, по слухам, почти не бывает.

Конечно же, солдату было плевать, что станется с тремя мигрантами на том берегу. Там у них было столько же шансов умереть, сколько здесь у Зузанны. Которую он быстро оставил в покое после реплики Рока: "Эй, ты там поделикатней, моя сестрёнка с рожденья не в себе, может и нос откусить". Похоже, он отлично понял, что дело с этой троицей нечисто, но отправить их прямиком в пасть кровожадным нелюдям было проще, чем разбираться, зачем они в эту пасть лезут. На том досмотр и был окончен.

Пропускной пункт на другой стороне моста почти ничем не отличался от первого. Разве что охранники были одеты не в громоздкую броню, а в обычный городской камуфляж. Они встретили пришельцев куда более основательно, чем проводили их соседи - откатали отпечатки пальцев, несколько раз сфотографировали и просканировали парой замысловатых приборов. Всё это - быстро и оперативно, без единого лишнего слова. Кор и его спутники тоже изо всех сил старались не шуметь. Молчала и Зузанна.

Неприятности начались, когда пришёл черёд сдавать образцы крови.

Девушка вскрикнула, почувствовав укол. Черная у неё на плече отмахнула лапой так стремительно, что вампир не лишился зрения лишь благодаря везению и собственной сверхчеловеческой реакции. Но глубокую царапину на щеке он, тем не менее, заработал. Корнелиус с Роком обмерли, понимая, что тянуть руки к автоматам – затея опасная. Снайпер на башне не позволит им даже снять оружие с предохранителей. Впрочем, если им суждена мгновенная гибель в нейтронной вспышке - это еще, можно сказать, большая удача. Нелюди на посту ведь могут, до кучи, оказаться голодными...

Пострадавший вампир, однако, повел себя на удивление хладнокровно: аккуратно поместил склянку с пробой Зузанниной крови в металлический контейнер, закрыл его и лишь после этого промокнул ссадину не очень свежим носовым платком.

- Надо же, какой у вас злой и страшный зверь, пани, - ровным голосом, даже не без некоторой учтивости, обратился он к Хозяйке. Царапина на щеке уже затягивалась тонкой розовой кожицей. - Теперь я понимаю, как вы отважились прийти в Черный город без оружия. С такой защитницей вам и пулемет ни к чему. Пропустить! - распорядился он и тут же утратил интерес ко всей троице.

- Ну и зачем, герр капрал? - пробасил один из нелюдей, провожая Зузанну и ее спутников недобрым взглядом. - Нападение ведь, да при исполнении, дело совершенно ясное, можно было поразвлечься, пострелять...

- Одурел ты? - огрызнулся капрал. - Тоже мне, шокирующие новости! Кошка атакует блокпост! Кровавая бойня у Харонского моста! Весь Черный город в ужасе! Хочешь, чтоб последний блохастый оборотень обоссался от смеха, над тобой потешаясь? Да ты скоро по каждой крысе начнешь палить! И вообще, рядовой, извольте обращаться по уставу. Ступайте вон лучше зомби отстреливать, они скоро опять полезут! А те трое в любом случае на нашем берегу долго не протянут...

- Ты это нарочно, да, сестренка? - процедил Рок сквозь зубы, когда мост остался позади и путешественники углубились в лабиринт запутанных улочек и ветхих полуразвалившихся домишек.

- Рок, утихни, - поморщился Корнелиус. - Она просто испугалась.

- А я не хочу утихать! Ты хоть понимаешь, что чуть нас сейчас не погубила?! - рявкнул Рок на девушку.

Зузанна молчала.

- Но ведь не погубила же.

- Потому что нелюди кормленые были! А если б голодные, мы бы и ахнуть не успели - полетели б клочки по закоулочкам! И все из-за нее!

Зузанна молчала.

- Ро-ок... Не надо...

- Чего "не надо"? Боишься, что она обидится? Да и пускай! На обиженных воду возят!

Зузанна молчала.

- Рок! Успокойся уже!

- Вот сдохнем, когда она выкинет следующий фокус, и навеки успоко... Эй, эй, ты куда?

Все так же молча Зузанна направилась к застрявшему в развалинах старому броневику и с размаху дважды ударила ногой в проржавевший борт машины - да так, что Корнелиус не на шутку обеспокоился судьбой крепкого армейского ботинка. Потом резко развернулась на каблуках, подошла к Року, и из-под низко надвинутого капюшона раздалось тихое:

- Я... пло-хая. Плохая. Глу-пая. Ты... про-сти? Прости? По... по-жа... лу... пожалу...

Плечи ее поникли и мелко задрожали. Она тоненько, по-щенячьи заскулила, и оторопевший парень понял, что грозная Хозяйка Подземелий, повелительница крысиной орды, не побоявшаяся громадного Чистильщика, спокойно приказавшая полчаса назад своим слугам рвать на части и пожирать заживо людей, - плачет. Ревет в три ручья, как обычная девчонка-подросток.

Настолько плохо Зузанне еще не было ни разу в жизни – даже когда она подхватила какую-то болезнь и валялась, беспомощная, на самом краю смерти, кровавым кашлем выворачивая себя наизнанку, на тряпках в подземельях Варшавы, а крысы пичкали ее ворованными таблетками наугад, надеясь, что какая-нибудь да подействует. Хозяйка чувствовала себя так, будто под кожей у нее извивались клубки голодных сороконожек, жадно пожирающих внутренности. Рок и Кор… Они ведь хорошие, они заботятся о ней, они – ее первые настоящие друзья, а она? Что наделала она? Чуть не скормила их нелюдям?!

Она – плохая. Плохая!

Кор и Рок могли умереть. Умереть из-за нее.

Белый, высунувшись из её кармана, глянул на Рока, как тому показалось, с осуждением, и совершенно по-человечески покачал головой.

Корнелиус смерил Рока куда более грозным взглядом.

- Какой же ты всё-таки поразительный болван, - процедил он и, присев на корточки рядом с Зузанной, осторожно положил ей руку на плечо. - Эй, напарник... Ну чего ты, честное слово?..

Он не знал, что сказать, что сделать. Детей у него, конечно же, никогда не было, богатым опытом общения с ними он никогда похвастаться не мог. И теперь он был близок к отчаянию. На его глазах плакал ребёнок. Да не просто какой-нибудь там ребёнок, а способный убить их обоих в одну секунду. Что из этого страшнее, Кор не брался решить. Но Зузанну следовало как можно быстрей успокоить. Иначе... Что случится иначе, он тоже знать не особо хотел. Возможно, что и ничего, но видеть слёзы маленькой девочки было очень сомнительной радостью.

- Послушай, - он ласково улыбнулся и попытался заглянуть Зузанне под капюшон. - Не обижайся ты на этого болвана Рока.

- Эй, я не!..

- Заткнись, а? - Корнелиус метнул на товарища ещё один испепеляющий взор, и тот, фыркнув, демонстративно отвернулся. - Знаешь, он хороший человек, просто перепугался, да и я тоже. Ты ведь и вправду подвергла нас всех большой опасности, но эти клыкастые сволочи тоже хороши. Сами напросились, нечего им было тебя лапать, верно? - Он вымученно рассмеялся. - Правда, если ты и дальше будешь позволять своим мохнатым друзьям кусать каждого встречного-поперечного, нас в два счёта вычислят и убьют. Давай договоримся, что ты будешь пускать в ход свои силы только если мы скажем?

- Или если нам грозит беда, - буркнул Рок, не оборачиваясь.

- Да, точно. А пока мы будем притворяться обычными людьми, а ты - обычной девочкой. И чем лучше у нас это будет получаться, тем дольше мы проживём. Хорошо? - Корнелиус протянул девушке руку. - Мы ведь договорились?

"Господи, только бы она всё поняла. Или хотя бы перестала плакать."

Едкая вода, которая отчего-то вдруг потекла из глаз девушки и затуманила взгляд, помешала сразу разглядеть протянутую руку Кора. Он… он не злится? Кор не злится? А Рок? Он ее простит? Она ведь не хотела плохого, совсем не хотела…

- Кор, - всхлипнула Зузанна, вложив тоненькие пальчики в ладонь парня. – Рок, - она просительно потеребила его за штанину, и тот – под пристальным взглядом Корнелиуса – протянул Хозяйке руку, в которую та немедленно вцепилась. Из-под откинутого капюшона в ночной темноте просияли зеленые глазищи. – Я… я де-лать как вы… ска-зать. Я… я… с вами. Так пра-виль-но? – Кор одобрительно кивнул, и копошившиеся у нее внутри сороконожки сразу же передохли – все до единой.

Палец Кора скользнул по лицу Хозяйки, аккуратно убирая ледяные катышки застывших на ресницах и щеках слез. А потом – девушка едва не задохнулась от неожиданности – его губы, шершавые, но теплые, на мгновение коснулись ее лба.

Взгляд, пылающий изумрудным огнем, хлестнул Корнелиуса по лицу, и тот в смущении отвернулся. «Да она действительно еще совсем ребенок. Маленький ребёнок, играющий во взрослые игры».

- Так, - кашлянул он. – Теперь, когда мы все снова друзья, давайте собираться и выдвигаться к станции, ладно?

- Стан-ци-я, - энергично кивнула Зузанна. Потом, задумавшись, потешно сморщила носик. – Слуги впе-ред, так? Уз-нать. Видеть. Ска-зать. Раз… - она нетерпеливо пощелкала пальцами. – Раз… вед… развед-ка, так? Правильно? Послать слуги?

Року идея явно не пришлась по душе.

- Ты хочешь двинуть на станцию? Не самая лучшая мысль, знаешь ли. Такой важный объект просто не могут не контролировать какие-нибудь серьёзные ребята.

- И контролируют, - кивнул Кор. - Не волнуйся - на саму станцию мы пока соваться не будем. Обоснуемся где-нибудь по соседству, пока не придумаем нормального плана. Начинать ведь с чего-то надо...

С чего именно начинать, Корнелиус пока не представлял. Но, раз уж в окрестностях станции было безопаснее всего, туда и следовало идти. А уж с жильём не должно было быть проблем - каждый второй дом в Энске был разрушен, а половина оставшихся пустовала. В некоторых даже чудесным образом сохранились электричество и отопление, и при определённой доле везения их крошечный революционный кружок мог найти именно такое комфортное обиталище.

- Пошли, - он махнул рукой. - Не стоит обсуждать это прямо на улице. Сестрёнка, давай. Посылай свою разведку. Увидишь впереди трупаков - лучше не ввязывайся в драку. Обойдём уж как-нибудь стороной.

Зузанна обрадованно закивала. Кор и Рок больше на нее не злятся! Это хорошо, очень хорошо. Ей это нравится. Надо бы теперь хорошенько постараться, чтобы снова их не подвести.

Она опустилась на колени прямо посреди заснеженной улицы. Белый, пружинкой выскочив из кармана, спрыгнул на асфальт, поднялся на задние лапы и замер столбиком, посверкивая алыми глазками. Черная по-прежнему вальяжно лежала у Зузанны на плечах, Рыжий и Зубастый в одинаковых позах застыли слева и справа от девушки, обшаривая глазами окрестные развалины, как и подобает хорошим телохранителям.

- А это она что собирается делать? – подозрительно осведомился Рок.

- Ей лучше знать, - пожал плечами Корнелиус. – Давай поглядим…

Слуги! – прокатился по улицам и подземельям Черного Города беззвучный зов. – Ваша Хозяйка призывает вас! Не медлите же, придите ко мне, повинуйтесь моей воле – и вы будете щедро вознаграждены! Спешите, мои храбрые воины!

На протяжении следующих двух-трех минут абсолютно ничего не происходило – темная кривая улочка, безжизненные руины и неподвижная коленопреклоненная фигурка хрупких очертаний на фоне безотрадного пейзажа. А вот потом…

Потом растрескавшийся тротуар вдруг ожил под ногами парней. Из проржавевших решеток ливневой канализации, из открытых водопроводных люков, из заброшенных руин хлынул мохнатый поток. Попискивающие от усердия новобранцы располагались идеальными концентрическими кругами вокруг Хозяйки и Белого, образуя одно, другое, третье… десятое… пятнадцатое… двадцатое кольцо. И, заняв свое место в строю, зверьки тут же вытягивались по струнке на задних лапках, будто реагируя на неслышную команду: «Смирно! Равнение на Хозяйку Подземелий!».

Зузанна поднялась с колен и простерла правую руку в величественном жесте, словно благословляя серое воинство на подвиги во имя и во благо. В исполнении любого другого семнадцатилетнего подростка это смотрелось бы забавно, но при взгляде на Зузанну хихикать почему-то совсем не хотелось. Во взоре ее бушевало изумрудное пламя. Что там Наполеон в Египте, что там Сталин на Мавзолее в ноябре тысяча девятьсот сорок первого, – наверно, ни одного вождя в истории человечества так преданно не пожирали глазами его воины, как крысы Черного Города - свою Хозяйку, наконец-то явившуюся хвостатому народу, чтобы наделить высшим смыслом его прежде бесцельное существование.

- Ущипните меня, кто-нибудь, - прошептал Корнелиус, наблюдающий рождение столь вожделенной крысиной армии Сопротивления и не верящий собственным глазам.

- Голливуд отдыхает, - констатировал обалдевший Рок.

- Пи-и-и! – пронзительно скомандовал Белый, оскалившись в страшной командирской улыбке.

- ПИ!!! ПИ!!! ПИ!!! – трижды взвизгнул, вторя ему, серый строй. С замечательной синхронностью сделав «кру-гом!» через левое плечо, новобранцы брызнули в стороны, как осколки разорвавшегося снаряда. Буквально через минуту улица вновь была мертва не хуже основательно мумифицированного трупа.

Зузанна с улыбкой обернулась к молодым людям.

- Сде-лать, - сказала она. – Скоро мы знать… все. Хорошо, так?

- Эм... Что ты там говорил про игру в обычных людей? - ехидно вопросил Рок, едва оправившись от явившегося ему величественного зрелища.

- Да ну тебя к чёрту, - глубоко вздохнув, махнул рукой друг. Нет, эта девочка неисправима. И сделать с этим, похоже, ничего нельзя. Да и незачем. Главное - затаиться как следует, а дальше уже пускай кровососы ломают голову, откуда в городе берутся орды взбесившихся крыс и плотоядных тараканов. Если кто и догадается, что ими управляет мощный псайкер - а кто-то непременно догадается, это лишь вопрос времени - в поисках этого псайкера придётся весь город перевернуть. Причём не факт, что только "чёрную" его половину... Если между нелюдями и людьми вспыхнет война благодаря Зузанне и её маленьким воинам, это будет идеальный сценарий!..

Пока Кор предавался мечтаниям, сотни тысяч зверей шныряли по городу, обнюхивая и ощупывая его, его, мгновенно сообщая Хозяйке всё, что видели. В её голове вырисовывалась карта Чёрного Города - дом за домом, улица за улицей. Вот станция, захваченная бандой кровожадных вампиров. Вот кладбище, и половина могил пуста, разрыта, гробы выломаны изнутри, двери каменных склепов распахнуты. Вот небольшая группка зомби, бестолково сгрудившаяся в каком-то тупике. Вот следующая, прущая прямо на заградительный кордон какой-то базы какой-то банды в каком-то дальнем районе. Вот трое головорезов, чинящих в каком-то подвале расправу над четвёртым... А вот высокопоставленный гражданин, сидящий в квартире с отоплением, светом и даже телефоном, явно агент одной из корпораций внешнего мира или просто большой друг машин.

Город Энск оставался городом Энском. Разве что тут, на левом берегу, враги не просто убивали друг друга, а иногда ещё друг другом и закусывали.

- Надеюсь, она найдёт, где нам переночевать, - пробормотал Рок. - Хотя бы подвал с тёплыми трубами. Помнишь, как в две тыщи...

- Не помню и помнить не хочу. Тогда клопы с комарами на нас ещё не работали.

Станция «Энск-1» гудела меж тем в обычном своём режиме – деловитом, угрюмом и злом. Холодными белыми солнцами сияли в ночном небе фонари, освещая стальные нити туго переплетённых путей, безликие ряды вагонов на них, унылый двухэтажный вокзал и, поодаль от него, бесформенную глыбу станционного склада. Между складом и вагонами, как муравьи, сновали туда-сюда рабочие Коалиции, сгибаясь под тяжестью разномастных ящиков и контейнеров – одни должны были скоро покинуть станцию, другие один за одним исчезали в складских дверях. Две тонкие струйки, текущие в разных направлениях, ничтожные на первый, непосвящённый взгляд… но именно они питали это место жизнью. Весь этот мрачный, безумный город.

Когда-то важнейший транспортный узел Энска, своеобразный "парадный вход" в цитадель Коалиции, станция эта и по сей день оставалась главнейшей ключевой точкой на изуродованной войной городской карте. Прежде всего, для Республики – именно сюда ежедневно, состав за составом, вагон за вагоном, прибывали бесценные грузы: сырьё для подземных конвейеров, топливо, новейшее научное оборудование, бесценные минералы, сплавы и полимеры… а уезжали отсюда ящики с плазменными винтовками, нейтронными минами, смертоносными дронами-беспилотниками и другими средствами уничтожения, которые не мог произвести никто, кроме Старших.

Оружие. Суть и смысл существования Энска. Сколько бы ни грызлись между собой местные банды, сколько бы мелких и крупных поводов ни придумывали для своей Вечной Войны, на самом-то деле грызлись они за территорию, на которую время от времени Старшие выбрасывали свежий товар. Это были даже не волки с их охотничьими угодьями. Это были грибники.

Целые толпы жадных и злых грибников, жаждущих убивать. Идеальная защита для нежной грибницы.

На станции появление чернокожего и его пленницы вызвало настоящий переполох. Часовые на сторожевых вышках, завидя их, нацелили на них слепящие лучи прожекторов, безмолвные рабочие засуетились, бросили свои ящики и исчезли где-то в глубине склада. Караульный у дверей вокзала, едва узнав Икс-Нулевую и перебросившись взглядом с её конвоиром, безмолвно скрылся внутри, чтобы через секунду вернуться с подкреплением – двумя пехотинцами в серой униформе старой каэмовской Армии, с тяжёлыми пулемётами наперевес. Впятером, толкаясь и тихонько переругиваясь, они кое-как преодолели узкую лестницу, ведущую на второй этаж, и неуклюже втянулись в кабинет командора.

- Как это понимать? – встретил их ледяной голос Винсента Джулиано. Главе КМ на вид было не меньше тридцати пяти, но едва ли больше пятидесяти - точно сказать было сложно. Его тонкие, плотно сжатые губы обрамляла короткая остроконечная борода. Длинные, до плеч, чёрные волосы он небрежно зачёсывал назад, открывая широкий нахмуренный лоб, едва тронутый первыми морщинами. Рубиновые глаза "искусственного вампира" сурово взирали на гостей сверху вниз – во всяком случае, именно такое ощущение сложилось у Икс-Нулевой, несмотря на то, что командор не удостоил себя трудом подняться из-за стола. Его безупречно прямая спина и широкие плечи производили значительное, если даже не грозное впечатление.

- Жестянка ошивалась рядом, герр командор, - козырнул чернокожий. - Ни дать ни взять, чья-то лазутчица. Говорит, что с машинами больше не дружит…

- Выйди вон, - проскрежетал Джулиано. – Немедленно. И вы трое тоже.

Подчинённые молча повиновались. Когда Нулевая осталась в кабинете один-на-один с начальником станции, тот медленно и, как ей показалось, неохотно заговорил:

- Прошу прощения за выходку моего солдата. Он здесь человек новый и не знает, как наша группа дорожит партнёрством с Республикой. Сию минуту вы будете отпущены, а он понесёт суровое наказание. Надеюсь, санкций за этот досадный инцидент с вашей стороны не последует? - Похоже, вампиру не терпелось как можно скорее вернуться к работе, и этот разговор был для него лишь пустой тратой времени. Его тяжёлый дубовый стол был доверху завален бумагами, и, судя по всему, лишь ничтожная часть из них была уже просмотрена и подписана.

"Теперь осторожней, посланник".

- Республика Машин с некоторых пор не имеет ко мне отношения, герр Джулиано, - тихо прозвенела Икс-Ноль. – Сверх того, никакого инцидента и не было. Я пришла сюда добровольно, по инициативе… неких субъектов, обладающих в этом городе определённой властью и намеревающихся наладить с вашей организацией крепкое и плодотворное сотрудничество.

- Техман-парламентёр, отпущенный Управляющими с поводка? - подозрительно нахмурился командор и подался вперёд, словно пытаясь разглядеть правду или ложь за зеркальной маской малютки-андроида. – И вы думаете, я в это поверю? Ваши создатели слишком уж дорожат своими лучшими игрушками, чтобы разбрасываться ими почём зря.

- И здесь вы правы, – невозмутимо ответила Икс-Ноль. – Мы, техманы – особый продукт, созданный не для продажи, а для ведения переговоров. Именно этим я сейчас и занимаюсь, с вашего позволения.

- От чьего же лица? Если не от лица Управляющих… - И тут до Джулиано дошло. Его глаза изумлённо раскрылись. – Постойте-ка… Не имеете же вы в виду…

- Я действую не от лица Республики Машин, - терпеливо повторил андроид. – Как и те, чьи интересы я представляю. Так вышло, что мои хозяева большинством голосов были исключены из состава действительных Управляющих. Я – вестник Раскола, герр Джулиано. Голос тех, кого отныне стоит именовать Отступниками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *